наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 



Будем спорить!

Новейшие решения судов по трудовым, финансовым и прочим спорам небезынтересны как для предпринимателей, так и для наёмных работников. Какие же проблемы в последнее время стояли у местных судов на повестке дня?
 
 
информацию суд мужчина налоговую работу недействительным фотографии управляющий платить работодателя услуги обратилась правилах практике спорам увольнения задолженности пожара случай фирма

по теме:

в той же рубрике:



Установление продолжительности отпуска в зависимости от возраста или стажа сотрудника является дискриминирующим.

Быть в литавры пока рановато, ибо это жизнеутверждающее для наёмных служащих решение ещё не закреплено высшими инстанциями. Но прецедент уже имеет место. В суд по трудовым спорам Дюссельдорфа обратилась 24-летняя продавщица. При приёме на работу ей был обещан 36-дневный отпуск, но лишь… начиная с 30 лет. «Это несправедливо», – сочла женщина, и в более юном возрасте желающая отдыхать по максимуму. С её мнением согласился и суд, посчитавший «щедрое» обещание работодателя – дискриминацией молодых. На практике это означает, что уйма тарифных договоров должна быть пересмотрена – причём, скорее всего, в сторону самого длительного указанного в них отпуска, что влетит тысячам компаний в копеечку. (LAG Düsseldorf, Az.: 8 Sa 1274/10)

Финансовые ведомства в определённых случаях обязаны рассекречивать налоговую информацию о конкурентах.

Звучит неожиданно? Однако это так. Медицинская фирма, специализирующаяся на транспортировке консервированной крови и органов для трансплантации, почувствовала себя ущемлённой по сравнению с прямым конкурентом. Дело в том, что он, предлагая те же услуги, официально считался общественным объединением, а не коммерческим предприятием. Первая фирма желала проверить обоснованность слухов насчёт того, что «общественники» пользуются льготным НДС для своих счетов, обеспечивая таким образом более низкие цены для клиентов. С целью узнать эту информацию и был отправлен запрос в финансовое ведомство, которое его отклонило, ссылаясь на налоговую тайну. Суд по финансовым спорам потребовал её рассекретить – так как фирма-истец имеет хорошие шансы в своих жалобах на недобросовестную конкуренцию. (FG Münster, Az.: 15 K 3614/07 U)

Работодатель имеет право использовать фотографии работника и после его увольнения.

Симпатичный молодой мужчина в 2003 году устроился на работу к производителю одежды и вскоре добровольно позировал в качестве модели для рекламных съёмок текстильных изделий своего работодателя. Уволился он через год, а вот фотографии продолжали использоваться компанией для своего сайта и рекламных проспектов. Спустя ещё четыре года мужчине взбрела в голову идея потребовать выплаты компенсации за использование его изображения в коммерческих целях, объясняя это тем, что якобы его согласие на съёмку с момента его увольнения должно было считаться недействительным, и фотографии, таким образом, использовались незаконно. Однако суд решил, что мужчина заблуждается: лишь в том случае, если бы бывший сотрудник специально отозвал своё согласие, компания не имела бы права пользоваться его изображениями. (LAG Schleswig-Holstein, Az.: 3 Sa 72/10)

Даже самые причудливые услуги надо оплачивать в том размере, о котором стороны договаривались.

Консультации гадалки могут быть, оказывается, весьма недешёвыми. Один шваб договорился с представительницей этой древней профессии о так называемом Life coaching («жизненный инструктаж»). За какие-то жалкие 35 тысяч евро. Спохватился мужчина лишь через год, «зажав» оставшиеся 6700 евро и ни в какую не желая их больше выплачивать. Предпринимательница обратилась в суд, которому поневоле – закон есть закон – пришлось подтвердить её притязания. Судьи, правда, заметили, что стороны могли бы сойтись на объективно невозможном исполнении договора (есть такой термин в юридической практике). Впрочем, у пострадавшего есть ещё шанс, если проверка признает его психически неустойчивым в момент заключения договора, а последний, таким образом, – недействительным. (BGH, Az.: III ZR 87/10)

Судебный процесс при отсутствии иных источников средств придётся финансировать кредиторам предприятия-должника, а не государству.

Речь в данном случае идёт о банкротстве строительной фирмы. Как известно, для правильного осуществления этой неприятной процедуры назначается специальный конкурсный управляющий. Ему удалось собрать дебиторские задолженности (то есть не оплаченные по отношению к самому предприятию счета) на сумму 711 тысяч евро. Однако для их взыскания нужно было подавать иск в суд, и стоило это 22 300 евро, которых не было. Тогда управляющий обратился за государственной помощью. При этом он «забыл» о наличии 26 кредиторов, в интересах которых получить эти задолженности и покрыть свои убытки. Им, соответственно, и платить судебные издержки. А государство старается отстраниться – рискуйте сами и разбирайтесь сами. (BGH, Az.: VII ZB 71/08)

В правилах поведения на случай пожара в фирме никак не может быть написано «А гори оно всё синим пламенем!» (условно, конечно – хотя и именно в этом смысле).

На что только не идут люди, и бизнесмены тоже, чтобы сэкономить «здесь и сейчас». В конце концов, пожары – дело нечастое, а за специальную усиленную и позволяющую даже при огне проникнуть в здание конструкцию крыши платить нужно было уже сегодня. Владельцы супермаркета решили на такую «необязательную мелочь» не разоряться, а на случай пожара прописали в своих правилах: покинуть помещение и дать ему «под контролем» организованно сгореть! «Чересчур радикально», – решили власти, выдающие «пожарные» разрешения, а затем и суд. Дорогую крышу придётся ставить, доступ пожарникам – обеспечить. (VG Minden, Az.: 9 K 1694/09)



Яна Илькун

№ 32, 2011. Дата публикации: 12.08.2011