наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Общество


«Очень большая тоска по другим детям»

В заботах об экономике власти часто забывают о наиболее чувствительной части общества – детях. Меж тем их трудности ничуть не менее серьёзные, чем проблемы взрослых. Журналистка «РГ/РБ» рассказывает, как пандемия повлияла на детей.
 


Эмель 35 лет, она воспитывает одна четырёхлетнего сына Карима. Его отец живёт в Бразилии, откуда Эмель вернулась в 2018 году обратно в свой родной город – Ганновер, где живёт с ребёнком по сей день. Работы у Эмель сейчас нет, она получает пособие. И хотя совсем недавно ей предложили поработать помощницей в сфере ухода за больными, из-за нехватки места для Карима в детском саду ей пришлось отказаться.

Карим, как и большинство детей в Германии, из-за закрытия детских садов с начала марта вынужден сидеть дома. Только со второй волной ослабления карантинных мер в некоторых детсадах выделили места для детей, чьи родители из-за работы не имеют возможности следить за ними. Эмель как безработная на такие привилегии права не имеет. На материальную поддержку от государства тоже. Как выяснилось, ситуация в их детсаду, принадлежащем Евангелической церкви Ганновера, и раньше оставляла желать лучшего: труд воспитателей очень низко оплачивался, из-за чего персонала всё время не хватало. Коронавирусный кризис лишь приблизил всеми ожидаемые последствия – со дня на день детский сад закроют. «Карим пойдёт в новый сад с августа. Вообще, конечно, планировалось, что в детсаду в июле будет настоящий прощальный праздник для детей, чтобы все смогли понять и проработать то, что их группы такой, какой они её знают, больше не будет, что дети распределятся по разным детсадам. Но вмешался коронавирус, и мы, родители, получили сообщение по WhatsApp, ещё в первые недели карантина, что мы можем забрать вещи своих детей, соблюдая определённые правила гигиены и безопасности – и на этом всё», – говорит Эмель.

Случай Карима не единственный: пандемия лишила детей со всего мира не только возможности проводить время со своими сверстниками, но и отпраздновать вместе выпускные в школах и детсадах. И даже если этот факт на фоне многочисленных смертей и состояния измученных медработников на первый взгляд может показаться совершенно незначительным, карантин оказал серьёзное психологическое давление на людей, которые, как утверждают эксперты, находятся в наибольшей безопасности.

Недавнее исследование испанского Университета Мигеля Эрнандеса в Эльче показало, что у подавляющего большинства детей и подростков в Италии и Испании после нескольких месяцев самоизоляции появились проблемы с концентрацией, у 44% наблюдалась повышенная нервозность, у 40% – склонность к ссорам. Около четверти детей стали бояться спать в одиночестве, у 23% появился страх заразиться коронавирусом и столько же стали чаще плакать. Едва ли в Германии подобные показатели отличаются в лучшую сторону.

Опыт Эмель это подтверждает. Молодая мама рассказала, что Карим, хотя и очень мужественно переживает эти непростые времена, явно скучает по друзьям. «Я замечала, что если он целый день не играл с другими детьми, то становился крайне неуравновешенным. Это просто не может заменить ни один взрослый – игру, которую дети ведут между собой. Время от времени с ним играла 11-летняя соседка. И это было таким облегчением! Он пытался писать ей письма – как послания в бутылке. Когда я не смотрела, он ставил ей бутылки с бумажными свёртками. Это была очень большая тоска по другим детям», – рассказывает Эмель. Как она говорит, по многим детям в их окружении было заметно, что они очень страдают психологически.

Как правило, в некоторых семьях в подобных кризисных ситуациях всё не ограничивается только психологическими страданиями – часто к ним прибавляются страдания физические. Несмотря на то, что с начала пандемии и режима самоизоляции полиция в Германии зафиксировала снижение количества обращений, связанных с домашнем насилием над детьми, в реальности это совсем не значит, что ситуация действительно улучшилась. Из-за психологического напряжения, финансовой нестабильности и банального страха в семьях, где и раньше практиковалось применение насилия над детьми, в ситуации кризиса велика вероятность ухудшения положения. Данные полиции в этом случае могут не отражать реальной картины, так как подавляющее большинство обращений о насилии в семьях поступает от воспитателей, учителей или детских врачей, которые замечают следы избиений на теле. Естественно, в нынешней ситуации, когда их контакт с детьми исключён, о подобных инцидентах попросту не будет становиться известно.

Однако помимо детей, живущих в семьях (хороших и не очень), пандемия коснулась и тех, кто своих родителей ещё не нашёл. «РГ/РБ» получила комментарий от Центрального агентства по усыновлению Берлин-Бранденбург (ZABB) о влиянии коронавируса на их работу и последствиях, с которыми пришлось столкнуться их подопечным. «Работа нашего агентства, само собой, продолжается независимо от пандемии. И дети, и потенциальные родители получают от нас полную поддержку. Однако из-за контактных ограничений мы не можем проводить обучающие семинары для будущих приёмных родителей, устраивать личные семейные встречи. Оценка пригодности потенциальных родителей к усыновлению, личные встречи с ними и планирование международных процессов усыновления у нас также происходят с ограничениями», – рассказала руководительница агентства Катрин Отто (Kathrin Otto).

Психологическое давление, страх, тоска, домашнее насилие, преграды на пути к обретению долгожданной семьи – это ещё не полный список того, с чем приходится сталкиваться детям и подросткам в связи с пандемией.

Было ли всё это неизбежными, случайными последствиями всемирного кризиса, к которому никто не был готов?

А может, эта социальная группа просто не получила должного внимания и поддержки со стороны общества и государства?

Эмель, вернувшаяся из Бразилии на родину в надежде, что здесь она и её маленький сын получат должную поддержку от государства, чувствует себя обманутой. «Во время этого кризиса я поняла, что теперь мы довольно отчётливо видим приоритеты политики. Вспомним уже знаменитую пресс-конференцию Ангелы Меркель, на которой она вообще не упомянула детей, только родителей – и так, между делом, заметив лишь, что „многим родителям сейчас очень тяжело“. О детях она вообще не говорила, зато очень-очень много говорила об экономике: совещания, беседы экспертов, все детали гастрономии и розничной торговли, сельское хозяйство, фермерские ярмарки. Складывается впечатление, будто женщины и дети вдруг снова стали невидимы, почти не имеют своего лобби. Меня неприятно поразило, что о такой большой части населения говорится между делом, вскользь. У меня сложилось ощущение, что все изменения последних лет, когда мы пытались больше ценить и воспринимать воспитание детей как работу, например, выделяя материальную помощь родителям, – не более чем грим, который можно себе позволить в спокойные времена. А по большому счёту мы, как и раньше, остаёмся патриархальной республикой, где мужчины зарабатывают деньги, а женщины – единственные, кто отвечают за детей. Это осознание было очень горьким для меня и очень сильно меня разозлило».




Анастасия Сергеева

№ 22, 2020. Дата публикации: 29.05.2020
 
 
общества детьми родителей кризиса родители германии поддержку день пандемия части семьях детей карим рассказывает экономике карима государства дети детям эмель
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение