наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
финансы
пенсии

Зачёт пенсии РФ: судебная практика

Решения судов первой и второй инстанций по поводу компенсационных выплат к пенсии РФ и величины вычетов за ранее полученную пенсию РФ противоречивы, несмотря на положительные заключения (Rechtsgutachten) мюнхенского Института восточного права (Institut für Ostrecht München e. V.).
 
 
уменьшение härtefall социальном рф abs министерства федерального выплат вернуть суд майне sgb возможность российские пенсии производится социальных социального первой г

по теме:

в той же рубрике:



Приведём один пример положительного решения социального суда первой инстанции г. Франкфурта-на-Майне. Предмет спора истца с городским социальным ведомством: вопрос о судьбе пенсии РФ, полученной на российские счета до перевода пенсии в Германию. По сути дела, речь идёт об обратном действии (Rückwirkung) административного акта – материи тонкой и неоднозначной.

В социальном законодательстве есть нормы (§ 45, 50 SGB X, § 26, 39a SGB XII), регулирующие возврат незаконно полученных социальных выплат (в нашем случае – социальных выплат без учёта суммы российской пенсии). В этих нормах прописано, что размер и период возврата этих средств (путём уменьшения ставки базового обеспечения в возрасте) производится по усмотрению местного социального ведомства. При этом уменьшение ставки возможно до границы жизненно необходимого (Einschränkung auf das Unerlässliche).

Социальное ведомство Франк­фурта-на-Майне трактовало это так, что пособие можно уменьшить на 20% в течение 3 лет. Это означает, что пожилые, больные люди целых три года имели только 80% установленного законом прожиточного минимума.

В то время как в том же § 26 SGB XII, который и предусматривает уменьшение социальных выплат в случае предоставления неправильных сведений о доходах, в последней фразе (Abs. 2 Nr. 4) сказано: «Eine Aufrechnung erfolgt nicht, soweit dadurch der Gesundheit dienende Leistungen gefährdet werden» – уменьшение социальных выплат не производится, если тем самым будут затронуты средства, необходимые для поддержания здоровья.

Тем не менее Sozialamt, невзирая на столь очевидное противоречие и мнение Федерального министерства труда и социальной защиты (см. ответы этого министерства на слушаниях в Бундестаге 23.08.2011 г., Drucksache 17/6833) упорно стоял на своём. Поскольку в рамках контактов на уровне магистрата данную проблему решить не удалось, то оставалась единственная возможность – попытаться решить её в социальном суде.

Социальный суд Франкфурта своим решением (AZ.: S 20 SO 134/11 ER) признал этот спорный пункт «Директивы» незаконным и не учитывающим фактические обстоятельства особого случая (Härtefall). Суд решил, что в данном случае интересы отдельной личности стоят выше общественных и последняя фраза § 26 SGB XII, которую игнорировал магистрат в своём стремлении вернуть переплаченные сумму в городской бюджет, является решающей. Поэтому суд отменил соответствующие решения местных социальных ведомств и обязал их вернуть все имевшие место ранее 20-процентные сокращения социальных выплат.

Есть ещё важное решение федерального социального суда (Bundessozialgericht – BSG, решение B 8 SO 3/15 R от 30 июня 2016 г.), о котором стоит знать нашим читателям. Было указано на возможность в особом случае (Härtefall) применительно к ленинградским блокадникам считать их российские компенсационные выплаты денежным возмещением за причинённый нематериальный ущерб (Schmerzensgeld), которое по немецкому законодательству (§ 83 Abs. 2 SGB XII) не является доходом и не ограничено в сумме. Это решение обязательно для исполнения на всей территории Германии.

Вадим Горелик

№ 9, 2017. Дата публикации: 03.03.2017