наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
труд по найму
увольнение

Уволили? А ты не воруй!

Связь между увольнением и инвалидностью существует только в том случае, если приведшее к увольнению поведение было непосредственным следствием уже установленной инвалидности, указал Верховный административный суд (решение BVerwG 5 C 16.11).
 
 
степени работника задним инвалида суд майского приведшее связи ведомство уволить увольнение инвалидности интеграции abs инвалидностью пересмотре ix sgb причин увольнения

по теме:

в той же рубрике:



Причиной спора, рассмотренного Верховным административным судом, стало увольнение без предупреждения в связи с особыми обстоятельствами (außerordentliche Kündigung) тяжёлого инвалида (степень инвалидности 60 в связи с различными заболеваниями позвоночника и берцовых костей), проработавшего на предприятии 20 лет. Причина увольнения – кража 80 литров дизельного топлива, принадлежащего предприятию. Ведомство по интеграции в мае 2008 года дало согласие на увольнение, так как приведшее к увольнению поведение работника не было связано с характером его инвалидности.

Уволенный попытался оспорить правомочность этого согласия, ссылаясь на установленную в 2009 году степень инвалидности 100, связанную, помимо ранее известных заболеваний, – ещё и с депрессией. Мол, к воровству подвигло тяжёлое душевное состояние, и причина увольнения (воровство в связи с депрессией) связана с инвалидностью. А раз так, то разрешение на увольнение дано в нарушение SGB IX § 91 Abs. 4.

Суд отверг эту аргументацию по формальным основаниям. Изменение степени и причин инвалидности вступили в силу – задним числом – с октября 2008 года (месяц подачи заявления с просьбой о пересмотре степени инвалидности), то есть – уже после увольнения. А ведомство по интеграции обязано проверять лишь уже установленную инвалидность (SGB IX § 69 Abs. 1 Satz 1)! Суд допускает исключения из этого правила, лишь если изменение степени и характера инвалидности не было официально установлено по причинам, в которых нет вины инвалида. Так, если бы заявление о пересмотре инвалидности было подано не в октябре, а до майского увольнения, то подтверждённая в 2009 году депрессия могла бы, в принципе, задним числом привести к отмене майского разрешения на увольнение.

Увы, остался без ответа самый интересный вопрос: можно ли было уволить работника, чьё воровство было бы связано с уже установленным психическим заболеванием, признанным причиной (или одной из причин) тяжёлой инвалидности? Должно ли было в таком случае дать согласие ведомство по интеграции, и можно ли было работодателю добиться такого согласия по суду? Рискнём предположить, что при незначительном разовом хищении уволить инвалида по суду не удалось бы. Ведь немецкие суды в последнее время не дали уволить даже вполне здоровых работников с многолетним стажем, «посягнувших» на принадлежащие работодателю бутерброд или пару евро. Но 80 литров дизеля – это уже не бутерброд! Можно предположить, что в этом случае суд увольнение всё равно разрешил бы, оценив интересы работодателя как более высокие, чем интересы вора-инвалида. Не нанимать же специального охранника для защиты имущества от работника-клептомана!

Тимур Глухман

№ 4, 2013. Дата публикации: 25.01.2013