наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


Солдаты с двумя автоматами

Во время Второй мировой войны на советских фронтах работали около 260 военных фото- и кинокорреспондентов. На страницах газет и в архивах сохранилось то, что они видели. Однако о судьбе этих людей, за редким исключением, мало что известно. Воздавая дань их мужеству и профессиональному мастерству, рассказываем о судьбе троих: фотокорреспонденте Всеволоде Тарасевиче (1919−1998), кинооператоре Георгии Хнкояне (1918−1972) и кинооператоре Аркадии Шафране (1907−1983).
 


В директивах Главного управления политической пропаганды Красной армии от 23 июня 1941 года «О содержании фронтовых, армейских и дивизионных газет» было чётко указано, что главными задачами периодической печати и кинохроники в боевых условиях должны быть «воспитание героизма, мужества, самоотверженного выполнения приказа командира». Фронтовые фотокорреспонденты и кинооператоры не только следовали этим указаниям, но и сами иногда просто отчаянно вели себя в условиях боевых действий. И слова из «Песни фронтовых корреспондентов» «На пикапе драном и с одним наганом первыми врывались в города» – отнюдь не красивое поэтическое преувеличение.

Фронтовых кинооператоров называли ещё «солдатами с двумя автоматами»: ведь в их арсенале, помимо боевого, главным оставалось оружие профессиональное – фотоаппарат или кинокамера.

Всеволод Сергеевич Тарасевич

По докладу политуправления Северо-Западного фронта по состоянию на 22 августа 1941 года в частях фронта работали 12 специальных и 2 фотокорреспондента. Одним из последних был Всеволод Тарасевич. Своим коллегам, а затем и ученикам Тарасевич всегда говорил: «Успех фоторепортёра – это счастливая случайность, помноженная на мастерство».

Он родился в русской семье в Фергане, жил в Самарканде и Ташкенте. Там же окончил школу. В 1934 году переехал в Ленинград. Ещё учась в Ленинградском электротехническом институте, Тарасевич начал публиковать свои снимки в газетах «Смена» и «Ленинградская правда», а с 1940 года его приняли на работу в отдел фотохроники ТАСС. На фронте он работал с самого начала войны.

Он снимал не только с земли, но и с воздуха. Вот что писали его товарищи: «Вылетал в составе тройки истребителей. Почти каждый вылет тройка недосчитывалась одного, а то и двух самолётов. Тарасевич возвращался. Однажды он, через несколько суток, измотанный, вернулся в редакцию, и бросился скорее обрабатывать материал… Для ускорения дела репортёры складывали плёнки неэмульсионными сторонами друг к другу. За одну закладку проявляется две плёнки. Так делали всегда, когда спешили. Так сделал и он. И не в первый раз. Усталый, он повалился на диван, пришло время – сменил растворы. Наконец, вынул… Большего потрясения нельзя было ожидать: все пары плёнок слиплись! Возможно, он перепутал при зарядке стороны… Несколько дней он лежал в жару – загубить работу, за которую заплачено риском жизни…»

С помощью своей старенькой, годами проверенной «лейки» (фотоаппараты немецкой компании Leica) Тарасевич создал пронзительную хронику будней осаждённого Ленинграда. Его фотографии заваленных снегом улиц и площадей голодающего города порой сообщали о происходящем гораздо больше, чем сводки Совинформбюро.

Георгий Николаевич Хнкоян

Георгий родился в многодетной армянской семье в Тифлисе. Отец был простым рабочим, но сумел дать детям достойное образование. В июле 1941 года Хнкоян, выпускник операторского факультета ВГИК, в качестве оператора Ростовской студии кинохроники был направлен военным корреспондентом на Кавказский фронт.

Конечно, молодой кинооператор рвался на передовую, конечно, хотел работать в обстановке боевых действий. А ему поручили на первых порах снимать в Краснодаре сюжет на тему «Тыл помогает фронту»…

«И вдруг, – как пишет доктор искусствоведения Валерий Фомин в книге „Плачьте, но снимайте!..“ – в политуправлении Кавказского фронта ему предложили вместе со штабом отправиться в Крым снимать наступление. 29 декабря 1941 года с первым десантом он высадился в Феодосии и увидел войну „в лицо“. Известно, что эта первая попытка освободить Крым кончилась для нашей армии трагически…»

Вот что о том же рассказывает Зиновий Гинзбург в своей повести «Кинооператор Хнкоян в дни Великой Отечественной войны» (2013 г.): «В Керчи впервые попал на передний край, увидел своими глазами результаты миномётного огня. Раньше про миномёты и не слыхал. Стало казаться, что надо снимать наших убитых и раненых, наши потери. Хнкоян сказал об этом политруку, а он спокойно ответил, что, по его мнению, надо снимать наступление. „Но ведь его же нет!“ – „Будет, – убеждённо ответил политрук…“».

После «боевого крещения» Хнкоян побывал военным кинооператором на Северо-Кавказском, Закавказском, Южном, 4-м Украинском, 2-м Прибалтийском, 1-м и 3-м Белорусских фронтах. Он преодолевал минные поля возле Армянска, с первыми частями советских войск переходил вброд озеро Сиваш, снимал под огнём противника в районе Перекопа и Турецкого вала… «Хнкоян никогда не был трусом, – пишет Зиновий Гинзбург, – в войне выбирал самое важное, и чаще всего это было и самым опасным…»

Его боевые киносъёмки были использованы при создании таких фронтовых фильмов как «Кинолетопись» (1942), «Сборник киносюжетов» (ноябрь 1943 г.), «Битва за Севастополь» (1944), «На Крымской земле» (1944), «Победа на юге» (1944), «Сыны Армении в Отечественной войне» (1944), «Генерал Армии» (1946) и других.

В освобождённом Севастополе встречались три армии. Все бойцы, участвовавшие во взятии города, должны были пройти через город в торжественном марше. Но не хватало флага. «И тут же, – пишет Гинзбург, – все увидели раненого бойца, который с трудом взбирался наверх, неся в руке Красный флаг. Вот он, долгожданный герой, вот он, тот кадр, в котором был уверен Хнкоян… Так была найдена тема Победы».

Аркадий Менделевич Шафран

Аркадий Шафран родился в семье еврейских интеллигентов в Санкт-Петербурге; о его школьных годах ничего не известно. В 1931 году Шафран окончил кинофототехникум в Ленинграде, в 1934−1937 годах работал на киностудии «Ленфильм». В качестве корреспондента этой киностудии в 1934 году вместе с кинооператором Марком Трояновским принимал участие в экспедиции на ледоколе «Челюскин». После того как корабль был зажат льдами, Шафран вместе с небольшим отрядом на собаках отправился на материк для передачи отснятого материала в редакцию. За эту работу Аркадий Шафран был награждён орденом Красной Звезды, а в 1941-м получил Сталинскую премию 1-й степени.

В июне 1941 года Шафран был призван в действующую армию в звании старшего техника-лейтенанта. Находясь с киногруппой на Брянском направлении, он попал в немецкий плен. Вот как он сам описывает эти обстоятельства в своей объяснительной записке: «Работая в фронтовой киногруппе Брянского фронта, 6 октября 1941 года я направлялся на машине из штаба 50-й армии в штаб фронта. Проезжая город Брянск, наша машина была задержана прорвавшимися в город немецкими частями, и я со своими спутниками был захвачен в плен. При мне находились орденские документы и орден Красной Звезды (№ 311), которым я был награждён как участник похода на „Челюскине“. Вместе с другими захваченными в это время военными наша группа была посажена на грузовую машину. Переезжая через мост, я, не желая, чтобы мой орден достался противнику, бросил его в реку, а орденские документы вместе с другими документами закопал в землю при первой остановке. Пробыв 10 дней в плену, мне удалось бежать и перейти линию фронта в районе города Алексина. Я вернулся в Москву и приступил к работе на студии…»

Аркадий Шафран снимал эпизоды оборонительных боёв на Западном, Юго-Западном, Центральном и Воронежском фронтах, принимал участие в ряде наступательных операций: Букринской (октябрь 1943 г.), Киевской (ноябрь-декабрь 1943 г.), Житомир-Бердичевской (декабрь 1943 – январь 1944 гг.). Его кинокамера запечатлела разгром немецких войск в Западной Украине в июле-августе 1944 года, а также в Берлинской наступательной операции в апреле-мае 1945 года.

После войны

Наши герои старались по-новому осмыслить жизнь – но война шла за ними по пятам. Так, в фотографиях жителей Норильска – города, построенного заключёнными, – которые сделал Тарасевич в 1960-х годах, можно увидеть те же мотивы, что и в фотографиях ленинградцев 1941−1943 годов. В 1970-х Тарасевич работал деканом факультета фотожурналистики Института журналистского мастерства при Московской организации Союза журналистов. А когда пришла перестройка, появились новые темы и новые решения. Чтобы убедиться в этом, можно посмотреть на его фотографии 1980-х годов «Первый класс» и «Общая мама». В них фотограф сосредотачивается на рассмотрении человека – его поведения, его состояния, взаимосвязи с обстановкой.

Георгий Хнкоян после войны работал на Тбилисской и Литовской студиях кинохроники. Был автором и режиссёром документальных и научно-популярных фильмов «В Атлантике» (1954), «На побережье Канады» (1955), «На поиски рыбных богатств» (1956), «В тропиках Атлантики» (1961), «Они побеждают топи» (1962), «Наступление на океан» (1964), «Не просто сельдь» (1967) и других.

Аркадий Шафран работал на Центральной студии документальных фильмов, снимал сюжеты в разных концах СССР. Не всё, что он делал, нравилось высшему партийному руководству. В декабре 1952 года (по другим данным – 10 февраля 1953 года) по личному распоряжению Сталина его уволили со студии за фильм «По Краснодарскому краю» без права работать в кино. И Сталинская премия не помогла. Шафран был восстановлен на работе в качестве кинооператора Литовской киностудии в июне 1953 года.

Так в фото- и киноработах Всеволода Тарасевича, Георгия Хнкояна и Аркадия Шафрана отобразилась вся история страны, свидетелями которой они были.




Виктор Фишман

№ 19, 2020. Дата публикации: 08.05.2020
 
 
фронтовых фронтах снимать фото студии хнкоян работал годах шафран боевых кинооператоре кинохроники аркадий войны гинзбург армии тарасевич судьбе снимал фронта
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение