наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Европа
Политика


Польша выходит из «феминистско-гомосексуальной» конвенции Совета Европы

Министр юстиции Польши дал старт процедуре выхода страны из Стамбульской конвенции. Тем самым Польша ясно даёт понять о своей приверженности консервативному лагерю, ведущему борьбу с «левым антихристианским глобализмом».
 


Конвенция «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» (также известна как Стамбульская конвенция) является международным соглашением Совета Европы. Открыта для подписания с 11 мая 2011 года в Стамбуле, подписана 46 странами и Европейским союзом, но ратифицирована только 33 странами, в том числе и Германией (в октябре 2017 года). Польша подписала конвенцию в декабре 2012 года и ратифицировала её в апреле 2015-го – то есть в период, когда премьер-министром страны был будущий председатель Евросовета Дональд Туск (Donald Tusk).

Стамбульская конвенция является первым юридически обязывающим документом, который «создаёт всеобъемлющую правовую базу и подход к борьбе с насилием в отношении женщин» и направлен на предотвращение бытового насилия, защиту жертв и судебное преследование виновных. Но наряду с тем конвенция содержит также и определение гендера. Как гласит статья 3-с, это «cоциально сформированные роли, модели поведения, действия и атрибуты, которые данное конкретное общество считает подходящими для женщин и мужчин».

Статья 3-с изначально вызывала протесты польской национал-консервативной партии «Закон и справедливость» (PiS) под бессменным председательством её основателя Ярослава Качиньского (Jarosław Kaczyński). Но если ещё недавно столь радикально, как сейчас, вопрос не ставился, то после очередной победы партии Качиньского на прошедших в июне-июле 2020 года президентских выборах польские правые смело обозначили свою позицию.

В субботу, 25 июля, министр юстиции Польши, он же генпрокурор страны Збигнев Зёбро (Zbigniew Ziobro), считающийся одним из «ястребов» правящей правой коалиции, где тон задаёт PiS, объявил, что с 27 июля Польша начинает официальную процедуру выхода из Стамбульской конвенции.

Наряду с тем министр заявил, что выход из конвенции «не означает снижения борьбы с насилием в отношении женщин». «Мы намерены ужесточить наказания за сексуальные преступления, особенно за изнасилования, – цитирует главу Минюста новостной сайт RMF24. – Мы внесём изменения в правовой порядок, который будет соответствовать всем стандартам и требованиям конвенции, когда речь идёт о защите женщин от насилия».

Тем не менее решение Польши о денонсации конвенции вызвало обеспокоенность в Совете Европы. Как уже на следующий день после выступления Зёбро заявила генеральный секретарь СЕ, хорватский политик Мария Пейчинович-Бурич (Marija Pejčinović-Burić), «данное решение польских властей весьма прискорбно и является огромным откатом назад в вопросе защиты прав женщин».

Но, во-первых, польские политики и ранее не делали тайны из своего отношения к Стамбульской конвенции. Ещё в феврале 2017 года президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) в интервью на вопрос, почему он не денонсирует конвенцию, если не согласен с её положениями, ответил: «Я предлагаю спросить представителей правительства, что им препятствует это сделать. А я скажу так: прежде всего, нам не надо применять её». Ещё резче высказывался по поводу конвенции сам Збигнев Зёбро, назвавший этот документ «феминистским творением для оправдания гомосексуальной идеологии». Теперь же, после очередной победы в Польше правых, Зёбро продвигает идеи, популярные среди традиционного правого электората страны. Но в первую очередь решение о денонсации Польшей Стамбульской конвенции продиктовано глобальным трендом – идеологическим противостоянием, начавшемся с победы Дональда Трампа (Donald Trump) на президентских выборах в США в 2016 году.

Конфликт между американскими демократами и республиканцами трансформировался в противостояние идеологий, затрагивающее не только США и Польшу, но и весь ЕС. В этом контексте консервативная идеология, которой придерживается Польша, вступает в противоречие с левым движением, деструктивный характер которого виден на примере американских массовых протестов под девизом Black lives matter (BLM, «жизни чёрных важны»). Лидеры некоторых групп, поддерживающих BLM, считают, что поклонение Христу – это форма белого господства.

И в этой ситуации в Польше, где ещё сильны традиции католицизма, сначала проголосовали за Анджея Дуду, что стало первым шагом, когда идеологическое противостояние с «локомотивами» ЕС было ясно выражено (перед вторым – июльским – туром выборов некоторые польские священнослужители даже называли политическую борьбу «сражением добра со злом»). И вот теперь выходом из Стамбульской конвенции Польша вторично позиционирует себя сторонницей консервативного лагеря, ведущего борьбу с «левым антихристианским глобализмом».

Cейчас последует много разговоров и заявлений из ЕС. Но на июльском чрезвычайном саммите Евросоюза был решён основополагающий вопрос – о выделении на 2021−2027 годы 1,074 трлн евро для восстановления европейской экономики после коронавируса. Из этой суммы Варшаве причитается 125 млрд в форме безвозвратных дотаций и 34 млрд кредитами. И что теперь Польше до разговоров и заявлений из ЕС? Да, будет возмущаться Европарламент, да, выступит с заявлением Еврокомиссия. Но это будут одни слова. Реально же воспрепятствовать Польше и далее держать курс на правые консервативные ценности вряд ли кто окажется способен.




Сергей Дебрер

№ 31, 2020. Дата публикации: 31.07.2020
 
 
конвенция стамбульской победы польские отношении глобализмом ясно левым ес насилием женщин польша зёбро польши министр борьбу выхода конвенции польше антихристианским
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
* СМИ, Общество, 7.7.2015 16:22. «Новая ...
Какие молодцы поляки. И насколько отврат...

Имя
 
Сообщение