наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
здравоохранение
права и обязанности


Право уйти с достоинством

Всё больше тяжелобольных людей в Германии выбирают для себя путь добровольного ухода из жизни. Как подобное желание согласуется с конституцией ФРГ, Международной конвенцией прав человека и что думают о праве на эвтаназию судьи Федерального административного суда?
 
 
человека швейцарию врач коха эвтаназии супруги ульриха аппаратуры федеральный ulrich желание фрг покойной дело искусственного волю суда жизни дыхания воли

по теме:

в той же рубрике:



Поистине трагический случай потряс общественное мнение ФРГ в 2005 году: тяжелобольная женщина выразила желание достойно уйти из жизни, чтобы не мучить ни себя, ни близких, но в исполнении такого желания ей было отказано государством. Парализованная, подключённая к аппарату искусственного дыхания, подверженная болезненным судорогам, женщина обсудила свою последнюю волю с мужем, дочерью, лечащим врачом и представителем церкви. И обратилась в Федеральный институт по надзору за медицинскими препаратами и продуктами (BfArM) с запросом на предоставление ей достаточной для самоубийства дозы пентобарбитала.

Получив отказ, дама в сопровождении мужа отправилась в Швейцарию, где данный наркотический препарат доступен, и ушла из жизни с помощью объединения Dignitas. Казалось бы, конец трагической истории? Но нет, она получила развитие в многочисленных судебных процессах, затеянных вдовцом.

Проживший в браке 25 лет мужчина возбудил иск против BfArM. Его претензия основывалась на неисполнении воли покойной супруги на добровольный и достойный уход из жизни. Воли, которая, по его мнению, находилась в соответствии со статьёй 2 Основного закона ФРГ, предполагающей неограниченное право личности.

Не вдаваясь в юридические тонкости, укажем, что суды разных инстанций отклоняли иск с мотивировкой неправомочности вдовца представлять волю покойной супруги. Тяжба продолжалась много лет, пока дело не оказалось в 2012 году на рассмотрении Европейского суда по правам человека. Данная структура обнаружила в юридических постановлениях ФРГ факт нарушения статьи 8 Международной конвенции прав человека – как покойной, так и самого истца, Ульриха Коха (Ulrich Koch), который, будучи «духовно и ментально» привязанным к жене, пострадал от невозможности быстро и просто исполнить её последнюю волю, а вынужден был транспортировать несчастную в Швейцарию. Дело для пересмотра было направлено в Федеральный административный суд.

Согласно данным Федеральной врачебной палаты, более 10 миллионов немцев на сегодняшний день составили документ под названием «Распоряжение пациента» (Patientenverfügung) на случай смертельной болезни и недееспособности. В этих документах формулируется отношение к разным видам терапии, к паллиативной медицине и к применению аппаратуры по поддержанию жизни, а также к эвтаназии. Подобные распоряжения составляются в письменном виде, заверяются собственноручной подписью пациента либо его опекуна или врача; однако, утверждает Федеральный административный суд, могут учитываться и устные заявления, сделанные при свидетелях. Не менее 500 пожилых людей в год при этом добровольно уходят из жизни без оформления последней воли, просто отказываясь от пищи и воды, констатируют медицинские статистики.

Так всё же имеет право человек прекратить свой земной путь достойно и не будучи угрозой обществу (а самоубийство или его попытка в немецком уголовном праве считается таковой)? Вопрос неоднозначен, и единого ответа на него, увы, нет. Если активная эвтаназия в Германии запрещена, в отличие, скажем, от Бельгии, Люксембурга и Нидерландов, то пассивная находится в так называемой «серой зоне» медицинских услуг. То есть теоретически больной житель ФРГ может выразить желание на введение ему смертельной дозы того или иного препарата или на отключение аппаратуры по поддержанию жизни (прибора для искусственного дыхания или зондового кормления) в случае невозможности из-за мучений продолжать своё бренное существование. Практически же врач в результате совершения подобных действий может лишиться лицензии, а родственник – попасть под уголовную ответственность.

С начала работы Бундестага нынешнего созыва пять (!) межфракционных групп спорят о возможности законодательного разрешения эвтаназии и помощи суициду, но окончания этих дискуссий пока не просматривается. «Врач должен сопровождать человека, в том числе, и в его последние минуты, а не быть тем, кто лишает его жизни», – полагает президент Федеральной врачебной палаты Франк Ульрих Монтгомери (Frank Ulrich Montgomery). Его мнение разделяют ХДС/ХСС и СДПГ. А вот оппозиционные «Зелёные» и «Левые» настаивают на снятии ограничения для медиков в отношении добровольной эвтаназии больных, чтобы не вынуждать пациентов и их семьи обращаться за помощью в безболезненном уходе из жизни к коммерческим структурам, вроде тех, которые предлагают свои услуги в Швейцарии.

А чем же закончилось дело Ульриха Коха? Решением Федерального административного суда AZ.: BVerwG 3 C 19.15 от 2 марта 2017 года он получит от немецкого государства компенсацию за поездку в Швейцарию и оплату услуг объединения Dignitas в размере 26 736,25 евро плюс 2500 евро за моральный ущерб.

Владимир Филимонов

№ 27, 2017. Дата публикации: 07.07.2017