наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
досуг и хобби
блошиный рынок


«Кому русские конфеты?!..»

В российских терминах «барахолка», «блошиный рынок» есть немалая доля пренебрежения к явлению, обозначаемому ими. А вот в Германии «блошиный рынок», он же Flohmarkt (Trödelmarkt, Antikmarkt), – один из любимых видов праздного времяпрепровождения. Хорошая барахолка здесь – больше, чем просто рынок: это музей под открытым небом и весьма тесное знакомство с культурой быта местных жителей. Ведь тут можно буквально заглянуть в комнаты, шкафы и чуланы немецких семей, окунуться в историю и узнать, например, какие пластинки слушали лет 10−20 назад, какие книги читали, из какой посуды ели. А некоторым так и вообще посчастливится раскопать ценный антиквариат. Для автора этих строк особенно ценно, что на барахолках можно продать уже прочитанные книги и купить всего за пару евро другие – как классику, так и современную литературу, которая в Германии стоит недёшево.
 
 
сладости книги продавать лакрицу парк голландца рынках рынке купить блошиный рынок рынка люди надпись книг mauerpark конфет места мешочек русские

по теме:


Регистрация на барахолке

У меня скопилось много книг, которые хотелось заменить другими. К тому же уже давно маячила мысль опробовать бизнес-идею: продавать какие-нибудь русские деликатесы. Своей стартовой площадкой я выбрала самый популярный ныне блошиный рынок Берлина – возле Mauerpark. Этот парк, как пишет о нём столичный писатель Владимир Каминер, «и не парк вовсе», и вопреки части названия «Mauer» уже давно не имеет стены. Тем не менее его посещают тысячи туристов, чтобы посмотреть на «типичную берлинскую достопримечательность» – большую лужайку посреди городских джунглей.

Продавцов рынка у Mauerpark можно разделить на три типа. Первый – самые обычные граждане, которые решили избавиться от ненужных вещей. Часто это родители детей, которые быстро вырастают из одежды или просто теряют интерес к каким-то вещам, например, вышедшим из моды. Второй тип – профессиональные продавцы, специализирующиеся на определённом виде товаров. Третий тип – это художники и ремесленники, предлагающие собственные произведения.

Я позвонила по номеру, указанному на сайте рынка, и поинтересовалась, можно ли мне впервые попробовать продавать расфасованные в маленькие мешочки русские конфеты (хорошо нам известные «Мишки», «Алёнушки», «Грильяж» и другие). Представитель рынка не мог озвучить мне решение сразу и пообещал перезвонить. Не дождавшись звонка, я через пару дней позвонила повторно и получила согласие. И вот я уже могу участвовать в данном весёлом действе в ближайшее воскресенье католической Пасхи. Дата мне очень нравится, ведь это – длинные выходные, ожидается много как самих берлинцев, так и туристов.

В тот же вечер на мой электронный адрес присылают номер моей палатки и банковские реквизиты. В течение нескольких дней мне необходимо перевести со своего банковского счёта 30 евро – плата за аренду места.

Подготовка к «выступлению»

Ближайшие дни посвящены «выступлению» на рынке. Покупаю несколько килограммов конфет в русском магазине, небольшие пакетики и ленточки, подготавливаю декорации в виде скатерти, пасхальных яиц и зайцев. Всё должно быть ярким и привлекательным. Взвешиваю и расфасовываю всё по пакетикам. Распечатываю на принтере разноцветную надпись «Русские сладости». Я понимаю, как важна информация о продукте и составляю небольшой вступительный текст о русских конфетах и даже аннотирую особенности и состав некоторых их видов.

Вот, кажется, и всё. Осталось только определиться с ценой, чтобы не слишком «кусалась», но всё же дала мне хотя бы небольшую прибыль.

Всего лишь за несколько дней до Пасхи над Берлином неистовствует ураган, но, на моё счастье, в воскресенье устанавливается ясная, солнечная погода.

Всего трудней начало

Рынок начинает работать в 9 утра, однако приехать нужно за полчаса до его открытия, а потому проснуться – уже в полседьмого. Муж вызывается подбросить меня с моим скарбом. Мы подъезжаем к воротам рынка. Там нас встречает служащий, который подсказывает, как проехать к нашему месту. Удивительно, но пока город ещё в воскресной сладкой дрёме, на рынке уже вовсю «суета сует». В то время, пока мы ещё ищем написанный мелом номер палатки, многие уже почти полностью разложили свой товар.

И вот я нахожу свою палатку и вижу по соседству… другого торговца сластями. Голландец, продающий скандинавскую лакрицу – пастилу из корня солодки, – тоже не особо рад нашему соседству, но остаётся приветливым профессионалом. Он уже почти разложил солёную и сладкую пастилу по стеклянным баночкам на деревянном многоступенчатом стенде. Позади красуется надпись с рекламой его интернет-магазина.

Я выстилаю цветную скатерть и выкладываю мешочки на стол, а сбоку раскладываю книги. Должна признать, что стенд голландца выглядит гораздо профессиональнее, впрочем – ничего удивительного: вскоре выясняется, что он уже семь лет работает на подобных рынках. Для меня же это первый опыт и скорее просто эксперимент, чем начало серьёзного бизнеса.

Нельзя недооценивать конкурентов!

И вот уже подходит первый покупатель и покупает сразу пять книг. «А вам знакомы русские сладости?» – спрашиваю я бойко, и мужчина среднего возраста действительно решается купить мешочек. «Отличное начало!» – восторгаюсь я, и конкурент в лице опытного голландца уже не кажется мне особо опасным.

Неспешно разгорается день. Отдельные покупатели прогуливаются меж рядов. Я не выкрикиваю громко «Lecker, lecker! Angebot, Angebot!», как это делают на турецких рынках. Да и мои соседи ведут себя вполне спокойно. Напротив меня меланхоличный джентльмен продаёт шляпы, двое мужчин восточной внешности неторопливо раскладывают часы (одна пара – 20 евро, две пары – 30 евро) и вывешивают антикварную (а может, и нет) картину, тут же молодые люди, говорящие на испанском, продают украшения. Голландец уходит, и вместо него в палатке остаётся милая молодая девушка, как она сама признаётся, «c польскими корнями».

Хотя на дворе весна, а на мне – сапоги до колен с шерстяными носками, прохладная погода даёт о себе знать: ногам становится холодно. Прохаживаюсь туда-сюда, пью чай из термоса, но ничего не помогает…

Рынок всё больше заполняется людьми и звучанием итальянского, испанского, французского, английского и других языков. Многие немецкие семьи или туристы прогуливаются группками. И – о, ужас! Стенд с лакрицей пользуется бешеной популярностью. Уже издалека его видят и возбуждённо вскрикивают: «Лакрица!». То и дело образуются целые очереди, люди ждут, чтобы набрать себе мешочек этого специфичного, напоминающего сироп от кашля, лакомства. А вот мою палатку почти не замечают: настолько взгляды и мысли людей обращены к злополучной лакрице. Это удручает, но я пытаюсь извлечь хоть какую-то выгоду из ажиотажа вокруг соседей. Я предлагаю всем, кто стоит в очереди за лакрицей купить и русские сладости. Большинство вежливо отказывается, уж слишком нацелены они уже на охоту за пастилой из Скандинавии. И лишь немногие решаются купить и мой мешочек с русскими конфетами…

Время пролетает незаметно. Мой взгляд постоянно занят лицами снующих мимо людей. Уж что-что, а их количество просто потрясает и превосходит все мои ожидания! Такое ощущение, будто все гости города направились сюда, на этот рынок. От множества впечатлений у меня даже нет аппетита, хотя уже время обеда. Скорее ради соблюдения режима, нежели от голода, съедаю пару бутербродов.

Музыкальная поддержка

Время уже ближе к вечеру, а мой успех, увы, нельзя назвать оглушительным: продала максимум с десяток мешочков и ещё несколько книг. В это же время лакрицу у конкурента почти всю разобрали. «Ну, что ж, – успокаиваю себя, – лакрицу легче продавать, она уже давно на европейском рынке, а русские конфеты пока ещё слишком большая экзотика».

Звоню мужу, и мы с ним приходим к выводу, что надо снизить цену. Я так и поступаю и к тому же разламываю несколько конфет, кладу их на тарелку для бесплатной дегустации. Эту акцию нужно было проводить с самого начала, она достаточно эффективна: примерно одна пятая часть попробовавших действительно покупает продукт.

Когда рабочий день практически подходит к концу, меня приезжает поддержать друг, окончивший консерваторию по классу баяна. Это – часть маркетинговой акции: русская музыка должна привлечь внимание к русской же палатке. Наш баянист играет от классической народной «Калинки» до песен Шнура и, как это бывает, благодаря музыке люди начинают улыбаться, кто-то даже пританцовывает. Я понимаю, что такая акция была бы ещё эффективнее в середине дня, когда народу было намного больше.

Шесть вечера. За мной приезжает муж, мы пакуем вещи. Итог дня: два десятка проданных пакетиков конфет и с десяток книг. Негусто. Мне удалось выручить чуть больше, чем пришлось заплатить за аренду места.

Какой я сделала для себя вывод? Можно и нужно попробовать дальше: на других рынках (в том числе и продуктовых). Особенно на тех, где аренда места дешевле. Желательно больше разнообразить товары, ведь не все любят сласти. А ещё… не надо никогда впредь располагаться рядом с лотком, с которого продают лакрицу!

Наталья Теплухина

№ 37, 2015. Дата публикации: 11.09.2015
 
 
Наша справка
Культовые барахолки Берлина
Практически в каждом городе Германии в выходные дни регулярно проходят барахолки. В крупных городах их несколько, в Берлине – больше 30. Самые культовые из таких берлинских рынков: барахолка возле Mauerpark и барахолка на Arkonaplatz в районе Prenzlauer Berg, книжно-антикварный рынок возле Музейного острова, антикварный рынок возле Ostbahnhof и самый старый (существующий с 1973 года) блошиный рынок на Straße des 17. Juni. Все они входят в список туристических достопримечательностей столицы.