наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
здравоохранение
права и обязанности


Распоряжение пациента должно быть предельно чётким

На сегодняшний день около 28 миллионов жителей Германии, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, составили и заверили в соответствии со всеми юридическими требованиями так называемое распоряжение пациента (Patientenverfügung) – документ, позволяющий принять медицинскую помощь или отказаться от неё в том крайнем случае, когда человек уже не может сам огласить свою волю. Актуальное решение Федеральной судебной палаты (Bundesgerichtshof – BGH) Az.: XII ZB 61/16 указывает владельцам уже составленного распоряжения пациента на необходимость внимательно перечитать документ и, возможно, внести в него правки.
 
 
дочери необходимость bgh внести мнение пациентка перечитать распоряжение az владельцам жизни распоряжения г спокойно пациента составленного zb внимательно матери состояние

по теме:

в той же рубрике:



По мнению Ойгена Брюша (Eugen Brysch), эксперта и члена правления Германского фонда защиты прав потребителей (Verbraucherzentrale), все составленные до сегодняшнего дня распоряжения пациентов должны быть срочно пересмотрены – с тем, чтобы в критических ситуациях у врачей не возникало бы сомнений, что именно завещал пациент. Мнение г-на Бриша основывается на решении BGH Az.: XII ZB 61/16, в котором подчёркивается необходимость конкретизации: «Распоряжение пациента должно содержать точные указания о том, какие медицинские воздействия он разрешает или не разрешает применять в безнадёжном случае».

Поводом для вынесения вердикта XII ZB 61/16 стало обращение в суд двух дочерей женщины 1941 г. р., с которой в 2011 году случился инсульт. Дама попала в больницу в тяжёлом состоянии, из которого её вывели и затем перевели в дом для престарелых. Тогда она могла говорить, и продиктовала дочерям текст Patientenverfügung. Спустя некоторое время пациентка скорректировала своё волеизъявление. Но в обоих документах было ясно сказано: если её мозг придёт в такое состояние, что она не сможет изъявлять свою волю, никаких мер продления жизни (lebensverlängernde Maßnahmen) принимать не следует. Кроме того, мать подписала доверенность на имя младшей дочери – Vorsorgevollmacht.

Конфликт возник в связи с тем, что пациентка сейчас находится на искусственном питании при помощи зонда, введённого в её желудок, то есть подвергается паллиативной терапии. Мозг её серьёзно повреждён, она несколько раз впадала в эпилептическое состояние, жизненно важные функции организма женщины значительно нарушены. В связи с этим две дочери считают состояние матери совпадающим с тем, которое описано в распоряжении пациента и настаивают на извлечении зонда из её желудка, чтобы дать матери спокойно уйти из жизни. Однако третья дочь, являющаяся юридически доверенным лицом, настаивает на продолжении паллиативной терапии. Её мнение совпадает и с мнением лечащего врача.

Конфликтную ситуацию в январе-2016 рассматривала гражданская палата Земельного суда Мосбаха (3. Zivilkammer des Landgerichts Mosbach). Затем дело перешло в Федеральную судебную палату. В своём решении от 6 июля 2016 г. судьи этой инстанции отметили: во-первых, третья дочь как доверенное лицо пациентки, вправе принимать за неё окончательные решения, тем более, если они согласованы с лечащим врачом; во-вторых, в распоряжении матери использованы неконкретные выражения, типа: «Solange eine realistische Aussicht auf Erhaltung eines erträglichen Lebens besteht, erwarte ich ärztlichen und pflegerischen Beistand unter Ausschöpfung der angemessenen Möglichkeiten» («До тех пор, пока существует реальная перспектива сохранения сносного уровня жизни, я ожидаю медицинскую и сестринскую помощь путём использования соответствующих возможностей»). То есть, нет однозначного отказа от принудительного питания, а потому решение доверенного лица не может рассматриваться как прямое нарушение воли пациента.

Вердикт Федеральной судебной палаты можно обжаловать только в Конституционном суде. Нам неизвестно, пойдут ли на это несогласные с решением Az.: XII ZB 61/16 две дочери пациентки. Но означенный вердикт подсказывает владельцам уже составленного распоряжения пациента о необходимости внимательно его перечитать и внести изменения, если будут замечены размытые формулировки.

В соответствии с §191a Третьего закона об изменениях в праве ухода за больными людьми (Drittes Gesetz zur Änderung des Betreuungsrechts – BtÄndG vom 29. Juli 2009), распоряжение пациента разрешается составлять в произвольной форме. Но всё же следует избегать слишком общих фраз, например: «Soll man mich in Ruhe sterben lassen…» («дайте мне возможность спокойно уйти из жизни») или «wenn keine Aussicht mehr auf ein sinnvolles Leben besteht…» («если уже не будет надежд на полноценную жизнь»). Не стоит брать для составления документа готовые образцы из Сети. «Распоряжение пациента должно быть таким же индивидуальным, как письмо c объяснением в любви!» – подчёркивает Ойген Брюш.

Виктор Фишман

№ 8, 2017. Дата публикации: 24.02.2017