наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
интернет, компьютер, телефон
права и обязанности

На вопросы читателей отвечает адвокат Томас Пуэ

Наш сын обвиняется в создании фейкового профиля в социальной сети «Фейсбук» с оскорбительным содержанием. Заявление в полицию от 06.08.2013 г. на нашего сына (тогда ему было 12,5 лет) от имени несовершеннолетнего истца-одноклассника подала его мать. Полиция незамедлительно появилась у нас дома. Наш сын отрицал все предъявляемые ему обвинения. Я домохозяйка и знаю каждое действие своих детей. Я убеждена, что сын этого не делал. У меня и мужа последовало объяснение с полицией, которое позже было расценено как «агрессивное поведение в отношении полиции». Указанная негативная оценка нашего поведения закреплена и в решении суда. 11.08.2013 г. мать истца начала частные расследования среди одноклассников нашего сына. Полиция через полтора месяца в присутствии директора школы допросила этих горе-свидетелей. В протоколе допроса нашего сына от 24.09.13 г. указан отказ сына от показаний. Ни полиция, ни директор не известили нас. Почему нашего несовершеннолетнего сына допрашивали без нашего согласия? Сын и так имеет проблемы в классе, в котором учится. В 2010 году сыну разбили голову в школе, ему не была оказана даже медицинская помощь, его привезла домой мать одноклассника – нынешнего свидетеля. Он был весь в крови, почти без сознания. В 2011 году нашему сыну выбили зуб. Все расследования, как и судебный процесс по обвинению в создании фейкового профиля, велись однобоко: с одной стороны – истец из местных немцев, с другой – сын иностранцев, на которого всё можно «повесить». Никто не пытался установить IP-адрес, нет и протокола жалобы в администрацию «Фейсбук». А самое главное – у нашего сына нет и никогда не было мотива для создания фейкового профиля в указанной соцсети, что подтвердили другие свидетели. У нас есть распечатка телефонного провайдера с указанием временных рамок пользования интернетом, но суд – по непонятным для нас причинам – упорно игнорирует это доказательство. С 2013 года сын находится под судом. Что будет дальше? Как нам его защитить? И кто поможет? Светлана
 
 
несовершеннолетнего полиция суд местных мать судьи указанной детей сына г телефонного профиля нашего родителей школы сын фейкового подключения полиции деяния

по теме:

в той же рубрике:



Не зная абсолютно всех подробностей описываемого вами случая, я не могу вынести однозначное суждение и исчерпывающе оценить суть дела. По этой причине позволю себе высказаться только по некоторым общим моментам.

Известно, что уголовная ответственность наступает с 14 лет, и поэтому ваш сын неподсуден по уголовным обвинениям. Конечно, мыслимо обвинение родителей – в рамках гражданской ответственности за деяния несовершеннолетнего сына. Закон исходит из того, что телефонная «точка» зарегистрирована на ваше имя, а это означает вашу ответственность за деяния, произведённые с указанной «точки». Можно представить себе и судебное решение, обязывающее владельца телефонного подключения гарантировать не совершение противоправных деяний с его телефонной «точки». Владелец телефонного подключения должен нести судебные издержки, если доказано, что именно с его подключения совершались противоправные деяния.

Отмечу определённую противоречивость информации, сообщаемой вами в письме. В одном месте письма вы указываете, что суд уже вынес решение, очевидно не в вашу пользу, в другом месте – сообщаете, что судебный процесс ещё продолжается. Разберитесь в этом вопросе.

Что касается ваших, как вы указываете, совместных с мужем объяснений с представителями правоохранительных органов, то с их стороны вполне мыслима отдельная судебная жалоба на агрессивные действия родителей по отношению к сотрудникам полиции.

Далее: важно знать, считают ли себя потерпевшими лица, затронутые фейковым (поддельным) профилем в социальной сети, и выдвигают ли они какие-либо требования относительно компенсации.

Насколько я понял, суд счёл вашего сына автором фейкового профиля с оскорбительным содержанием. Для определения авторства этого профиля мнения соучеников недостаточно. Должны быть технические доказательства, тем более что ваш сын отрицает своё авторство. Я полагаю, что суд получил от администрации Facebook всю регистрационную процедуру и идентификацию создателя и пользователя профиля. Поэтому суд и отказался принять во внимание предложенные вами доказательства невиновности сына. В указанной ситуации я рекомендовал бы вам для защиты ваших интересов заручиться помощью адвоката, сведущего в технических вопросах.

Аргумент родителей в стиле: «Мы знаем своего ребёнка и убеждены, что он этого не делал» на суд обычно впечатления не производит. Указания на проблемы сына с соучениками заставят судью думать о мести как о мотиве для создания фейкового профиля.

Полиция имеет право опрашивать (не допрашивать) несовершеннолетних детей без согласия и без присутствия родителей. Однако я считаю, что администрация школы не должна разрешать матери одного из учеников проводить в школе частное расследование. Это дело администрации школы или полиции.

Полиция обычно хорошо документирует ситуацию, а судьи, действительно, склонны больше доверять утверждениям полиции, нежели прочих участников разбирательства. Для опровержения утверждения полиции об агрессивном поведении требуются очень весомые контраргументы.

Пристрастность судьи в пользу местного юноши теоретически возможна, но на практике оную трудно представить. Судья блюдёт собственную независимость и не откликается на мелкие просьбы местных жителей, ибо, откликнись он, – и этим может навсегда погубить свою репутацию. Судьи в Германии не склонны к коррупции в любой форме. Вам нужно работать с судебной системой ФРГ, по обстоятельствам – с ведомством по делам молодёжи, и, рекомендую, с вашим адвокатом.

№ 19, 2015. Дата публикации: 08.05.2015