наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Здравоохранение


Азиатская медикаментозная зависимость ФРГ

Немецким аптекам не хватает лекарств: эта проблема, корни которой – за границами страны, обострилась задолго до пандемии коронавируса. Местная фармакология не в состоянии удовлетворить растущий спрос, импорта не хватает. Но и нынешний кризис не оставил рынок медикаментов в стороне.
 


«С начала пандемии число медикаментов, которые мы не в состоянии предоставить клиентам, удвоилось», – жалуется Фридеман Шмидт (Friedemann Schmidt), президент Федерального объединения аптекарских профсоюзов (Bundesvereinigung Deutscher Apothekerverbände). Проблемы с поставками уже давно беспокоят членов объединения. В 2019 году аптекари не смогли предоставить нуждающимся 18 миллионов упаковок препаратов, выписанных врачами. Ещё в 2017 году это были только 4,7 миллиона упаковок, за каждой – конкретный случай пациента, оставшегося без нужного лекарства.

Перебои с поставками медикаментов затрагивают не только аптеки, но и клиники. Штефан Клюге (Stefan Kluge), главный врач отделения интенсивной медицины Гамбургской университетской клиники, бил тревогу ещё несколько недель назад: в стране есть больницы, в которых закончился пропофол – препарат, использующийся для наркоза и при искусственной вентиляции лёгких. Нехватка возникла из-за того, что множество клиник решили одновременно пополнить запасы на фоне роста числа заболеваний Covid-19.

Текущий кризис наглядно продемонстрировал, насколько хрупка вся система поставки лекарств для немецкой медицины. Фабрики в Китае не работали несколько недель. В Индии был провозглашён запрет на экспорт многих препаратов, в частности – антибиотиков, которые могли понадобиться для собственных нужд. Пока эти проблемы не слишком заметно сказались на рынке медикаментов Германии, отмечают в пресс-службе Федерального объединения фармакологической промышленности (Bundesverband der Pharmazeutischen Industrie) – но эффект обязательно проявится позднее. Вопрос серьёзной зависимости Германии от импорта лекарств поднимал в Бундестаге и министр здравоохранения Йенс Шпан (Jens Spahn). Многие эксперты в сфере фармакологии уже давно требуют вернуть производство жизненно важных препаратов в Германию: это, однако, сложная, практически непосильная задача.

Федеральный институт лекарственных препаратов и медицинской продукции (Bundesinstitut für Arzneimittel und Medizinprodukte, BfArM) ведёт собственный список лекарств, с поставками которых возникают проблемы: считается, что они есть, когда препарат недоступен в течение двух недель. На данный момент в списке около 400 позиций, включая тот же пропофол – ещё пять лет назад их было 40. Не хватает ибупрофена и других обезболивающих, антидепрессантов, определённых препаратов для понижения давления.

Сложности с поставкой не означают, что препарат вообще недоступен. Часто нет нужной дозировки определённого производителя, но лекарство всё равно попадает в список BfArM. Аптекари и персонал клиник часто в состоянии изменить дозировку или поменять производителя, найдя препарат с теми же действующими веществами. Если альтернативы нет, Минздрав официально объявляет о нехватке того или иного медикамента. Так случилось, к примеру, в декабре 2016 года с антибиотиком пиперациллин, когда в Китае произошёл взрыв на фабрике производителя Qilu: сложности с поставками продлились до лета следующего года.

Чаще всего за границей производится не сам лекарственный препарат, продающийся в Германии, а ряд его компонентов. Схема производства современной таблетки предусматривает несколько этапов, от химического синтеза и добавления действующих веществ до прессовки и упаковки. Последний шаг часто происходит на территории Германии – а вот в том, что касается таблеточной «базы», зависимость от Китая, а в последние годы ещё и Индии очень велика. На рынке представлены множество производителей, препараты которых схожи по медицинским качествам, так как базируются на одних и тех же действующих веществах, поставляемых из-за границы. Ряд антибиотиков можно приобрести в десятках вариантов, но по сути всё это – продукция одной и той же китайской фабрики в разнообразных немецких упаковках. Много таких фабрик расположены в регионе Хубэй, откуда начала распространяться по всему миру коронавирусная инфекция.

Германия длительное время была всемирной аптекой: в XIX веке в стране были основаны такие будущие химико-фармацевтические гиганты, как Hoechst и Bayer. Их химические подразделения сами производили базовые вещества для лекарств, фармацевтические дополняли их действующие, продажа готовых препаратов за рубеж была солидной долей оборота концернов, делавших открытия мирового масштаба.

Патент на новые разработки защищает медицинский препарат в течение 20 лет, а затем его может производить любая компания. Её лекарственные средства, так называемые дженерики, содержат активные фармацевтические ингредиенты, идентичные запатентованным, и обладают теми же свойствами. Тогда как немецкие компании давно лишились монополии на множество изобретений, производство дженериков активно развивается с 1970-х годов. В Германии сегодня дженерики обладают 80-процентной долей рынка лекарственных препаратов – они гораздо дешевле оригинала, для их выпуска не нужны сложные и дорогостоящие клинические исследования. Политика производителей лекарств – в том числе немецких – едина: выйти на рынок с дженериком на следующий день после того, как истёк срок действия патента на оригинальный медикамент. Производство этих лекарств удешевляется всеми возможными способами, заказы часто размещаются за границей – на тех же китайских или индийских фабриках, не отягощённых природоохранными уложениями. В Китае производство базовых веществ для антибиотиков активно поддерживалось государством и развивалось с 1980-х, сегодня от этой лекарственной основы зависит весь мир – а немецкие компании её больше не выпускают. В настоящий момент 80 процентов медикаментов на европейском рынке состоят из веществ, импортированных из Индии и Китая, включая Тайвань.

Подстёгивает ценовую борьбу и политика страховых касс: они заключают договор с производителями на определённые медикаменты и, соответственно, оплачивают больным только его применение, а взамен получают от фармацевтических компаний скидки. Если в производственной цепочке такой компании выпадает хотя бы одно звено, нехватка медикаментов неминуема. «Единственный критерий при заключении договоров – цена», – поясняет нюансы взаимодействия со страховыми кассами Кристоф Штоллер (Christoph Stoller), исполнительный директор компании Teva/Ratiopharm и президент Союза европейских производителей дженериков (Verband europäischer Generikahersteller). Возможностью изменить ситуацию и предотвратить дефицит на рынке лекарственных препаратов стало бы участие нескольких производителей в соглашениях со страховыми компаниями и возможные предпочтения европейским компаниям. Но для этого уже необходимо вмешательство большой политики. В ходе борьбы с пандемией был предпринят ряд мер: в частности, новый закон предписывает фармацевтическим компаниям прогнозировать оборот и заранее сообщать в Федеральный институт лекарственных препаратов об их вероятной нехватке. Но для того чтобы вернуть производство хотя бы каких-нибудь жизненно важных лекарств и хоть как-то сократить азиатскую медикаментозную зависимость Германии, понадобятся совершенно другие расходы и усилия.




Максим Смирнов

№ 18, 2020. Дата публикации: 01.05.2020
 
 
препарат китае импорта хватает лекарств рынке объединения фармацевтические состоянии германии индии препаратов медикаментов производителей компании лекарственных производство веществ поставками антибиотиков
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение