наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
здравоохранение
профилактика и лечение


«Лекарства должны отвечать принципам достаточности, необходимости и экономичности»

На вопросы наших читателей, связанные с использованием лекарственных препаратов со «старой родины» и с медицинским обслуживанием русскоязычных клиентов, осуществляемым местными домашними врачами, отвечает мюнхенский доктор Андреас Бек (Andreas Beck, на снимке)
 
 
лекарство фармацевтическими лекарственных разговор рекомендовать немецкий пациент методы лекарств применению пациентам немецких врачей боли необходимыми родины лекарства аптеках препарат концернами

по теме:

в той же рубрике:



– Если ваш русскоязычный пациент просит вас выписать ему лекарство, аналогичное лекарству с его родины, просите ли вы его предоставить перевод русской инструкции на немецкий язык?

– У меня есть каталог русских лекарственных средств, и с его помощью я могу определить состав медикаментов, о которых мне говорят русскоязычные пациенты. Правильное определение состава рекомендуемых лекарств очень важно, когда пациент говорит о непереносимости его организмом тех или иных компонентов или о наличии аллергии на них.

– Считается, что немецкие врачи действуют, как правило, по инструкции: при головной боли следует приписывать лекарство А, при боли в желудке – лекарство Б, при сердечных спазмах – лекарство С, при заболеваниях простаты – лекарство Е, и так далее. Будете ли вы подбирать аналог русского лекарства или пропишите препарат, который рекомендует немецкая инструкция?

– На основании существующей юридической базы я имею право выписывать своим пациентам только те медикаменты, которые разрешены к применению на территории Германии. Часто разговор с русскоязычным пациентом помогает мне выяснить, какой немецкий аналог лекарства с его родины будет наиболее адекватен его состоянию. Разговор с пациентом необходим и для того, чтобы разъяснить ему преимущества и недостатки тех лекарств, которые я имею право ему прописать.

– В практике советских врачей было рекомендовать пациентам некоторые народные средства лечения, например, спиртовой компресс на горло и сухую горчицу в носки от простуды. Есть ли подобная практика и у немецких врачей?

– Имбирь для укрепления иммунитета и горчичники при бронхитах я и сам успешно применяю.

– Пропишите ли вы самое полезное, на ваш взгляд, лекарство, или только то лекарство, которое оплачивает больничная касса?

– Предписание лекарств всегда определяется индивидуальными потребностями пациента, лекарства предлагаются ему вне зависимости от номинальной цены, но с учётом законодательной базы. Ценность лекарства зависит не от его стоимости, а от индивидуальной полезности для конкретного пациента. Я всегда пытаюсь объяснить этот момент, беседуя с больными.

– Как вы понимаете немецкий закон (назовите, пожалуйста, его полное название и номер параграфа), ограничивающий финансовую свободу врачей при выборе методов лечения и лекарственных средств?

– В соответствии с § 12 SGB V, действует так называемый экономичный принцип (Wirt­schaft­lichkeitsgebot). Он подразумевает, что применяемые врачом методы и лекарства должны быть достаточными, необходимыми и экономичными, то есть, они не должны превышать некий необходимый уровень. Те методы и лекарства, которые не являются необходимыми или не удовлетворяют условию экономичности, не оплачиваются больничными кассами, и потому застрахованный в них пациент не может на них претендовать.

– Некоторые пациенты считают, что у врачей есть негласная договорённость с фармацевтическими концернами, в соответствии с которой они прописывают пациентам лекарства из рекомендованного концернами списка. Существует ли подобная практика в действительности, и если да, то как это происходит?

– Я могу вас успокоить, такого соглашения между врачами и фармацевтическими концернами не существует. Представители фармацевтических концернов предлагают врачам свои новые продукты, а врач самостоятельно принимает решение, какие из этих продуктов рекомендовать пациентам, а какие – не рекомендовать. По моему мнению, более проблематичной является договорённость о цене на товары и лекарства между больничными кассами и фармацевтическими концернами. Часто препараты с одним и тем же лечащим веществом (Wirkstoff) разными концернами выпускаются в разных упаковках и по разной цене. Это приводит к тому, что пациент в аптеке теряется и не знает, что ему приобрести; к тому же возможны ошибки в применении из-за различной дозировки. И тут без помощи аптекаря не обойтись!

– Такие популярные в бывшем Советском Союзе лекарства, как, например, валокордин или корвалол, можно назвать многопрофильными, так как применялись они во многих случаях. Существуют ли в немецких аптеках их аналоги, и рекомендуете ли вы своим пациентам аналогичные препараты?

– Валокордин в своём составе содержит люминал (Phenobarbital). По этому поводу я могу сказать, что люминал ядовит и вызывает у людей зависимость. Поэтому с 1992 года в Германии этот препарат запрещён к применению. Альтернативой этому, столь распространённому в Восточной Европе, лекарству в немецких аптеках является препарат бензодиазепин (Benzodiazepine). Аналогом препарата корвалол в немецких аптеках является кородин.

– Что бы вы сами посоветовали пожилым русскоязычным пациентам?

– У меня есть общая рекомендация: пожалуйста, оформите официально уполномоченного представителя своих интересов у врача, в больнице, и так далее, на тот случай, когда вы сами будете не в состоянии по той или иной причине сознательно принимать важные жизненные решения. Это особенно важно для одиноких пожилых людей. Если вы сами не оформите такой документ (Bevol­lmächtigung ihres Vertrauens), то суд по опекунским делам (Vormund­schafts­gericht) назначит неизвестного вам государственного опекуна (gesetzlicher Betreuer), уже не спрашивая вас, доверяете вы ему или не доверяете.

Владимир Федотов

№ 15, 2013. Дата публикации: 12.04.2013