наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
манера поведения


Границы свободы слова

Судебные разбирательства по поводу оскорблений весьма распространены в юридической практике ФРГ. Рассмотрим два последних тематических решения Федерального конституционного суда (BVerfG).
 
 
az оскорблением клевета stgb фрг штраф земельный мюнхена разбирательства оскорбление окружной карлсруэ acab ук высший парковке выражение amtsgericht суд кс

по теме:

в той же рубрике:



В ходе разбирательства по делу 1 BvR 257/14 выяснилось, что после посещения футбольного матча болельщик, одетый в брюки с легко различимыми буквами ACAB (англ. All Cops Are Bastards – «Все копы – ублюдки», по пути домой демонстративно показывал эту надпись служителям правопорядка. Окружной суд Мюнхена (Amtsgericht München) признал болельщика виновным в оскорблении полицейских в соответствии с УК ФРГ (§ 185 StGB) и назначил ему штраф в размере 3000 евро. Высший земельный суд Мюнхена (Oberlandesgericht München) оставил данное решение окружного суда в силе.

В ходе разбирательства по делу 1 BvR 2150/14 выяснилось, что во время футбольного матча в Карлсруэ фанаты вывесили баннеры с той же аббревиатурой ACAB. Полиция увидела в таких действиях болельщиков оскорбление своей чести. Земельный суд Карлсруэ (Landgericht Karlsruhe) приговорил одного из зачинщиков к штрафу в 600 евро. Высший земельный суд Карлсруэ (Oberlandesgericht Karlsruhe) подтвердил этот вердикт.

Оба болельщика, обвинённые в оскорблении полицейских по двум упомянутым делам, обратились с жалобой в Конституционный суд (КС). Оба утверждали, что нарушены их права на свободу слова в соответствии с Art. 5 Abs. 1 Satz 1 Основного закона (GG) ФРГ, а также право быть выслушанными в соответствии с Art. 103 Abs. 1.

В итоге судьи КС пришли к выводу, что действия обоих истцов можно трактовать как выражение личного мнения, защищаемое конституцией страны. Другое дело, когда злополучная аббревиатура ACAB публично демонстрируется «определённой и обозримой группой лиц» (hinreichend überschaubare und abgegrenzte Personengruppe). Кроме того, истцы не адресовали обидное выражение конкретному лицу в полиции, и потому их действия не подпадают под юридическую ответственность. Как итог: КС постановил, что вынесенные ранее судебные решения должны быть пересмотрены Высшими земельными судами Мюнхена и Карлсруэ.

Между тем, в соответствии с § 185 УК ФРГ, оскорблением считаются выражения, порочащие именно личную честь человека. Если такое деяние будет признано доказанным, виновному грозит тюремное заключение на срок до года или штраф, размер которого рассчитывается, исходя из дохода правонарушителя. Оскорбление, нанесённое с помощью жеста (например, поднятый средний палец), карается ещё жёстче: до двух лет лишения свободы.

Другим оскорблением, порочащим личность, является клевета. В соответствии с § 186 StGB, подобным оскорблением считается уничижительное утверждение, истинность которого не может быть проверена, а потому клевета равносильна дезинформации. В соответствии с названной статьёй УК, клевета наказывается тюремным заключением сроком до двух лет или денежным штрафом; в особо тяжёлых случаях, в соответствии с § 187 StGB, – до пяти лет лишения свободы.

Оскорбления могут быть, конечно, разными и с различными последствиями для конфликтующих персон. Например, как бы плохо сотрудник ни работал, шеф не вправе унижать его, называя «ленивым мешком» (нем. fauler Sack). Суд по трудовым спорам Франкфурта-на-Майне (Arbeitsgericht Frankfurt) принял в таком случае соломоново решение: с одной стороны, столь субъективно оцениваемые шефом трудовые «подвиги» работника не должны вести непосредственно к увольнению «стахановца», но с другой стороны, неправильное поведение шефа не защищает ленивого сотрудника от увольнения (Az.: 7. Ca 9327/07).

Обозвать конкретного сотрудника полиции клоуном (Clown) чревато штрафом. В подобном случае Высший суд Берлина (Kammergericht Berlin) назначил обидчику штраф в размере 225 евро и пояснил: над действиями клоуна люди смеются, поэтому сравнение с клоуном полицейского, одетого в униформу и находящегося при исполнении обязанностей, равносильно оскорблению достоинства блюстителя закона (Az.: (4) 1 Ss 93/04 (91/04)).

Как указывалось выше, за непристойный и оскорбительный жест полагается серьёзное наказание. Но в случае если такое оскорбление спровоцировано поведением оппонента, за него могут и не покарать. Пример: окружной суд Пиннеберга (Amtsgericht Pinneberg) не увидел состава преступления в жесте одного спорщика, продемонстрировавшего второму спорщику средний палец. Служители юстиции сочли, что действие было спровоцировано поведением истца (Az.: 63 C 124/02). Оскорблённый провокатор так и не получил ожидаемой им денежной компенсации (нем. Schmerzensgeld).

Можно ли назвать «свиньёй на парковке» (нем. Parkplatzschwein) водителя, нарушившего правила парковки? Удивительно, но в некоторых случаях это не будет классифицироваться как оскорбление личности. Вот тому пример. Один мужчина занял на парковке место, предназначенное для водителей-инвалидов. Свидетель сфотографировал происшедшее, выставил фото в интернете, назвав мужчину «свиньёй на парковке» и «бомбой с часовым механизмом» (нем. tickende Zeitbombe). Окружной суд города Росток (Amtsgericht Rostock) рассмотрел жалобу водителя и вынес вердикт в пользу свидетеля, указав: в данном случае определение Parkplatzschwein не является оскорблением: «кто блокирует место стоянки для инвалида, может быть назван таким образом». Выражение «tickende Zeitbombe» судом вообще не рассматривалось, так как не считается оскорблением (Az: . 46 C 186/12).

Владимир Федотов

№ 40, 2016. Дата публикации: 07.10.2016