наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
финансы
пособия


Дары с привкусом горечи

Мы принимаем и дарим подарки, подчас не задумываясь, что эти действия тоже подпадают под букву закона. Речь идёт, конечно, не о «500 эскимо», про которые пел крокодил Гена, а о более существенных дарах. Впрочем, получателям пособия ALG-II следует с осторожностью относиться к любым подаркам – идёт ли речь всего лишь о покрытии родственниками «минуса» на их банковских счетах, или о получении части наследства в его денежном эквиваленте. И то, и другое может быть рассмотрено как доход – не только представителями Центра по трудоустройству, но и судьями Федерального социального суда.
 
 
центра истицы наследства пособия суд счёт счету сумма истица доходом доход суммы эквиваленте часть alg bsg банковском ведомства девушка трудоустройству

по теме:

в той же рубрике:



Девушка, получающая помощь ALG-II, пожаловалась в суд на чиновника, курирующего её социальное положение в Центре по трудоустройству. Суть дела такова. Жалобщица никак не могла соизмерить расходы с доходами, на её банковском счету постоянно возникал «минус», девушка оказывалась в финансовом затруднении. Чтобы облегчить бремя долгов, её отец регулярно переводил на банковский счёт дочери недостающую сумму – с целью покрыть «минус». Чиновник Центра по трудоустройству заметил такие поступления денег со стороны и потребовал от девушки возврата Центру ранее переплаченной им суммы (1350 евро).

Обратившись в суд, девушка обосновала свою жалобу на решение представителя Центра по трудоустройству тем, что отцовская помощь не улучшала её материального положения, а всего лишь способствовала ликвидации долгов. Федеральный верховный социальный суд не согласился с истицей, ссылаясь на существующую законодательную базу, в соответствии с которой средства, полученные безвозмездно (то есть, не в качестве выплаты долга), считаются доходом со всеми вытекающими отсюда последствиями (решение BSG, 20.12.2011. A. z.: B 4 AS 200/10).

Не менее осторожно следует относиться получателям пособия ALG-II и к получению наследства, о чём свидетельствует следующий правовой сюжет. Суд рассматривал дело польской эмигрантки, которая приехала в ФРГ вместе с родителями. Поначалу они жили совместно, дочь работала, затем забеременела и переехала в отдельную квартиру. Поскольку получаемых ею денег на воспитание и содержание детей оказалось недостаточно, женщина стала получателем пособия ALG-II и отчитывалась перед социальным ведомством о мерах, принимаемых ею для поиска другой работы.

Впоследствии дочь реализовала унаследованную ею часть недвижимости родителей и получила на банковский счёт причитающуюся ей долю в размере 23 550 евро. Как только о поступлении этой суммы стало известно чиновнику ведомства, он прекратил выплату пособия. По мнению чиновника, имевшаяся на банковском счету истицы сумма была достаточной для того, чтобы долгое время обходиться без получения социальной помощи.

В своём исковом заявлении истица доказывала, что полученная ею часть наследства является не доходом, а собственностью, принадлежащей ей, её мужу и трём детям. Более того, в её случае сумма разрешённых законом накоплений превышала размер наследства. (Отметим: истица ежегодно получала от ведомства справку о величине денежных накоплений, разрешённых для её семьи). Вследствие чего, сделала вывод истица, сумма, оказавшаяся на её банковском счету, вообще не может влиять на начисление пособия ALG-II.

Для судей BSG, однако, решающим оказался тот факт, что часть наследства в его денежном эквиваленте поступила на счёт истицы не в период её трудовой деятельности, а после того, как она стала получать пособие. По мнению судей Федерального верховного социального суда, в этом случае наследство следует рассматривать как доход, который должен приниматься во внимание в ходе рассмотрения вопроса о необходимости выплаты пособия (BSG, 25.01.2012. A. z.: B 14 AS 101/11 R).

Владимир Федотов

№ 48, 2012. Дата публикации: 30.11.2012