наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
окно справок

На вопросы читателей отвечает адвокат Томас Пуэ

 
 
власти израильского фрг предъявить справки германии свидетельств израильские справок ведомство властей еврейского информации подозрения ведомства иностранцев делам россии эмигранта израиле

по теме:

в той же рубрике:



Я предприниматель, хотел бы наладить связи с коллегами в Германии. Мне представляется, что некоторые мои идеи способны пойти на пользу обеим странам. Известны ли вам в Германии и в России немецкие организации, которые могут помочь мне и таким, как я, в налаживании деловых контактов с немецкими бизнесменами?

Игорь Бреннер, Санкт-Петербург, Россия

Действительно, такие организации есть. Можно назвать торговое представительство при посольстве Германии в РФ, торговое представительство при посольстве России в Германии, Комиссию по восточным связям немецкой промышленности (Ostausschuß der deutschen Wirtschaft www.ost-ausschuss.de), российско-немецкую торгово-промышленную палату с отделениями в России и в Германии. Думаю, что ещё больше информации можно получить, если провести соответствующее исследование интересующего вас вопроса во Всемирной сети.

Я гражданин РФ, несколько лет проживаю в ФРГ по статусу еврейского эмигранта. Мои родители живут в Израиле, я постоянно в контакте с ними. Внезапно немецкое ведомство по делам иностранцев потребовало от меня представить свидетельство об отсутствии у меня израильского гражданства. Ведомство потребовало также доказательств, что я никогда не репатриировался в Израиль, не подавал соответствующего заявления, не получал и не отказывался от израильского гражданства. Что скрывается за этим? Должен ли я удовлетворять такое любопытство немецких ведомств?

К. Ж., Мёнхенгладбах

Присвоение статуса еврейского эмигранта увязано с рядом условий. Одно из них – отсутствие даже попыток переселения в третью страну. Практически под третьей страной подразумевается Израиль. Переселение из Украины в Россию не вредит переселенческим намерениям. До 2005 года из «израильского» правила могли делаться определённые исключения. Новые руководящие указания германского МВД ещё больше закрыли дорогу в Германию по статусу еврейского эмигранта лицам с «израильским прошлым». Если впоследствии будет выяснено, что еврейский переселенец ранее жил в Израиле, у него может быть изъят вид на жительство в ФРГ. В формулярах заявлений-анкет на переселение в Германию заявители должны ответить на вопрос о намерениях переселения в третью страну. Нечестный ответ на такой вопрос считается сознательным обманом властей. Если компетентные органы позднее вскроют обман, ведомство по делам иностранцев сможет изъять разрешение на неограниченное проживание в ФРГ.

Имеет ли ведомство по делам иностранцев право «на всякий случай» требовать представления свидетельств, о которых вы упомянули? Нет, оно не может требовать от проживающих в Германии иностранцев (да и от граждан ФРГ), чтобы они обращались в посольства иностранных государств за различными справками по требованию немецких ведомств. Ведомство по делам иностранцев должно иметь хорошо обоснованные подозрения в обмане властей. Только тогда оно может открыть следствие и потребовать представления различных справок и свидетельств, в том числе и от израильских властей. Что считать «хорошо обоснованными подозрениями», определяется по обстоятельствам конкретного случая.

Как правильно отреагировать на требования о предоставлении негативных свидетельств? Вроде бы, проще всего представить властям соответствующие справки, и дело с концом. Это если израильские власти без проблем и чётко засвидетельствуют, что автор запроса никогда не жил в Израиле и не обращался с заявлением о предоставлении ему израильского гражданства. Но не всегда всё так просто. Предоставление требуемых справок всё-таки – «палка о двух концах». Ведь ведомство, затаившее подозрения, может затребовать и другие справки, может само перевести их на немецкий язык, может трактовать их по-своему. Чем больше бумаг, тем больше эти бумаги могут затушевать суть дела, противоречить одна другой. В результате из нечётко написанного или двусмысленно переведённого израильского свидетельства ведомство может сделать неожиданные для заинтересованного лица выводы, да так, что правду и защиту придётся искать в суде.

Непредставление вообще никаких справок – более надёжно. Как говорится, «на нет и суда нет». Могу себе представить, что и без того загруженные работой израильские ведомства не захотят проводить хлопотные изыскания о персоне, никогда в Израиль не переселявшейся. Большая часть мирового населения в Израиле не живёт, так что же, теперь израильские власти должны снабжать ведомства всех стран справками о непроживании неких граждан в Израиле? Если израильские власти не готовы выдавать какие-то малопонятные для них свидетельства по требованию немецких властей, то человек не может предъявить этих справок. Нельзя так же и предъявить справку о невозможности исхлопотать справку – это абсурд. Если немецкое ведомство по делам иностранцев захочет что-либо прояснить у израильских властей, то оно само должно вступить в контакт с компетентными израильскими ведомствами.

Отмечу: обычно подозрения ведомства возникают на базе каких-либо сообщений. Важно знать, что ведомство рассматривает и анонимные сообщения, если они содержат конкретную информацию, выглядят достоверно. Ведомство может расценить отказ/уклонение от предоставления указанных вами свидетельств в качестве косвенного признания «израильского следа». Ведомство может на базе своих подозрений лишить затронутую персону вида на жительство в ФРГ.

Я вёл подобное дело, и, в случае моего клиента, рекомендовал ему тактику выжидания. Ведомство должно раскрыть все карты, показать, что оно «имеет предъявить». Так и произошло. Ведомство само наводило справки, само трактовало их и определяло достоверность. Преимущество моего клиента заключалось именно в его молчании. Он не давал о себе информации, которую можно было бы ложно или противоречиво толковать. Его нельзя было обвинить в даче заведомо ложной информации. Всё исходило только от ведомства, которое в итоге само запуталось в своих утверждениях. Эта путаница пошла на пользу клиенту. Высказывания по сути дела были даны мной только после завершения ведомственного следствия – с минимальным риском появления новых обстоятельств. В результате ведомство не смогло уверенно доказать свои подозрения, и было вынуждено оставить моего клиента в покое.

№ 19, 2012. Дата публикации: 11.05.2012