наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Европа
Политика


Вирус велел делиться

Завершившаяся в Брюсселе встреча глав государств и правительств Евросоюза, посвящённая экономическим последствиям пандемии коронавируса, борьбе с ней, помощи, которую ЕС окажет своим членам, и построению бюджета организации, едва не стала самым длинным саммитом в истории Евросоюза: марафон запланированных на два дня заседаний продлился немногим меньше 92 часов, каких-то минут не хватило, чтобы побить рекорд Ниццы, где европейские лидеры в конце 2000 года заседали четверо суток, договариваясь о правовых основах расширения ЕС на восток.
 


Первый с февраля саммит выдался как никогда сложным: решалась судьба сотен миллиардов евро, которыми Евросоюз готов распорядиться в интересах объединённых им 27 государств. В общей сложности распределялись 1,8 триллиона евро – бюджет ЕС на 2021−2027 годы плюс конъюнктурный пакет, при помощи которого Европа должна смягчить удар пандемии.

Первоначально совместная рекомендация Германии и Франции предполагала, что этот пакет составит 500 млрд евро. Ещё в конце мая председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) утверждала, что сумма вырастет на 50%: 500 млрд должны были составить дотации, ещё 250 – кредиты на льготных условиях. Однако в ходе саммита объём конъюнктурного пакета подвергся серьёзной корректировке: так называемая «экономная четвёрка» – Нидерланды, Швеция, Дания и Австрия, по ходу встречи с присоединением Финляндии превратившаяся в «пятёрку» – сократила сумму до 390 млрд, которые ЕС выделит на борьбу с последствиями пандемии, не требуя обратно. Не прошла даже попытка округлить 390 млрд до 400 млрд евро: «экономные» настаивали на том, что тройка на первой позиции имеет принципиальное значение. Ещё 360 млрд будут предоставлены членам сообщества в виде кредитов.

Германия 1 июля возглавила Европейский совет. Наряду с его председателем Шарлем Мишелем (Charles Michel) канцлер Меркель (Angela Merkel) занимала роль посредника в переговорах, открыто не настаивая ни на той, ни на другой позиции, а лишь призывая участников саммита проявить конструктивный подход. Не раз по ходу встречи Меркель заявляла журналистам, что беседы продвигаются «как никогда тяжело». Убеждать «четвёрку» вместе с Финляндией, что нужно залезть в долги, но дать побольше денег на экономический рост, пришлось президенту Франции: Эмманюэль Макрон (Emmanuel Macron) в ходе бесед не раз терял выдержку и в буквальном смысле стучал кулаком по столу переговоров.

Немало проблем доставили и Венгрия с Польшей, грозившие воспользоваться правом вето по вопросам бюджета, если Евросоюз не прикроет глаза на ряд внутриполитических решений в этих странах, идущих вразрез с европейскими конституционными принципами. Вопрос европейского востока стал отдельным камнем преткновения: может ли ЕС сокращать бюджет или объёмы выделяемой помощи тем участникам объединения, чьи власти периодически забывают о понятии «правового государства»? В отношении Польши вопрос о нарушениях ряда принципов Еврокомиссия рассматривает с декабря 2017 года, Венгрии – с сентября 2018-го. Это не имеющие пока прецедентов шаги европейских органов, которые, согласно букве закона, могут привести к лишению государств-нарушителей права голоса; их власти считают происходящее вмешательством ЕС во внутренние дела. «Экономная пятёрка» пыталась проявить принципиальность именно сейчас, настаивая, что денег не будет или будет меньше, пока восточноевропейские партнёры не зауважают северо-западный либерализм в полном объёме, необходимом, чтобы иметь все права члена Евросоюза. Меркель и Макрон обещали, что не дадут европейскому единству, так необходимому в кризис, пасть жертвой упрямства, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан (Viktor Orbán), заручившись поддержкой Польши, Чехии, Словакии и Словении, играл на нервах участников встречи: чем дольше она затягивалась, тем меньше оставалось желающих заседать без результата, настаивая, что Восток Европы сможет быть похожим на Запад.

Не только на саммитах Евросоюза компромисс достигается тогда, когда участники переговоров максимально близко подобрались к краю пропасти: провалить переговоры, разъехаться из Брюсселя без результатов ознаменовало бы для глав государств и правительств провал европейской идеи. Позволить себе зайти так далеко не могли ни «экономные», ни «щедрые», ни сторонники принципов правового государства, ни те, кто на него плюёт. В итоге договорённости достигнуты, пусть и ценой фундаментальных перемен в европейской политике, обнаживших противостояние благополучного северо-запада Европы с менее успешными югом и востоком.

Бюджет с 2021-го  по 2027 год насчитывает 1074,3 млрд евро, конъюнктурный пакет – 750 млрд: 390 – дотации, 360 – в кредит. Впервые в собственной истории Евросоюзу придётся серьёзно залезть в долги: преодоление кризиса требует инвестиций беспрецедентного размаха и, чтобы найти дополнительные средства, ЕС будет брать кредиты на свободном рынке. Долги, которые не превратятся в невозвратные дотации, государства-члены должны вернуть до 2058 года. Целевое использование средств будет контролировать сам Евросоюз – как, какими механизмами, будет решено позднее.

Вопрос о сокращении объёмов выделенных средств, в случае если внутренние законы нарушают базовые принципы правового государства согласно стандартам ЕС, фактически отодвинут на второй план: итоговая формулировка связывает вопросы финансирования с правовыми и даёт Еврокомиссии право выступать с предложениями о том, каким образом поддерживать главенство права. В Венгрии итог саммита преподносят как крупную победу Виктора Орбана, добавляя, что канцлер Меркель пообещала премьер-министру закрыть вопрос о несоответствиях местного законодательства евросоюзному до конца года, пока Германия председательствует в Евросовете. Европейская дипломатия настаивает, что Венгрия согласилась предпринять все необходимые шаги, чтобы урегулировать правовую ситуацию.

Соглашения, достигнутые в Брюсселе, теперь должен одобрить Европейский парламент, а затем – законодательные органы всех 27 государств-участников. Это необходимо сделать как можно быстрее, чтобы уже в 2021 году страны ЕС получили помощь, выделенную на борьбу с последствиями пандемии.




Пётр Левский

№ 30, 2020. Дата публикации: 22.07.2020
 
 
Сюжетный ряд
Европейский совет указывает, что брюссельская встреча официально началась в пятницу, 17 июля, в 10:00, и завершилась во вторник, 21 июля, в 5:40. Переговорный марафон длился 91 час 40 минут, и до рекорда Ниццы 2000 года – 92 часов – не хватило каких-то 20 минут. Встречу в Ницце совет считает начавшейся утром 7 декабря. При этом архив AFP – официального французского информационного агентства, сопровождавшего мероприятие, – указывает, что саммиту в Ницце предшествовала «европейская конференция» с кандидатами на вступление в ЕС, а за стол переговоров сами члены Евросоюза, которых тогда было 15, а не 27, сели только в 15:20. Если ориентироваться на подобный подсчёт времени, то Ницца-2000 тянулась только 85 часов, и Брюссель-2020 всё-таки нужно считать рекордным в истории сообщества.
 
 
правового помощи государств пандемии венгрии участников ес евросоюз долги пакет меркель восток бюджет встречи права евросоюза настаивая саммита государства дотации
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Я думаю, Евросоюз социалистических респу...

Имя
 
Сообщение