наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Криминал


Государство против клановой преступности

«Преступление не должно вознаграждаться». Этот девиз сопровождается новыми правилами, облегчающими конфискацию имущества. Они также должны ударить по крупным криминальным семейным кланам. Когда речь идёт о потере вилл, роскошных машин и наличных денег, представители преступных кланов начинают испытывать сильное беспокойство.
 


В борьбе с клановой преступностью, государственные органы действуют с демонстративной жёсткостью: полицейские в масках, масштабные рейды, конфискованное оружие. Столь важная тема была предложена для обсуждения на встрече министров внутренних дел федерального и земельного уровней, прошедшей в Эрфурте. Насколько эффективны полиция и работники прокуратуры в преследовании преступных кланов?

Важное нововведение об изъятии, нажитого преступным путём имущества, вступило в силу почти три года назад. С тех пор прокуратуре и судам стало легче конфисковывать активы – даже если не всегда ясно, в результате каких противоправных действий они получены. Эксперт по уголовному праву Мартин Хегер (Martin Heger) из Берлинского университета имени Гумбольдта объясняет это следующим образом: «Если вы найдёте миллион в доме наркодилера и он не сможет предоставить доказательств законности получения этих денег, то теперь государству проще конфисковать их». В целом изъятие активов в борьбе с клановой преступностью является «очень эффективным и проверенным средством».

Пример из Берлина: в апреле 2020 года земельный суд опубликовал решение о конфискации двух объектов недвижимости, в том числе виллы в Нойкёльне, которые финансировалась за счёт доходов, полученных преступным путём. Однако решение ещё не окончательное, потому что владелец этой недвижимости, находящийся под стражей за другие преступления, подал апелляцию. Суд установил «огромное несоответствие» между стоимостью имущества и доходами подозреваемого, и пришёл к выводу, что сумма покупки была результатом противозаконных действий. «Новая поправка является шагом в правильном направлении, и она привела к первоначальным успехам, которые мы оцениваем положительно», – говорит Даниэль Крецшмар (Daniel Kretzschmar), председатель Берлинского регионального объединения при Ассоциации сотрудников криминальной полиции Германии (BDK). Но ещё предстоит выяснить, как будет оценена новая юридическая ситуация в суде. Лишь по немногим делам суды вынесли окончательное решение. «Поэтому трудно сказать, как часто конфискация имущества будет применяться на постоянной основе», – говорит Мартин Хегер.

В 2018 году берлинские политики объявили об активизации борьбы с преступными членами арабских кланов. Но не только в столице есть проблемы с большими преступными кланами. Другими криминальными регионами являются Северный Рейн-Вестфалия и Нижняя Саксония где постоянно происходят крупные полицейские операции. В начале июля вестфальское МВД планирует представить второй отчёт о клановой преступности. Первый вызвал общенациональную сенсацию: с 2016 по 2018 годы полиция зарегистрировала в общей сложности 6449 подозреваемых и 14 225 уголовных преступлений. Немногим лучше ситуация в Бремене, где полиция насчитывает в клановой среде около 3700 человек. Бременские власти также пытаются конфисковать незаконно приобретённые активы: в ходе нескольких уголовных расследований, проведённых прокуратурой, были изъяты наличные деньги и автомобили класса «люкс», а также счета и записи о залогах на недвижимость. Федеральные земли договорились о более тесном сотрудничестве друг с другом и с Федеральным ведомством криминальной полиции (BKA). «После различных выдвинутых инициатив, ситуация заметно улучшилась», – считает Даниэль Крецшмар.

Что представляет собой клан? Глава BKA Хольгер Мюнх (Holger Münch) описывает кланы, связанные с организованной преступностью, как «этнически изолированные субкультуры», которые, как правило, организованы по патриархально-иерархическому принципу и следуют «собственной системе ценностей». Сфера их криминальной деятельности включает в себя грабежи, рэкет, торговлю наркотиками и проституцию. Среди 654 подозреваемых в этой области по всей стране ливанцы составили наибольшую группу из 152 подозреваемых, за ними следуют немцы, сирийцы и турки. Расследование касалось главным образом незаконного оборота наркотиков и имущественных преступлений.

Как бы могущественны ни были отдельные кланы, Мартин Хегер призывает к осмотрительности: «По крайней мере, публичное выступление политиков и следователей в резонансных делах не даёт полной картины происходящего. И, конечно же, не должно быть никаких общих подозрений. Даже члены пресловутых семей могут быть легально трудоустроены». Однако эксперт подчёркивает: «В то же время абсолютно правильно постоянно преследовать организованную преступность и не допускать возникновения мафиозных структур».




Александр Островский

№ 27, 2020. Дата публикации: 03.07.2020
 
 
имущества суд клановой кланов кланы денег правилами подозреваемых конфискацию хегер преступностью преступных облегчающими новыми потере полиция криминальной мартин путём преступным
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение