наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
только у нас


Скажи мне, кто твой Гусман…

Собеседник президентов, премьеров, королей и диктаторовотвечает на вопросы «РГ/РБ»
 


Михаилу Гусману – знаменитому телеведущему, блестящему журналисту, большому другу «РГ/РБ» и просто первому заместителю генерального директора информационного агентства ИТАР-ТАСС – исполняется 60 лет. По этому поводу Владимир Войхонский окатил его градом вопросов.    – Уважаемый Михаил Соломонович! Расскажите, пожалуйста, хотя бы вкратце об основных вехах вашей биографии.



   – Спасибо за память, что вы помните мои даты. Могу подтвердить, поскольку вы уже сказали о юбилее, что родился в 1950 году 23 января в городе Баку, городе который для меня был и остаётся родным. Это город, который тогда и по сей день, как мне кажется, является уникальным городом со своими культурными и интернациональными традициями, традициями дружбы и гостеприимства.



   Я родился в замечательной семье. К сожалению, нет в живых ни моего отца, ни моей мамы. Они были людьми удивительными, много сделавшими для своего города. Отец был врач, терапевт. Многие бакинцы, живущие вне Баку сегодня, я надеюсь, его помнят, как и мою маму, которая многие годы возглавляла кафедру английского языка в Институте иностранных языков.



   – Кто из родителей занимался вашим воспитанием?



   – Это очень хороший вопрос. Как младший сын в семье, я был, наверное, маминым любимцем. Отец, как такой колосс, возвышался над нами. Он был на 12 лет старше мамы. Я был поздний ребёнок. Когда я родился, отцу уже было под пятьдесят, а точнее – 46 лет. С раннего детства помню отца, как совершенно недостижимый образ. Я поклонялся ему как человеку выдающемуся, который жил по высочайшим законам морали и совести, как и мама. В отличие от брата, который выбрал своим первым образованием медицинское, я пошёл по маминым стопам.



   – По мере взросления родители становятся для нас всё большими авторитетами. Есть ли другие личности или события, которые оказали на вас сильное воздействие?



   – Я благодарен по жизни очень многим людям и сейчас бы не хотел никого выделять по той простой причине, что уже начиная со школьной скамьи мне как-то очень везло в жизни на людей. Я вспоминаю с доброй симпатией офицеров, c которыми я служил, когда в течение года проходил действительную воинскую службу на Краснознаменной Каспийской флотилии. Теперь уже почти 15 лет работаю в агентстве ИТАР-ТАСС. И здесь, а это огромный коллектив – почти две тысячи сотрудников, я считаю, мне опять повезло: есть у кого учиться и спросить совета, есть с кем дружить.



   – Ваш старший брат Юлий Соломонович – кинорежиссёр, заслуженный деятель искусств России, орденоносец, телеведущий. Каковы взаимоотношения между братьями Гусман – такими известными и давно состоявшимися личностями?



   – Вы знаете, как-то по этому поводу мы говорили с братом шутя, что у нас с ним, как у братьев Кеннеди – Роберта и Джона, доброе соревнование без каких-либо преимуществ за кем-нибудь из нас. Когда-то побеждает он, когда-то – я. Такое соревнование двух братьев, как мне кажется, только помогает быть всё время в форме.



   – Остаётся при вашей занятости время на семью и близких, театр, хобби, наконец?



   – Я очень люблю свою жену и сына и поэтому люблю проводить время с ними. Сын у меня уже достаточно взрослый, и я вижусь с ним, к сожалению, не так часто, как хотелось бы, поскольку он сейчас живёт в Америке, в Бостоне. Он там учится. Я же человек не тусовочный. Очень люблю драматический театр ещё с советских времён. Когда говорят о Москве как о культурной столице, то, я считаю, это очень верно в значительной степени. Московские театры всегда были моей страстью, и я даже прилетал из Баку только ради того, чтобы посмотреть те или иные спектакли. Смотрел по нескольку раз «Гамлета» с Высоцким на Таганке, по-моему, девять раз «Мастера и Маргариту». Обожал «Современник», «Ленком». Так что, это и есть вся моя молодость, которая плавно перешла к нынешним годам.



   – ИТАР-ТАCC… Мощное здание в центре Москвы. На входе автоматчик. Не скучно ли вам, творческому человеку, исполнять пусть и почётные, но хлопотные и ответственные обязанности первого заместителя генерального директора такой солидной организации?



   – Уже 10 лет я – первый заместитель генерального директора ТАСС, а до этого работал в этой организации на разных должностях. Это совсем не скучно. А автоматчик стоит по одной простой причине: есть такое понятие – информационная безопасность, и он не автоматчик, а обычный милиционер. У всех информационных агентств мира при входе стоит дежурный охранник.



   Когда мне было 15 лет, мой старший брат назвал меня информационным вампиром. Это правда, потому что я всегда имел склонность к накоплению информации. Кто-то зачитывался детективами, а я больше любил читать газеты и журналы. Но это не отвлекало меня от книг. Я увлекался поиском новой для меня информации, потому что мне всегда это казалось интересным. Вот почему работа в ИТАР-ТАСС, крупнейшем информационном агентстве мира, связанная с поиском информации, для меня не только не скучна, но и очень интересна. Поиск информации – это как наркотик, образно говоря, такая форма болезни.



   – Люди старшего поколения, конечно же, помнят «ТАСС уполномочен заявить». Аж мурашки по коже! Шаг влево, шаг вправо от генеральной линии партии, и…



   – Ну, это было давно. ТАСС, как и другие информационные агентства, живёт сейчас в условиях рыночной и реальной экономики. Мы по-прежнему являемся мировым брендом, мировым информационным агентством. Но в России работают и другие информагентства, и в духе конкуренции мы стараемся свою марку отстаивать, оставаясь по-прежнему стопроцентной государственной организацией.



   – Большинство соотечественников как в России, так и за рубежом знают вас как ведущего телепрограммы «Формула власти». Сколько лет ваша программа живёт в телеэфире и сколько у неё героев?



   – В 2009 году программе исполнилось 10 лет. Уже вышло на телевизионные экраны свыше 160 выпусков, главные герои которых – президенты и главы правительств разных стран мира. Их число немного меньше, так как у меня внутри программы появился цикл «Послесловие», о тех героях, которые к настоящему моменту отошли от власти. Так, мы говорили про Ширака, Буша, Блэра. В рамках «Послесловия» в первых числах декабря 2009 года я, например, опять встречался с бывшим канцлером Германии господином Герхардом Шрёдером.



   – «Формула власти»… Удалось ли вам эту формулу расшифровать: кто и как становится государственным лидером? Или на пути к политическому Олимпу больше случайностей, чем закономерностей?



   – Я с самого начала сказал в своей программе и каждый раз повторяю: ответ на этот вопрос – это обобщённый ответ всех наших героев. У каждого разные ответы, а суммарный как раз и составляет главный интерес.



   – Михаил Соломонович! Вы уже успели встретиться и побеседовать с новым президентом США – Бараком Обамой. Каковы впечатления?



   – Пусть это звучит нескромно, но я был первым из российских журналистов, кто сделал с ним интервью. Впечатление о человеке, который даёт интервью, – это как бы впечатление о внешних факторах. Насколько он харизматичен, насколько он остёр на язык, как быстро реагирует на вопросы. Это, я думаю, мы отразили в нашей программе. А вот что касается реальных действий Барака Обамы, с которыми связано много ожиданий и выданной ему авансом Нобелевской премии, – это другой вопрос. Для того чтобы разобраться в этом, нужно подождать какое-то время.



   – Журналисты делят политиков на доступных и труднодоступных. К последним, например, причисляли Кастро. А политические тяжеловесы Европы, и в частности, Германии, досягаемы и открыты для прессы?



   – Я был у Рауля Кастро. Мы встречались и беседовали с ним очень подробно, а вот интервью с Фиделем, к сожалению, я не успел сделать. Что касается политических лидеров Германии, то скажу так: они досягаемы, с точки зрения участия журналистов в пресс-конференции, где можно поднять руку и задать вопрос. Получить же эксклюзивное интервью на час – совсем не простое дело. Хотя, как уже говорил, я делал интервью со Шрёдером и не только с ним, но и с покойным президентом Рау. Так что Германия мне – не чужая страна.



   – Перенесёмся из Европы на Ближний Восток. Как вас встречают лидеры арабского мира? Известно, что они ревностно относятся к тем, кто имеет контакты с Израилем.



   – Вы знаете, я встречался и с королём Саудовской Аравии, и с королём Иордании, с президентами Египта и Сирии, и даже с президентом Ирана Махмудом Ахмадинеджадом, а также с лидером ливийской революции Муаммаром Каддафи. Я думаю, они знали, кто я есть этнически. Тем не менее они сочли возможным со мной встретиться, а я – с ними побеседовать.



   – Помогает ли вам ваше лингвистическое образование?



   – При необходимости я готовлю беседу на английском. В частности, с Бараком Обамой, Бушем, Блэром и Брауном я беседовал на их родном языке.



   – Успеваете вы лично познакомиться не только с лидером государства, но и со страной?



   – Как когда, но, как правило, не очень. Обычно наш приезд выглядит, как некий десант. Прилетаешь накануне, берёшь интервью и торопишься назад, потому что надо уже сразу готовить саму программу.



   – Можно предположить, что ставшие регулярными встречи с лидерами мира действуют на вас, вспоминая уже приведённое вами сравнение, как наркотик, без которого вам не по себе, потому что ждёте с нетерпением следующее интервью?



   – Вы знаете, да. Всё когда-нибудь кончается, и посему такая зависимость опасна,



   – Где и когда можно увидеть вашу программу сейчас?



   – Вот уже пять лет она выходит на государственном телеканале «Россия», то есть на второй кнопке, во вторую и четвёртую субботу месяца в 11.20 утра по Московскому времени. Программа идёт ещё и по РТР-«Планета».



   – Как автор и бессменный ведущий «Формулы власти» вы уже давно имеете своих, как сейчас говорят, фанов. А вот про то, что вы являетесь ещё и ответсекретарём ВАРП – Всемирной ассоциации русской прессы, знают, я думаю, не так много соотечественников. Это всё-таки профессионально ориентированная организация.



   – Всемирную ассоциацию русской прессы мы создали 11 лет назад. Тогда в неё входили несколько десятков русскоязычных СМИ, а сейчас – несколько сотен и со всего мира. Мы очень рады, что смогли помочь объединению наших коллег, работающих в различных СМИ – газетах, радио, телевидении почти в 80 странах. Я очень горжусь этой нашей функцией.



   – К сожалению, беседа с таким занятым человеком, как вы, Михаил Соломонович, ограничена жёсткими временными рамками…



   – Да, пока мы с вами разговаривали, я отключил звук, но уже раздались около 30 телефонных звонков, на которые, как только мы закончим беседу, буду отвечать.



   – Я надеюсь успеть задать последний вопрос: о предстоящем юбилее. Как вы к нему относитесь: как к чему-то неотвратимому и очень хлопотному или смотрите на это событие философски и ищете в нём нечто позитивное?



   – Вы знаете, это и хлопотное, и неотвратимое, и философское – всё вместе. Недавно великому русскому писателю, который ещё здравствует, Леониду Генриховичу Зорину исполнилось 85 лет. Кстати, он мой земляк, автор знаменитой пьесы «Варшавская мелодия», автор сценария фильма, который очень многие любят, – «Покровские ворота». Юбиляру вручали премию и спросили о философском смысле жизни. И он вспомнил Бернарда Шоу. Когда великому английскому драматургу исполнилось 94 года, один из журналистов его спросил: «Вы, наверное, уже, думаете о неумолимом финале, и если бы вам предложили выбрать, как лучше уйти из жизни, что бы вы предпочли?». – «Я хотел бы уйти из жизни от рук ревнивого мужа!» – ответил Бернард Шоу.
Владимир Войхонский

№ 3, 2010. Дата публикации: 25.01.2010
 
 
интервью соломонович программе информации люблю мира власти тасс итар михаил автоматчик жизни прессы директора автор журналистов лидером россии исполнилось президентом
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение