наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 



Отцы и дети

Социальное законодательство ФРГ предусматривает привлечение взрослых работающих детей к содержанию родителей, получающих государственную поддержку в виде социальной помощи – Sozialhilfe. Какие нюансы возникают в ходе данного процесса? Мы предлагаем читателям своё видение этой проблемы.
 
 
супругов германию семьи доход помощь родителей дочери детей средства дочь матери супруга нетто обязанности потребности заработок родителям социальной содержанию инвалидов

по теме:

в той же рубрике:



Закон на страже… всех

Наиболее частая и ставшая практически классической ситуация назначения пособия Sozialhilfe – это пребывание пожилых и больных людей в домах престарелых и инвалидов. Если пенсии и выплат страховки по уходу оказывается недостаточно для покрытия дорогостоящего пребывания в стационаре, государство восполняет недостающие средства в виде социальной помощи. Пребывание иммигрантов в домах инвалидов, как правило, полностью оплачивается государством, поскольку эта категория пациентов либо вообще не имеет пенсий и страховок, либо выплаты составляют мизерные суммы.

Понятно, что сотрудники социальных служб, пытаясь экономить общественные средства, изыскивают любые возможности привлечь детей к оплате содержания родителей. Однако закон защищает и интересы детей: обязанность помогать наступает у них только тогда, когда обеспечен их собственный прожиточный минимум, так называемый Selbstbehalt. Сегодня Selbstbehalt сына или дочери составляет 1500 евро. Ещё 1200 евро добавляется на неработающую супругу (супруга) сына или дочери, плюс от 320 до 780 евро на каждого ребёнка, в зависимости от его возраста и заработка родителей. Только половина суммы превышения доходов-нетто над семейным Selbstbehalt может быть затребована социальным ведомством на оплату содержания родителей.

Бедные дети с обеспеченными супругами

Если помощь родителям должны оказывать дети, являющиеся в семье основными кормильцами, расчёт не вызывает трудностей: из дохода-нетто сына или дочери вычитается положенный семье Selbstbehalt и половина остатка идёт на помощь родителям. Чем выше доход, тем большая сумма попадает в распоряжение социальной службы. Проблемы появляются, когда заработки детей оказываются относительно небольшими, а бюджет семьи пополняется главным образом за счёт их супругов. Вот тогда схема расчёта начинает давать сбои. Формально сын или дочь с доходом ниже Selbstbehalt не могут быть привлечены к содержанию родителей. С другой стороны, социальное ведомство не может равнодушно наблюдать, как дети ведут на средства своих супругов обеспеченный, а подчас даже роскошный образ жизни, в то время как их родители содержатся за счёт государства. Естественно, чиновники пытаются всеми возможными путями принудить таких детей помогать родителям. Однако в ответ следуют жалобы, и возникающие конфликты становятся предметом разбирательств в судебных инстанциях разного уровня.

Нужно признать, что социальным ведомствам удалось на этом пути добиться определённого успеха: был подвергнут сомнению принцип абсолютного освобождения детей от обязанности помогать родителям при заработке ниже Selbstbehalt. По инициативе отдельных судов, поддержанной Федеральной судебной палатой – BGH, выработан новый подход, согласно которому допускается привлечение детей даже с низкими доходами, если их собственные потребности покрываются высокооплачиваемыми супругами.

Семья со средними доходами

Супруги N эмигрировали вместе с сыном в Германию. Совместно с ними перебралась в Германию и мать г-жи N. Спустя некоторое время пожилая женщина попала в дом инвалидов, где её содержание оплачивало ведомство социального обеспечения. Г-жа N занята неполную неделю и зарабатывает 850 евро нетто, её супруг имеет доход-нетто 2700 евро. Selbstbehalt семьи составляет: 1500+1200+546 (на сына 16-ти лет) = 3246 евро. Должна ли г-жа N взять на себя часть затрат на содержание матери?

На первый взгляд, ответ ясен: поскольку заработок дочери явно ниже положенного ей минимума в 1500 евро, на неё не должна распространяться обязанность оказывать помощь матери. Тот факт, что суммарный доход супругов выше, чем Selbstbehalt семьи, также не играет роли, поскольку семью главным образом обеспечивает муж дочери, а он к содержанию пожилой женщины отношения не имеет.

Однако судьи не сочли положение столь однозначным: низкий заработок дочери, по их мнению, не может быть расценён как исчерпывающий аргумент для освобождения от обязанности материальной опеки родителей. Ключевым моментом является не величина дохода дочери, а степень её участия в обеспечении собственной семьи. Только если заработок дочери полностью уходит на покрытие семейных нужд, может быть признано, что у неё не остаётся свободных средств для помощи матери.

Уровень расходов каждой семьи определяется принятым стилем жизни и даже при идентичных доходах может заметно отличаться. И, тем не менее, статистикам удалось выявить некую тенденцию: в немецких семьях со среднестатистическими заработками большая часть имеющихся средств расходуется на повседневные нужды, а остаток идёт на образование накоплений с целью финансирования крупных разовых потребностей (таких, например, как приобретение недвижимости или нового автомобиля, семейный отдых, обеспечение в старости и т. п.). Иначе говоря, в таких семьях все средства задействованы целиком: излишка, который мог бы быть изъят без ущерба для семейного бюджета, не существует.

Именно так оценили судьи ситуацию в рассматриваемом деле и пришли к выводу, что, поскольку дочь полностью использует свой заработок для покрытия общесемейных нужд, она может быть освобождена от обязанности участвовать в содержании матери.

Теория долевого участия

Супруги N эмигрировали вместе с сыном в Германию. Совместно с ними перебралась в Германию и мать г-жи N. Спустя некоторое время пожилая женщина попала в дом инвалидов, где её содержание оплачивает ведомство социального обеспечения. Г-жа N имеет доход в 1000 евро, а её супруг, занимающий руководящую должность в крупной фирме, зарабатывает 5800 евро в месяц.

В этом случае суммарные доходы супругов явно превышают средний уровень, а значит, должен существовать резерв, который без ущерба для бюджета семьи может быть направлен на какие-либо иные нужды. Но как велик этот резерв, и какая его часть приходится на заработок дочери, а, значит, может быть затребована социальной службой?

Практически без всяких обоснований суд установил бюджет расходов семьи на уровне 4000 евро в месяц. Далее, исходя из предположения, что оба супруга обязаны в меру сил участвовать в наполнении семейной кассы, судьи приняли долю дочери в расходах семьи равной её доли в доходах (в рассматриваемом случае – 14,7%). Это значит, что из своего заработка в 1000 евро дочь вкладывает с семейный бюджет только 588 евро (14,7% от 4000 евро), значит половина остатка, 206 евро могут быть переданы социальной службе для возмещения затрат на оплату пребывания матери в доме инвалидов. Судьи подчеркнули: речь идёт только о деньгах, привнесённых в семью дочерью, материальное положение супруга никак не затронуто, ему не нужно ограничивать свои потребности или менять стиль жизни.

Теория карманных денег

Супруги N эмигрировали вместе с сыном в Германию. Совместно с ними перебралась в Германию и мать г-жи N. Спустя некоторое время пожилая женщина попала в дом инвалидов, где её содержание оплачивает ведомство социального обеспечения. Г-жа N не имеет собственных доходов, а её супруг, занимающий руководящую должность в крупной фирме, зарабатывает 5800 евро в месяц.

Согласно общепринятым представлениям об отношениях в браке, супруга, не имеющая доходов, должна получать от мужа на личные потребности карманные деньги – Taschengeld. На половину этих средств и претендовала в данном случае социальная служба. Правомерность подобной претензии подтвердил в своё время Конституционный суд, подчеркнув, что изъятие карманных денег никак не нарушает основные права предоставившего их супруга. Эти средства переходят в полное распоряжение жены, и только она решает, на что они будут потрачены.

При вынесении решения судей не интересовало, какую сумму выделял муж жене в рассматриваемом конкретном случае и выделял ли вообще. Здесь также были привлечены данные статистики, согласно которым на подобные цели в немецких семьях расходуется в среднем от 5 до 7% доходов работающих супругов. Исходя из заработка супруга в 5800 евро, суд постановил, что из карманных денег дочери может быть выделено на оплату содержания матери от 145 евро. Поскольку дочь полностью обеспечивается супругом, такая сумма, по мнению судей, может быть дочерью предоставлена безболезненно.

Зять содержит тёщу?

Думаю, что предвосхищу мысли читателей, если выскажу сомнения в обоснованности аргументации, которая была положена судьями в основу приведённых решений. Многие юристы возражают против применения формализованных моделей потребительского поведения, базирующихся исключительно на данных статистики. Общеизвестно, что каждая семья вправе сама выбирать приемлемый для неё стиль жизни и вольна распоряжаться имеющимися средствами по собственному усмотрению. В арсеналах статистиков наверняка найдутся примеры супружеских пар, которые, хотя и имеют высокие доходы, но жёстко экономят, откладывая все свободные средства на приобретение, например, недвижимости. Создание семейного очага – приоритетная потребность. Соответственно, решая вопрос о привлечении супругов к содержанию их родителей, было бы справедливо исходить из того, что излишка в семье нет, а, значит, нет и обязанности оказывать помощь.

Но не стоит обольщаться – социальные службы придерживались и будут придерживаться указаний BGH. А это значит, что замужняя дочь, даже при скромных собственных доходах, может быть привлечена к содержанию матери, если её персональные потребности и потребности её семьи в полном объёме покрываются высокооплачиваемым супру-

гом.

Фактически это означает не что иное, как привлечение в завуалированном виде зятя к содержанию тёщи, хотя формально немецкий закон освобождает зятей и невесток (Schwiegerkinder) от обязанности помогать родителям жены или мужа (Schwiegereltern).



Мирон Завлин

№ 25, 2011. Дата публикации: 24.06.2011