наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
финансы
кредиты

История признаний банкротства, или «Да, римляне мы!»

Правила возврата долгов у древних народов не дают нам чётких представлений, на которые можно ориентироваться в сегодняшних реалиях. Однако позднее римское право в разделах, затрагивающих данную сферу финансовых взаимоотношений, позволяет провести некоторые аналогии с актуальным немецким законодательством.
 
 
имущество права времена умершим сравнить законодательства римского кредиторов римское погребение народов возврата древних долга право имущества кредитора производственных должника отношений

по теме:

в той же рубрике:



Историки говорят, что в праве древних народов мы не найдём и следов той сложности, которая характерна для современного законодательства, регламентирующего отношения должников и кредиторов. Это не потому, что нынешнее поколение умнее предков. Просто в старину седую бытовало убеждение, что в качестве обеспечения долга должно выступать не имущество должника, а… он сам, как персона. Таким правилом руководствовались иудеи во времена Моисея, оно прослеживается у древних египтян и греков и было заложено в основу римского права на первых ступенях его развития.

У всех перечисленных народов – а они олицетворяли собой передовые цивилизации своего времени – не было такого понятного сегодня законоположения, как требование равномерного распределения имущественных средств должника между кредиторами, то есть между лицами, имеющими право на эти средства. Если древний должник не мог вернуть долг своим заимодавцам, то, в соответствии с жестокими древними законами, кредиторам порой разрешалось разрубить тело должника на части и разделить эти части между собой.

Дело в том, что стоимость имущества в личном хозяйстве в те незапамятные времена была, как правило, столь незначительной, что продажа его не могла покрыть долги, а потому, как говорят специалисты, «наиболее приемлемым способом удовлетворения прав кредитора было обеспечение его требований личностью самого должника и его семьи». Из истории египетского права известны случаи, когда граждане за неимением имущества закладывали трупы своих умерших родственников. О почитании мёртвых в те годы и говорить не приходится!

С развитием хозяйственно-производственных отношений описанное выше долговое право было упразднено, и на смену ему пришли другие экономические принципы: в пользу кредитора засчитывались все средства, приобретённые личным трудом должника.

Если же ответчик скрывался, уклоняясь от возврата долга, судьи назначали в качестве правопреемника должника третье лицо. Должник считался как бы умершим, а его правопреемник получал право отыскать имущество должника, найти людей для его оценки, а при необходимости – оспорить неправомерные претензии кредиторов. При смерти должника расходы на его погребение при оценке имущества не учитывались.

Позднее римское право унаследовали почти все европейские законодательства. Если сравнить немецкое законодательство, регламентирующее вопросы банкротства – а оно нашло своё отражение в законе Insolvenzordnung (InsO), – с описанными выше особенностями римского права в эпоху развитых производственных отношений, то мы увидим немало сходства.

Например, роль «третьего лица», упомянутого в римском праве, в немецком законодательстве играет доверенный управляющий (Treuhänder). Правда, должника при этом никто не объявляет умершим. А исключение расходов на погребение, практиковавшееся римлянами, можно – пусть и с некоторым допущением, – сравнить с изъятием всех доходов немецкого должника, превышающих его прожиточный минимум.

Потому немецкие служители Фемиды, регулирующей взаимоотношения должника и кредитора, перефразируя Александра Блока, имеют право заявить: «Да, римляне мы!».

Владимир Федотов

№ 25, 2014. Дата публикации: 20.06.2014