наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
финансы
страховки


Страсти по страховкам

В декабре 2013 года Европейский Верховный суд (Europäischer Gerichtshof) вынес решение (Rechtssache C-209/12), которое может привести к признанию недействительными миллионов страховых договоров в Германии. Речь идёт о договорах страхования жизни и добровольного пенсионного страхования. Для целой армии застрахованных это может означать полный возврат выплаченных ими страховых взносов, а для страховых фирм – обернуться убытками на сумму порядка сотен миллиардов евро, что способно поставить под угрозу сам факт их существования. В чём же суть вынесенного решения, и что оно реально означает для застрахованных?
 
 
силу застрахованных суда договоров договора европейского вероятнее лицам страховые эксперты срок договоры страхового условия договор означать bundesgerichtshof германии фирмы страховых

по теме:

в той же рубрике:



Вспоминается следующая ситуация. Одна знакомая семья по приезде в Германию сразу же заключила договор на страхование жизни детей. Лишь через несколько лет выяснилось, что условия договора весьма невыгодные, и что договор можно расторгнуть только со значительными материальными потерями. Тогда мы эту ситуацию приписали плохому знанию языка. Но оказывается, что в таком же положении находились и находятся миллионы коренных жителей Германии, прекрасно знающих язык. Дело в том, что в Германии с 1994 до 2008 года законодательно существовала т.н. Policenmodell страхового бизнеса, суть которой проста: страховщик не обязан был при заключении договора полностью информировать страхователя об условиях страховки. Часто условия страховки человек получал вместе со страховым полисом, а иногда и вовсе не получал. Обоснованием этому служила якобы необходимость упрощения работы страховых фирм, особенно с учётом посещения страховыми агентами квартир. Короче говоря, при заключении страхового договора страхуемое лицо покупало кота в мешке. Причём было практически невозможно сравнивать выгодность услуг различных страховых компаний. Для этого пришлось бы реально заключить сразу множество договоров.

Конечно, законом был установлен двухнедельный, а потом и месячный срок для расторжения договора. Иногда указанный срок продлевали до одного года, но этим мало кто пользовался, ибо предприимчивые страховщики прятали самые сомнительные условия договоров, печатая их мелким шрифтом и размещая среди маловажных рекламных новостей. Вот и получалось, что застрахованное лицо узнавало обо всех подводных камнях своего договора слишком поздно. Поскольку указанная модель существовала до 2008 года, актуальное решение Европейского суда распространяется, в принципе, на договоры, заключённые в течение предшествовавших 10 лет, т.е. с 1998 до 2007 года. Правда, здесь пока не всё однозначно. В 2002 году были изменены руководящие указания ЕС по вопросам страхового бизнеса. Это изменение учитывало несовершенство Policenmodell. Но оно не было подтверждено судебным решением. В связи с этим не полностью ясно, коснётся ли решение суда договоров, заключённых в период 2002−2007 гг.

Можно задаться вопросом: «Как случилось, что столь несправедливое положение просуществовало в стране весьма длительный срок?». Разумеется, некоторые застрахованные возбуждали судебные иски. Но, во-первых, истцам не всегда удавалось доказать, что они не были проинформированы. Во-вторых, действующее законодательство не давало возможности судам принимать однозначные решения. В-третьих – что особенно интересно – страховые фирмы приняли общую тактику действий: не допускали истцов до высших судебных инстанций, решение которых имело бы силу прецедента, особенно до Европейского суда, оплачивая их иски на предпоследнем судебном этапе. Но одному клиенту фирмы Allianz, заключившему страховой договор в 1998 году и пожелавшему через 10 лет его расторгнуть, удалось всё же дойти до Европейского суда, что и послужило основанием для рассматриваемого решения.

Решение Европейского суда не вступает в силу в ФРГ автоматически. Для этого необходим соответствующий вердикт Верховного суда Германии (Bundesgerichtshof). Эксперты исходят из того, что такое решение, вероятнее всего, будет принято. Что оно может означать для застрахованных? Ответ таков. Если договоры, заключённые в тот или иной период, признают недействительными, то это будет означать, что страховые фирмы обязаны вернуть застрахованным лицам выплаченные ими страховые суммы полностью. Как это может быть реализовано на практике, сказать трудно. Только один Allianz, крупнейший немецкий страховой концерн, имеет около 9 млн. таких спорных договоров на общую сумму 62 млрд. евро.

Эксперты рекомендуют застрахованным лицам, на которых принципиально может распространяться решение Европейского суда, ни в коем случае не расторгать страховые договоры преждевременно. Расторжение договоров до решения Bundesgerichtshof сопряжено с большими финансовыми потерями, в то время как после принятия соответствующего судебного решения оно, вероятнее всего, сможет быть осуществлено без потерь. Заинтересованным лицам остаётся ожидать дальнейшего развития событий.

Материал подготовлен и опубликован при содействии  Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом www.pravfond.ru

Александр Геллер

№ 3, 2014. Дата публикации: 17.01.2014