наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
манера поведения

Униженные и оскорблённые

Нищие, бездомные, бродяги существовали испокон веков. Их презирали, жалели, преследовали, карали, опекали. Пушкин «милость к падшим призывал», Гюго и Горький идеализировали «отверженных», оказавшихся «на дне» общества, а публицист Гиляровский реалистически описал бедствия «трущобных людей» Петербурга.
 
 
склонность людей власти этика wohnt бездомности меркантилизма труда аресты германии нищих людям войны путём общественную жизни нищие бродяг мораль бездомных

по теме:

в той же рубрике:



Согласно христианскому канону, «блаженны нищие духом», отвергающие материальные блага, – им намного легче попасть в рай, чем богатым, которые смогут искупить свои грехи оказанием благодеяний бедным людям. В периоды Реформации и 30-летней войны множество людей в Европе лишилось имущества и крова. Перед закатом Священной Римской империи стали издавать первые положения, которые регулировали обращение с убогими и нищими. После проверки степени нуждаемости они получали разрешение просить милостыню на «своей» ограниченной территории и строжайший запрет бродяжничать, попрошайничать в местах, отведённых для других бездомных. Наиболее дискриминируемыми оказались «чужаки» – бесправные, гонимые этнические группы: обнищавшие евреи (Schnorren) и кочующие цыгане.

При абсолютизме государство и церковь пытались покончить со средневековой снисходительностью к бездомности, поставив её вне закона. Протестантская идеология и этика меркантилизма обосновали общественную мораль, согласно которой честь и достоинство человека зависят от его материального достатка и личного трудового вклада в экономику страны. Иерархическое немецкое общество расценивало бесприютную бедноту как асоциальную толпу бродяг (Vagabund – от лат. vagare, блуждать), которых следует исправлять путём принудительного труда в тюрьмах. Среди немцев ходила поговорка: «Wer in allen Gassen wohnt, wohnt übel» («Кто повсюду гуляет, тот всем зло причиняет»).

Только после отмены крепостного права в начале XIX века социальное положение бездомных несколько улучшилось. В тюрьмы стали отправлять лишь явных преступников, а для нищих под эгидой церкви создавались работные дома, в которых условия труда всё ещё оставались крайне неблагоприятными. Вместе с тем сохранялись аресты за бродяжничество и попрошайничество, жёстко ограничивавшие поиски лучшей доли. В процессе индустриализации быстрый рост городов при остром дефиците дешёвого жилья, обеднение и разорение населения, особенно в годы экономических кризисов и войн, приводили к увеличению числа бесприютных.

Научное изучение бездомности в Германии началось во времена Веймарской республики. Врач Людвиг Майер (Ludvig Meier) опубликовал исследование, в котором трактовал этот социальный феномен как психическое заболевание (психопатию), а склонность к бродяжничеству считал унаследованным реликтом наших предков-кочевников. Фактически это означало признание того, что подходы к подобным людям были до сих пор ошибочными и за склонность к бродячей жизни их следует не карать, а лечить – путём создания более гуманных условий жизни и деятельности.

После Первой мировой войны в Германии стали открывать больше приютов и ночлежек, но для иностранных беженцев – лишь с кратковременным проживанием без гарантий трудоустройства.

С приходом к власти нацистов начались погромы и массовые аресты «лодырей», «бродяг» и «попрошаек». Десять тысяч бездомных и нищих, наряду с цыганами и проститутками, отправили в концлагеря в качестве «асоциальных лиц». Большинство из них стерилизовали как «расово и психически неполноценных», многих физически уничтожили. Тем, кто выжил, в ФРГ первое время отказывали в компенсации как жертвам нацизма, справедливости пришлось искать долгие годы.

В ГДР коммунистические власти по примеру СССР широко использовали антигуманные методы «искоренения тунеядства и паразитизма как источника преступного образа жизни, несовместимого с устоями социализма»: штрафные санкции, аресты, принудительное помещение в психиатрические лечебные заведения, трудовые колонии и т.п.

Дмитрий Семёнов

№ 46, 2016. Дата публикации: 18.11.2016