наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
финансы
страховки


Расторжение невыгодной страховки

В своё время «ЧиК» оперативно проинформировал читателей о вердикте Европейского суда о несоответствии европейскому законодательству так называемой полисной модели (нем. Policenmodel), применявшейся страховыми фирмами ФРГ в период с 1994 по 2007 г. в сфере пенсионного страхования и при страховании жизни. Последние решения Федерального Верховного суда проливают свет на то, какие возможности открывает вердикт Европейского суда лицам, которые заключали такие страховки.
 
 
отказа клиент satz условия суд г памятке договора указания abs период срока суда клиента vvg расторжения европейскому европейского жирным шрифтом

по теме:

в той же рубрике:



Страховые фирмы не спешили выполнять решение Европейского суда. Поэтому последовали судебные иски от тех, кто хотели воспользоваться вышеуказанным вердиктом и расторгнуть невыгодные договора. Уже в мае 2014 г. Федеральный Верховный суд принял решение по делу одного из застрахованных. Суд указал, что право на расторжение договоров, заключённых в период 1994−2007 гг., сохраняется и после указанного в договоре срока, если условия отказа от договора прописаны в нём недостаточно чётко. Некоторое представление о том, что может пониматься под недостаточно чётким указанием на условия отказа от договора, даёт более позднее решение Федерального Верховного суда (Bundesgerichtshof, Urteil IV ZR 284/12 vom 14.10.2015).

В марте 2003 г. страховая компания заключила с клиентом договор о дополнительном пенсионном страховании. Клиент сразу получил страховой полис. Условия страхования и памятка для клиента были ему присланы несколько позднее. Сам полис содержал лишь краткое указание о возможностях отказа со ссылкой на § 5 Abs. 2 Satz 2 Vertragsversicherungsgesetz (VVG), который устанавливал максимальный срок отказа от договора один год. Более полные указания имелись в памятке для клиента. Но и здесь только одна фраза была напечатана жирным шрифтом, а остальной текст – более мелко и нечётко.

В феврале 2008 г. клиент затребовал от фирмы расторжения договора и возврата выплаченных денег. Страховая фирма посчитала возражение необоснованным, потому что оно последовало позже, чем через один год. Клиент обосновывал своё требование тем, что установление годичного срока противоречит европейскому праву.

Суды первых двух инстанций (Amtsgericht и Landesgericht München) отклонили иск клиента, ссылаясь на существовавшее тогда в стране законодательство. Однако Федеральный Верховный суд согласился с тем, что действовавшая прежде формулировка § 5 Abs. 2 Satz. 2 VVG противоречила европейскому праву. Высшая судебная инстанция решила дело в пользу застрахованного. Судьи сочли, что указания о возможности расторжения договора и в страховом полисе, и в памятке не соответствовали положенным нормам.

Если одна часть указания напечатана жирным шрифтом, а другая мелким и нечётким, клиент вполне мог ограничиться чтением первой части, посчитав, что самое важное напечатано именно жирным шрифтом. Суд постановил: для расторжения договоров, заключённых в указанный период, срока давности не существует, если условия расторжения оговорены нечётко.

Дарья Донецкая

№ 11, 2016. Дата публикации: 18.03.2016