наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Европа
Политика


Последняя попытка

Переговоры главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) и премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона (Boris Johnson) остаются последним шансом на «Брекзит» по договору, но надежды на урегулированное расставание Соединённого королевства с Евросоюзом тают с каждым днём.
 


До окончания переходного периода остаётся всего несколько недель. 31 декабря истекает срок, предназначенный на урегулированный «Брекзит»: к этому моменту Евросоюз и Великобритания должны уладить разногласия и официально заключить договор, который позволит расстающимся королевству и сообществу и с наступающего года функционировать в нормальном режиме сотрудничества. В противном случае обе стороны ожидают миллионы проблем и миллиарды потерь – как в евро, так и в фунтах. К соглашению прийти пока не удаётся: коллективы переговорщиков с обеих сторон под предводительством Мишеля Барнье (Michel Barnier) и Дэвида Фроста (David Frost) неделю заседали в Лондоне, но так и не достигли консенсуса. Видеоконференции, к которой подключились главы Еврокомиссии и Великобритании, также оказалось недостаточно. Джонсон срочно выехал в Брюссель, чтобы персонально договориться с Европой на последнем этапе переговоров – или не договориться, так как позиции сторон по-прежнему можно назвать непримиримыми.

На заключение нормального договора «на флажке» практически не остаётся времени – даже чисто технически. Вопрос ратификации соглашения с европейской стороны – чрезвычайно непростой. Если Джонсон и фон дер Ляйен придут к приемлемым результатам, сначала команде юристов придётся переложить их договорённости на язык международных соглашений, затем текст должен быть переведён на 24 языка членов ЕС, и переводы завизированы с правовой точки зрения – только на это уйдут три недели. И лишь затем текст договора будет передан на утверждение Европарламенту, в стенах которого ради этой цели назначены два специальных заседания – 27 и 28 декабря.

Но насколько реально, что руководители, Джонсон и фон дер Ляйен, смогут договориться о том, что не удалось их подчинённым? В Великобритании итоговые переговоры на высшем уровне, пусть и происходящие в последний момент, представлены как логическое завершение длительного процесса и определённый успех. С европейской стороны гораздо меньше уверенности в том, что всё завершится благополучно. Выйдя из-за стола переговоров, Мишель Барнье разослал своей команде СМС с текстом «Всё выглядит плохо».

Список разногласий, сохраняющийся между ЕС и Великобританией за несколько недель до конца переходного периода, практически той же длины, что был девять месяцев назад, когда начались первые консультации по будущему договору. Барнье настаивает, что дальше идти навстречу Лондону нельзя, ЕС должен сохранить свои позиции. В том же ключе высказались представители 11 из 27 государств сообщества, включая Францию, Италию, Испанию, Нидерланды и Данию. Франция вообще пригрозила наложить вето на потенциальный договор, если в нём не будут соблюдены её интересы с точки зрения прав на рыболовство компаний ЕС в территориальных водах Великобритании. Не исключает возможное вето и председатель Евросовета Шарль Мишель (Charles Michel), напомнивший, что для достижения договорённости необходимо согласие всех сторон: «Если одна из них говорит нет, значит – договора по „Брекзиту“ не будет». ФРГ придерживается несколько иной позиции: достичь компромисса абсолютно необходимо. Пресс-секретарь правительства ФРГ Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) обтекаемо указал, что придерживаться собственных взглядов нужно, но возможность найти точки соприкосновения есть всегда.

Но пока это не удаётся, хотя времени на поиски компромисса почти не осталось. Если ранее наиболее принципиальные разногласия между Великобританией и Евросоюзом вызывал вопрос пограничного и таможенного контроля на границе между Ирландией и Северной Ирландией (ЕС настаивает, что Северная Ирландия должна временно оставаться в Таможенном союзе с ним, Великобритания считает это атакой на собственный суверенитет, называя особый статус Северной Ирландии попытками ЕС разрушить территориальное и экономическое единство королевства), то теперь на первый план выходит проблема рыболовства – не самая дорогостоящая, но чрезвычайно принципиальная. Согласно действующим квотам, рыбаки государств Евросоюза могут ежегодно вылавливать в территориальных водах Великобритании рыбу на суммы от 650 до 800 млн евро. Это мелочь на фоне торгового баланса ЕС и Британии, который в прошлом году насчитывал 117 млрд евро. Однако именно рыба из британских вод становится камнем преткновения. Барнье предложил, что Европа уступит 18% своих квот, Британия настаивает на 80%. В ходе переговоров цифру удалось снизить до 60%, но она по-прежнему неприемлема для ЕС, в первую очередь – Франции, с учётом того, что две трети собственного годового улова Лондон продаёт на рынке ЕС. Но без соглашения по «Брекзиту», предусматривающего таможенные льготы, останутся в дураках уже британские рыболовы: продажа их продукции, обложенной пошлинами, которые действуют для товаров вне внутреннего евросоюзного рынка, больше не будет прибыльной.

Дело всё же далеко не только в рыбе. Не менее остро стоит вопрос о равных условиях конкуренции на рынке. Великобритания рассчитывает на полную самостоятельность в вопросах субсидирования. ЕС опасается, что королевство сможет таким образом создавать льготы для собственных предприятий в конкурентной борьбе с европейскими, субсидии которым подлежат строгому контролю, и требует права на вмешательство в вопросы госпомощи – Великобританию это в корне не устраивает.

Наконец, третьим камнем преткновения являются возможные наказания за нарушение условий будущего договора по «Брекзиту». Евросоюз настаивает на введении действенных санкционных механизмов на случай изменения условий соглашения в одностороннем порядке, Великобритания против – в том числе потому, что именно это проделал ранее Борис Джонсон по ирландскому вопросу. В ноябре 2019 года стороны договорились об особом статусе Северной Ирландии. Она должна остаться частью внутреннего рынка ЕС, одновременно – быть частью таможенного пространства Великобритании. Однако Джонсон, неоднократно обещавший североирландским предпринимателям, что никаких ограничений для них не предвидится, вынес на рассмотрение британского парламента «Билль о внутреннем рынке», согласно которому североирландские товары будут иметь неограниченный доступ на британский рынок – без контроля, проверок и каких-либо административных процессов. Теоретически эти же разрешения будут действовать не только в сторону острова, но и для всей Европы, что даст Великобритании значительные преимущества и, соответственно, не может быть принято переговорщиками ЕС. Сгладить все эти противоречия без вмешательства сверху не удавалось. Получится ли преодолеть их у Бориса Джонсона и Урсулы фон дер Ляйен в последние предрождественские недели, по-прежнему неясно.




Пётр Левский

№ 50, 2020. Дата публикации: 11.12.2020
 
 
рынке договора великобритания переговоров договору северной ес переговоры джонсон договориться брекзиту позиции евросоюзом соглашения ляйен настаивает точки бориса барнье великобритании
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение