наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
финансы
сбережения


Истина в вине

Вкладывать деньги можно не только в акции, фонды, золото или недвижимость. В 2016 году капиталовложения в вина принесли инвесторам доход в 24%, то есть больший, чем любые другие инвестиции, включая упомянутые выше. Вино дорогих марок увеличивается в стоимости не только по причине улучшения своих органолептических качеств, но и на фоне политической нестабильности, из-за которой акции и облигации теряют привлекательность.
 
 
инвестиции бутылку вина вин интерес винного акции бродбекер приз банка солнца эксперт стоимость вино brodbecker müller прибыли инвесторов egon германии

по теме:

в той же рубрике:



На такие альтернативные возможности инвестиций, как вино, геополитика влияния почти не оказывает. Именно поэтому всё больше жителей ФРГ вкладывают свои деньги в «дары солнца».

В погребах Стефана Буттлара (Steven Buttlar) всегда поддерживается оптимальная влажность воздуха: 60−65%. В его кладовых винного банка (Winebank), ценители «даров солнца» из Германии и ближайшей заграницы хранят свои драгоценные бутылки. Сегодня г-н Буттлар управляет семью такими кладовыми в ФРГ и за её пределами.

В винном банке в столице земли Рейнланд-Пфальц Майнце хранятся изысканные белые, красные и розовые вина, включая напитки, произведённые из ягод виноградника Флёрсхайм-на-Майне. Винный гид Gault & Millau пишет о нём: «Этот исключительный виноградник можно считать непревзойдённым в Германии». И по праву. Так, бутылка коллекционного вина Klaus-Peter может стоить 125 евро, а сухого вина Westhofener Morstein – даже 395 евро. Согласно Gault & Millau, это вино будет пригодным к употреблению до 2060 года.

Сберегательные книжки и депозиты сегодня практически не приносят прибыли – из-за процентной политики Европейского центрального банка (EZB). Что касается вложений денег в вина, то, как сообщает агентство Knight Frank в актуальном отчёте Wealth Report, такие вложения приносят инвесторам гораздо более высокие доходы, чем любые другие альтернативные инвестиции.

Особый интерес у частных инвесторов вызывают винные раритеты. Например, сухое вино 2003 года с виноградника Egon Müller в Вильтингене (Саар). Стоимость одной бутылки такого вина может достигать на аукционах 10−12 тысяч евро. За некоторые другие раритетные вина знатоки готовы платить порой и несколько десятков тысяч евро. В данном случае идёт игра по-крупному: выгодно приобретя всего одну бутылку редкого вина, можно быстро обогатиться на перепродаже.

Есть и другая стратегия, её придерживается, например, Герберт Эгнер (Herbert Egner) из Майнца, покупающий вина по 10 евро за бутылку. Он даёт такому вину «созреть в бутылке ещё год и достичь нужного качества», после чего продаёт его по 12 евро за бутылку, получая в итоге 20% прибыли.

Справедливо ли утверждение, согласно которому вино с годами становится только лучше? Нет, это не всегда так. «Когда вино достигает пика развития, оно постепенно, от года к году, начинает портиться», – говорит эксперт Эгнер. Посему те, кто пытаются как можно дольше «придержать» вино до продажи, не вдаваясь в нюансы хранения, ошибаются (и впоследствии проигрывают в деньгах). Говорим об этом с той целью, чтобы наши читатели, задумавшиеся об инвестициях в вино, не сочли, будто всё тут сводится к нехитрым действиям в стиле «купи-продай».

По словам Кристиана Кёнига (Christian König), основателя винного фонда в Пфальце, специальные знания нужны всем, кто хочет инвестировать в вино. Здесь важно понимать, что цена «солнечного напитка» зависит не только от производителя и года урожая, но и от условия хранения, состояния и многих других факторов.

Капиталовложения в вина в целях их последующей перепродажи могут принести умелому инвестору прекрасные дивиденды. Но предполагая заняться таким бизнесом, следует отдавать себе отчёт в том, что потребуется учитывать десятки нюансов. Впрочем, и знание таковых – ещё не гарантия извлечения прибыли. Пример: несколько лет назад китайские инвесторы закупили огромное количество вин из Бордо, славящихся высоким качеством и отменными вкусовыми характеристиками. Другие инвесторы последовали их примеру, полагая, что спрос из Китая сохранится. Однако интерес угас – и поток дорогостоящих вин хлынул на рынок. В результате, в соответствии с законами рынка, цена на них катастрофически упала.

«Разумеется, в Германии инвестициями в вино увлекаются, прежде всего, люди, потомственно занимающиеся виноделием, и коллекционеры», – говорит винодел и консультант по вопросам винодельческого хозяйства Валентин Бродбекер (Valentin Brodbecker). Впрочем, не боги горшки обжигают. «Я знаю многих врачей, стоимость винных погребов которых дороже стоимости домов, располагающихся над ними», – поясняет данный тезис эксперт Бродбекер (Brodbecker). Среди вин, хранящихся там, представлены Premier Cru из Бордо: Lafite, Latour, Mouton, Château Margaux и Château Haut-Brion. «Это голубые фишки винного бизнеса», – говорит Бродбекер (Brodbecker). Результат инвестирования в такие вина – 6−7% прибыли в год.

Можно ли заработать не на французских, а на местных винах? Да. «Дары солнца» из Германии с традицией и международной репутацией пользуются у инвесторов большим спросом. Например, вина Egon Müller. Эксперт Бродбекер: «Они были довольно дорогостоящими уже около 1900 года и остаются таковыми поныне».

Ну а если инвестиции в вино окажутся неудачными? Даже в этом случае вас ждёт, если можно так выразиться, утешительный приз. Этот приз, по словам защитника прав потребителей Нильса Наухаузера (Niels Nauhauser), – собственно вино как таковое, «вино как объект потребления». С Нильсом Наухазером солидарен винодел Бродбекер: «Акции нельзя съесть, а вот вино выпить можно всегда, даже если оно потеряет свою коллекционную ценность».







Анна Бражникова

№ 28, 2017. Дата публикации: 14.07.2017