наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Европа
Политика


«Брекзит» напоминает о себе

Пандемия отодвинула на второй план ряд политических проблем Евросоюза, о которых не стоит забывать: к концу года, невзирая на коронавирус, должны быть выработаны соглашения об условиях расставания ЕС и Великобритании.
 


На бумаге «Брекзит» состоялся до коронавируса: 31 января Великобритания официально покинула Евросообщество. На подготовку и заключение основных соглашений, по которым будут развиваться взаимоотношения Лондона с материковой Европой, отведены 11 месяцев. К январю должны быть решены вопросы передвижения людей и грузов, экономического сотрудничества, пошлин, таможенного и пограничного контроля, доступа товаров на рынки и их налогообложения, и множество иных. Времени на выработку договоров остаётся всё меньше, а возмущение односторонними решениями Великобритании всё растёт. Недавно вспыхнул очередной конфликт, не способствующий ни успешному расставанию, ни будущему сотрудничеству на взаимовыгодных условиях.

Речь о судьбе Северной Ирландии, которая, с одной стороны, является частью Великобритании, с другой – не должна иметь закрытых границ с Ирландией, членом Евросоюза, и таможенного контроля на них. Принципиально договорённость об особом статусе была достигнута ещё при Терезе Мэй (Theresa May), но в июле 2019 года Борис Джонсон (Boris Johnson) возглавил британское правительство, настоял на пересмотре условий договора и всячески пытался решить вопрос «бэкстопа» – ситуации, при которой Северная Ирландия должна была временно оставаться в Таможенном союзе с ЕС. Евросоюз это устраивало, Британию – не очень: одинаковые условия должны царить на всей территории королевства. Новые формулировки появились в ноябре прошлого года: по ним Северная Ирландия должна остаться частью внутреннего рынка ЕС, одновременно – быть частью таможенного пространства Великобритании. Это снова особый статус, который ведёт к многим сложностям, особенно для североирландских компаний, но это и своего рода компромисс, устроивший обе стороны. Теперь же, накануне очередного раунда вялотекущих переговоров по «Брекзиту», выяснилось, что Великобритания меняет условия договора – в одностороннем порядке. Джонсон ещё в 2019 году неоднократно обещал тем самым североирландским предприятиям, что не будет никаких ограничений для их деятельности на британском рынке, Евросоюз закрывал на эти обещания глаза, считая их частью предвыборной кампании лидера консерваторов, а теперь столкнулся с новой реальностью: авансы предпринимателям обретают форму закона, способного в очередной раз серьёзно изменить ситуацию на северо-западе Европы.

В Лондоне на рассмотрение парламента вынесен «Билль о внутреннем рынке»: в той части законопроекта, которая озаглавлена «Место Северной Ирландии на внутреннем рынке и в Таможенном союзе Соединённого Королевства», говорится, что североирландские товары будут иметь неограниченный доступ на британский рынок, не будет ни контроля, ни проверок, ни каких-либо административных процессов. Менять эти правила может только министр Короны (это формальный конституционный термин, используемый в государствах Содружества для описания министра), в чьей компетенции выдача или приостановка действия любых разрешений на ввоз и на вывоз. Теоретически эти же разрешения будут действовать не только в сторону острова, но и для всей Европы.

Ныне Джонсон настаивает, что особый статус Северной Ирландии, о котором договорились в 2019 году, – это попытки ЕС разрушить территориальное и экономическое единство Великобритании. В такую возможность «нельзя было поверить при проведении переговоров», и первоочередная задача правительства – этим попыткам противостоять. Тем не менее в самой Великобритании сразу два предшественника Бориса Джонсона – лейборист Тони Блэр (Tony Blair) и консерватор Джон Мэйджор (John Major) – назвали старания премьер-министра выйти из договора «бесстыдными и безответственными» и призвали парламент к сопротивлению. Сам глава правительства считает изменение договора легитимным способом «оказать давление» на Евросоюз, тогда как около 30 парламентариев-консерваторов уже успели заявить, что не поддержат предложенный Джонсоном вариант при голосовании по биллю.

В Евросоюзе желание правительства Бориса Джонсона в одностороннем порядке поменять условия заключённого договора вызвало как минимум удивление. Руководитель переговорной группы ЕС – уполномоченный Еврокомиссии по вопросам «Брекзита» Мишель Барнье (Michel Barnier) – считает, что демарш британской стороны ставит дальнейшие консультации под угрозу срыва.

Отсутствие границы между Ирландией и Северной Ирландией чрезвычайно важно с точки зрения сохранения стабильности и безопасности в регионе, о чём напомнил и Мишель Барнье. Конфликт здесь разгорался, тлел и пылал десятилетиями, оставив тысячи человеческих жертв, и только с конца ХХ века началась стабилизация. В 1998 году между Лондоном и Белфастом было заключено Соглашение Страстной пятницы, одним из важных положений которого стало решение о создании прозрачной границы между Республикой Ирландия и теми районами острова, которые относятся к Соединённому Королевству. «Брекзит» принёс новую угрозу хрупкому миру: в связи с ним граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия впервые становится внешней границей общего рынка и Таможенного союза ЕС. В августе в Белфасте Джонсон заявил, что торговая преграда на Ирландском острове появится только «через его труп», тогда как её наличие – самая суть соглашений, достигнутых в том числе уже и с кабинетом действующего премьер-министра Великобритании. Прошлой осенью он ещё был готов на «отсоединение» Северной Ирландии ради того, чтобы всей Великобритании не пришлось оставаться в Таможенном союзе ЕС.

Проект билля, перечёркивающий все предыдущие договорённости, представлен в британский парламент как раз во время восьмого раунда переговоров Евросоюза и Великобритании, который многие политологи считают решающим с точки зрения подписания финальных соглашений. Провокация заключается уже в том, как «Билль о внутреннем рынке» попал в нижнюю палату парламента: министр по делам Северной Ирландии Брэндон Льюис (Brandon Lewis) заявил, представляя законопроект, что «фактически он нарушает международное право, хотя и в незначительной, весьма специфической степени». Это противоречит всем привычным дипломатическим принципам: Лондон даже не пытается скрыть, что нарушает договорённости. Борис Джонсон заявил, что «отсутствие соглашения – тоже хороший результат». Теперь уже сам Евросоюз стоит перед сложным выбором – настаивать на изменении британского законопроекта, довольно маловероятном, допустить срыв переговоров или в очередной раз занять выжидательную позицию, рассчитывая, что «Билль о внутреннем рынке» провалится в парламенте сам по себе.

Граница между Ирландией и Северной Ирландией остаётся важнейшим, но не единственным камнем преткновения на пути договорённостей, для достижения которых остаётся всё меньше времени. Борис Джонсон запланировал ещё один выпад в сторону ЕС: лондонское издание Telegraph сообщает, что британское правительство с окончательным выходом из состава Евросоюза прекратит придерживаться ряда положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В таком случае решения Европейского суда по правам человека больше не будут иметь силу на территории Великобритании.




Максим Смирнов

№ 38, 2020. Дата публикации: 18.09.2020
 
 
ирландии договора переговоров очередной таможенного таможенном ирландией рынке союзе частью евросоюза условия великобритании ирландия северной контроля внутреннем джонсон евросоюз ес
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение