наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Колыма. История. Факты


Колыма – одна седьмая СССР

Колыма была особым островом в системе ГУЛАГа. Этот «остров» занимал к середине 1941 года 10-ю часть, а в 1951 г. – 7-ю часть территории СССР (соответственно, 2,3 и 3 миллиона квадратных километров). До начала 30-х годов большая часть территории этого региона была совершенно необжитой и неисследованной. Да и в последующие годы многие высокогорные и таёжные участки оставались белым пятном на карте страны. И даже сегодня существуют места, куда ещё не ступала нога человека… Мы начинаем серию публикаций, подготовленных Иваном Паникаровым и основанных на документальных, архивных сведениях о лагерной Колыме, обнаруженных в Государственном архиве Магаданской области, Центре хранения современной документации Магаданской области, некоторых других архивных источниках магаданским историком Александром Григорьевичем Козловым (к сожалению, покойным). Его книга «Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР в цифрах и документах. Часть 1. (1931–1941)», написанная вместе с коллегой по работе И. Д. Бацаевым, изданная тиражом всего в 200 экземпляров в Северо-Восточном комплексном научно-исследовательском институте в Магадане, проливает истину на суровую и трагическую действительность прошлого Колымы. Увы, книга эта из-за малого тиража просто недоступна, поэтому мы предлагаем читателям выдержки из неё.
 


Страна Дальстрой

На протяжении многих лет территория, называвшаяся ёмким словом Дальстрой, представляла собой как бы государство в государстве, ибо по уровню властных полномочий Дальстрой находился вне даже формального подчинения и контроля со стороны органов власти граничивших с ним Дальневосточного края и Якутской АССР. Все решения о его деятельности принимались на уровне ЦК ВКП(б), Совета Народных Комиссаров, Совета Труда и Обороны, Наркомата внутренних дел и носили секретный характер.

Следует пояснить, что всю территорию к западу и югу от Магаданской области колымчане называют «материком». Так «большую землю» называли первые заключённые, ибо Колыма в те годы была действительно подобна острову, куда можно было добраться только морем. Абсолютно никакой другой транспортной связи с «материком» в 30-е –50-е годы прошлого века не было…

Государственный трест по промышленному и дорожному строительству в районах Верхней Колымы – Дальстрой формировался как огромный, жёстко централизованный, индустриальный лагерь, основу рабочей силы которого составляли заключённые. Во главе этой структуры стоял директор Дальстроя, являвшийся уполномоченным партийных, исполнительных и репрессивных органов, который сосредотачивал всю полноту власти на Колыме.

В тресте существовали собственные судебные и карательные органы, он получил право на монопольное использование всех природных ресурсов, на взимание государственных налогов, сборов и т. д. Северо-Восточный ИТЛ (Севвостлаг), организованный приказом ОГПУ № 287с от 1 апреля 1932 года, в административном, хозяйственном и финансовом отношениях также подчинялся директору Дальстроя…

Жёсткая централизация власти, сращивание партийного аппарата с репрессивно-карательными органами и передача ОГПУ-НКВД хозяйственных функций при тотальной идеологизации общества определяли формы и методы развития экономики страны в целом и Севера в частности.

На заседании комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) 15 мая 1929 года подчёркивалось, что «…мы имеем огромные затруднения в деле посылки рабочих на Север. Сосредоточение там многих тысяч заключённых поможет нам продвинуть дело хозяйственной эксплуатации природных богатств Севера…» и «…рядом мер как административного и хозяйственного содействия освобождённым мы можем побудить их оставаться на Севере, тут же заселяя наши окраины…» (Журнал «Исторический архив». 1997 г. № 4. Стр. 145).

Решение о создании Даль­строя принималось Политбюро ЦК ВКП(б) на основе перспективных оценок, сделанных геологоразведочными и геологопоисковыми экспедициями, работавшими в районах Колымы во второй половине 20-х – начале 30-х годов.

«По данным геологических прогнозов, запасы золота в бассейнах рек Индигирки и Колымы занимают одно из первых мест в мире, составляя боле 20 процентов всех известных мировых запасов. Запасы олова – наибольшие в Союзе»… (ГАМО. Ф. р-23сс, оп. 1, д. 48, л. 24).

Принятые Политбюро ЦК ВКП(б) в первой половине 1929 г. изменения, касающиеся карательной политики и состоянии мест заключения, разрешали формирование целой системы исправительно-трудовых лагерей, ставших основой ГУЛАГа, в ведомственном отношении подчинявшегося ОГПУ СССР. По положению, утверждённому Постановлением СНК СССР от 7 апреля 1930 г., в исправительно-трудовые лагеря теперь направлялись осуждённые к лишению свободы на срок не менее трёх лет.

Эти изменения способствовали более быстрой наполняемости ГУЛАГа и расширению сети его управлений на самые отдалённые, богатые природными ресурсами территории Советского Союза. Поэтому, когда по Постановлению ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1931 г. и Постановлению Совета Труда и Обороны № 516 от 13 ноября 1931 г. был создан государственный трест по промышленному и дорожному строительству в районах Верхней Колымы – Дальстрой, то с первых дней деятельности он приступил к использованию заключённых…

Первые зэки Колымы

Первая группа заключённых для отправки на Колыму (в количестве не менее 100 чел.) была сформирована во Владивостоке в конце 1931 г. А 4 февраля 1932 г. они прибыли в б. Нагаева на пароходе «Сахалин» вместе с другими вольнонаёмными работниками гостреста и стрелками военизированной охраны.

Заключённых рассредоточили, в основном, как обслугу по учреждениям и предприятиям Дальстроя на должности сторожей, дворников, конюхов и т. п. В числе первых прибывших на Колыму заключённых было около десяти специалистов и практиков горнодобывающей промышленности, осуждённых по политическим мотивам, которых в течение весны 1932 г. почти всех этапировали на небольшие прииски «Среднекан» и «Утинку», находившиеся в глухой тайге в 500–600 километрах от бухты Нагаева.

Оставшиеся заключённые обустраивались на берегу бухты, возводили жилища в строящемся Магадане, куда ожидалось более массовое прибытие заключённых. Охраняла, если можно так сказать, этот контингент военизированная охрана в количестве 10 стрелков…

С открытием навигации 1932 г. на Колыму стали прибывать новые этапы заключённых. Этапировались они из специально организованного Владивостокского пересыльного пункта, а для перевозки использовались суда Дальневосточного морского торгового флота.

В общей сложности в 1932 г. на Колыму было завезено более 9000 заключенных, называемых в отчётных документах «организованной рабочей группой», «орграбсилой», «рабсилой». Непосредственным исполнением занятости заключённых занимался сектор труда и рационализации Дальстроя.

Через секцию кадров этого сектора оформлялись все заявки на используемую рабочую силу. Заключённые, распределённые по заявкам на строительство какого-либо основного или вспомогательного объекта, в первую очередь обязывались беспрекословно выполнять распоряжения ответственного за него прораба. Начальник командировки при этом должен был ему активно содействовать. Подобное положение являлось характерным для периода лета-осени 1932 г. и, по мнению руководства Дальстроя, соответствовало осуществлению принципа единоначалия и хозяйственно целесообразного использования рабсилы.

По роду занятий все работающие заключённые были расконвоированными, то  есть неохраняемыми, и проживали в подавляющем большинстве вне лагерных командировок. Такое положение диктовалось не только малочисленностью военизированной охраны, но и тем, что большинство заключённых были осуждены за бытовые преступления на небольшие сроки и даже назывались «социально близкими», ибо являлись выходцами из рабочей и крестьянской среды. Поэтому их разрешалось даже зачислять стрелками военизированной охраны, они также становились сотрудниками оперативно-следственных органов Севвостлага.

На положении расконвоированных находилась и «квалифицированная рабочая сила», то есть специалисты своего дела, осуждённые по 58-й статье и считавшиеся «политическими». «Политические» служили и работали во всех подразделениях Дальстроя и Севвостлага. Нередко они занимали довольно ответственные, ключевые должности, требующие определённых знаний и опыта. Так, в конце 1932 г. репрессированный Ц. М. Крон заведовал планово-финансовой секцией планово-финансового сектора Дальстроя, Е. М. Раппопорт был заместителем начальника сектора снабжения Дальстроя, а Ф. Д. Михеев – главным врачом Центральной больницы по обслуживанию заключённых.






Иван Паникаров

№ 35, 2012. Дата публикации: 31.08.2012
 
 
колыму дальстрой дальстроя документах заключённые севвостлаг магаданской территории книга области колымы огпу вкп гулага часть органов цк ссср заключённых архивных
 
 

Магадан и его первые жители начало 30-х гг.
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение