наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
образование
высшее


Десять лет Болонской реформы: первые итоги

Болонская реформа должна была сделать высшее образование более доступным, сократить его сроки и унифицировать учебный процесс, чтобы не только облегчить переход студентов из одного учебного заведения в другое, но и шире использовать международный студенческий обмен. Что же получилось в реальности? Каковы на этот счёт мнения немецких политиков, преподавателей, студентов? И какие практические уроки можно извлечь из сложившейся ситуации?
 
 
студентов зачтены семестр университетов бакалавриата бакалавра обучение дисциплины образования семестра студент реформы вузе родном предприятия болонской системе возможность германии учебный

по теме:

в той же рубрике:



«Образцовая европейская история успеха»?

Переход на Болонскую систему в Германии происходил постепенно. Сегодня можно считать, что  он осуществлён на 85 процентов. «Образцовой европейской историей успеха» назвала министр образования ФРГ Аннете Шаван (Annette Schavan) промежуточные результаты Болонской реформы. Но насколько обосновано такое восторженное суждение?

Один из аргументов министра – уменьшение числа студентов, не доучившихся до диплома. Хотя по последним данным специального исследовательского центра, учёбу бросают 35 процентов учащихся бакалавриата, всё же следует признать, что число лиц, прекративших обучение, не завершив хотя бы первую ступень образования, действительно сократилось. И это понятно – появилась возможность завершить учёбу в более короткий срок.

В первые годы внедрения реформы многие опасались, что выпускники первой ступени – бакалавры (Bachelor) не будут востребованы на рынке труда. Наши предприятия, как, впрочем, и предприятия других стран, привыкли к выпускникам со званиями типа «дипломированный инженер» (Diplomingenieur), и не ясно было, найдут ли бакалавры своё место в производственной системе.

Первый опыт показывает, однако, что опасения были преувеличены. Многие эксперты считают, что это неплохо, если процесс «доучивания» происходит уже в условиях конкретного предприятия, а при поступлении на работу бакалавр – по сравнению с дипломированным инженером, – может удовлетвориться более скромной должностью и зарплатой. Бакалавров особенно охотно принимают крупные предприятия, в то время как мелкие и средние всё проявляют в этом отношении осторожность.

По данным Министерства образования, лишь два-три процента обладателей дипломов бакалавра остаются безработными или устраиваются на должность, не соответствующую уровню их образования. При этом более 3/4 бакалавров стремятся продолжить учёбу в магистратуре.

Вопрос, насколько обучение в рамках бакалавриата соответствует современным требованиям к подготовке специалиста, также является спорным. «Университет – больше, чем просто обучение, это просвещение. А в жёстких рамках бакалавриата этого не достичь», – считает глава Совета ректоров вузов Германии (Hochschulrektorenkonferenz) Хорст Хипплер (Horst Hippler). С его точки зрения такое «экспресс-образование» (бакалавриат обычно длится три года) – ошибка. С другой стороны, понятно, что обучение бакалавра обходится государству дешевле, чем обучение специалиста по старой дипломной программе.

Проблемы перегруженности студентов и унификации образования

Среди студентов часто можно услышать недовольство тем, что учебные планы бакалавриата явно перегружены, поскольку бакалавру за три года пытаются дать намного больше знаний, чем это было предусмотрено на первые три года учебы по прежней системе. Это же мнение разделяет руководитель Немецкого общества содействия учащимся (Deutsches Studentenwerk) Ахим Майер ауф дер Хайде (Achim Meyer auf der Heyde).

Но самая главная проблема возникла там, где её не ожидали. Дело в том, что каждый университет по каждому профилю обладает своей сложившейся научной школой, а следовательно и своими представлениями о системе обучения. Естественно, что студенты должны воспитываться в рамках этих представлений. А это значит, что унификация образования – это либо утопия, либо вообще шаг назад в организации обучения. Боязнь ограничения самостоятельности университетов привела к противоположному результату – ещё большей их самостоятельности и меньшей степени унификации.

Многие специалисты убеждены, что унификации может быть подвергнут лишь самый базис, начальные знания, относящиеся к какой-либо специальности, а то, каким образом будут получены глубокие знания, должны решать конкретные университеты и факультеты.

Трудности перевода, перехода и обмена

В германской вузовской системе существует понятие Studiengang, полного аналога которому в известной нам советской системе образования не существовало. В настоящее время в вузах страны существует около 15 тыс. Studiengänge. В русскоязычных изданиях иногда это понятие путают со специальностью. На самом же деле специальности, например, инженера-электрика, в каждом учебном заведении соответствует свой Studiengang. Поэтому задача перехода студента из одного университета в другой после Болонской реформы отнюдь не упростилась.

Ещё сложнее ситуация с международным студенческим обменом. Считается полезным, если студент по крайней мере один семестр проводит в одном из зарубежных вузов (Auslandssemester). Однако если студент проучился один семестр за рубежом, то это совсем не означает, что изученные там дисциплины будут зачтены в его родном вузе. Поэтому, идя на зарубежный семестр, студент должен понимать, что это может привести к увеличению времени учёбы.

Раньше студентам было легче избежать подобных ситуаций, поскольку уже на первых трёх курсах было возможно включать в свой учебный план дисциплины старших курсов. В настоящее время учебные планы бакалавра и магистра чётко разделены. Кроме того, в связи с необходимостью выполнения бакалаврской работы шестой семестр для поездок за границу полностью исключается.

Дополнительная проблема возникает в связи с различиями во времени начала семестров и их продолжительности в разных странах. В большинстве стран учебный год начинается в сентябре, а в Германии – лишь в октябре. Поэтому может возникнуть необходимость поездки в заграничный вуз ещё до окончания предыдущего семестра в своём вузе. В этой ситуации один семестр может оказаться потерянным только из-за различия временных интервалов. А если учесть, что некоторые дисциплины, прослушанные в зарубежном вузе, не будут зачтены в родном, то возникает реальная угроза увеличения продолжительности обучения на целый год. При этом надо помнить, что госкредит Bafög студент может получать лишь три года во время бакалавриата и два года во время магистратуры.

В чём польза зарубежного семестра?

Может показаться, что в существующих условиях заграничный семестр не имеет смысла. Однако именно возможность приобщиться к ещё одной научной школе и при этом существенно расширить свой научный кругозор может оказаться настолько полезной, что даже потеря семестра или целого учебного года будет оправданна.

Мы беседовали с одним из студентов Дортмундского университета, занимающимся на факультете информатики и прошедшим в этом году заграничный семестр в одном из университетов Норвегии. По его мнению, научные школы этих двух университетов очень хорошо дополняют друг друга. Данный факт в сочетании с полученным опытом международного общения (приходилось контактировать со студентами разных стран, включая Россию и Китай) вполне оправдывает дополнительные временные затраты. Что же касается дальнейшей учёбы без Bafög, то и этот факт он намерен обратить себе на пользу: начать зарабатывать деньги, работая параллельно с учёбой по специальности в одной из серьёзных фирм и приобретая при этом производственный опыт, чего так не хватает большинству выпускников.

Полезность заграничного семестра или даже года не ставится под вопрос никем. Руководительница Германской службы академических обменов (DAAD) Магрет Винтермантель (Magret Wintermantel) мечтает о том, что в международном обмене должны участвовать не менее половины студентов. Пока же это число составляет лишь около 20%, что, правда, вдвое больше, чем 10 лет назад.

Конечно, к заграничному семестру студент должен специально готовиться. При этом полезно сопоставить учебные планы обоих университетов и изыскать возможность включить в свой учебный план в зарубежном вузе по возможности больше таких дисциплин, которые могут быть потом зачтены в родном.

Какие же выводы можно сделать? Конечно, вспоминается мудрое изречение ныне покойного российского экс-премьера: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Но отсюда не следует, что Болонская реформа себя абсолютно не оправдывает. Возвращение назад, к прежней системе вряд ли возможно и вряд ли целесообразно. Отмеченные проблемы касаются, в основном, не самой сущности Болонской системы, а способов её реализации, которые, естественно, нуждаются в постепенном улучшении.

Александр Геллер

№ 41, 2012. Дата публикации: 12.10.2012
 
 
Сюжетный ряд
Некоторое время назад десять крупнейших технических университетов Германии выступили с инициативой сохранить звание дипломированного инженера – Diplomingenieur. Эта инициатива была поддержана и другими техническими университетами. Обосновывали указанное предложение тем, что немецкие специалисты с этим званием уже многие десятилетия пользуются большой популярностью во всём мире. Для реализации данного предложения в рамках Болонского процесса предлагается в дипломе магистра указывать дополнительно, что степень магистра, например, в области электротехники, приравнивается к званию дипломированного инженера в этой области.