наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Франция – Китай
Наука


Французский след в Ухане

Поначалу Париж и Пекин договорились о совместном строительстве лаборатории высокой биологической безопасности типа P4. Но понемногу французская сторона оказалась «вне игры». Как так получилось?
 


А что, если COVID-19 вырвался из лаборатории P4 в Ухане, а не появился на рынке, как заявляют китайские власти? Что, если он распространился среди населения в результате случайного заражения сотрудника лаборатории? Теория заговора о вирусе, созданном китайскими исследователями, озвученная нобелевским лауреатом профессором Люком Монтанье (Luc Montagnier), отвергается серьёзными специалистами, однако тезис о несчастном случае изучается американскими спецслужбами. Тезис подкреплён тем фактом, что китайские власти не обнародовали результаты своего эпидемиологического обследования и препятствовали проведению любых расследований в Ухане со стороны Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и иностранных экспертов.

11-миллионый Ухань является самым «французским» городом в Китае. Есть музей французского градостроительства. На северном берегу всё ещё заметны следы французской концессии – недалеко от ныне известного крытого оптового рынка морепродуктов Хуанань. На другом берегу прямолинейные шоссе из аэропорта ведут к промышленной зоне, где работают около ста филиалов французских компаний, включая Peugeot, Renault, L’Oréal…

В 2000-х годах двустороннее сотрудничество в Ухане продолжилось в области медицины. В 2003 году тяжёлый острый респираторный синдром SARS поразил Китай. Правительство Франции вышло на переговоры с правительством КНР о сотрудничестве в области вирусологии. Обе страны решили объединить усилия для борьбы с возникающими инфекционными заболеваниями. Это партнёрство стало ещё более необходимым, поскольку ещё один вирус, «птичий грипп», поразил Китай.

Так родилась идея строительства в Ухане в сотрудничестве с Францией лаборатории высокой биологической безопасности типа P4 – для изучения неизвестных патогенных вирусов. В мире существует около тридцати таких структур, некоторые из них сертифицированы ВОЗ. Но проект лаборатории в Ухане с самого начала провоцировал сопротивление. Во-первых, французские специалисты по бактериологической войне неохотно соглашались на такое сотрудничество, опасаясь, что P4 может превратиться в биологический арсенал.

Кроме того, Китай отказывался сообщить, что стало с мобильными биологическими лабораториями P3, которые финансировались французским правительством после эпидемии атипичной пневмонии. «Французы были несколько охлаждены отсутствием прозрачности у китайцев, – говорил журналист Антуан Изамбард (Antoine Izambard), автор книги «Опасные связи». – Их объяснения оставались непрозрачными в отношении того, как они могут использовать P3. Поэтому некоторые представители французской администрации полагали, что Китай наверняка будет использовать P4 аналогичным образом. Это вызвало опасения.»

Но понемногу эти оговорки были сняты. А в 2004 году соглашение, подписанное правительством Жака Ширака (Jacques Chirac), запустило китайский проект P4. Осталось найти место. Поскольку в Шанхае слишком многолюдно, эта лаборатория расположилась на окраине Уханя. В 2008 году был создан руководящий комитет, его возглавили француз Ален Мерье (Alain Mérieux) и китайский доктор медицины Чен Чжу (Chen Zhu). В 2010 году Франция объявила ВОЗ, что строительство началось. Оно длилось почти пять лет.

Лаборатории P4 действительно были технологическими станциями высшего уровня, технологически сравнимыми с французскими атомными подводными лодками. Но именно китайские компании осуществляли большую часть строительства, что не всегда было по вкусу французам.

В своей книге Антуан Изамбард описывает суровое место. «В конце дороги с шестью полосами движения, – писал он, – строится огромное здание из красного кирпича (предназначенное для размещения 250 исследователей), ещё одно безопасное место, которое можно принять за тюрьму (4-этажный бункер с четырьмя водонепроницаемыми лабораториями), и последний белый и прямоугольный блок, на котором написано „Институт вирусологии, Ухань“».

В 2015 году Ален Мерье, разочарованный тем, что французско-китайское сотрудничество не состоялось, покидает проект. «Я отказался от сопредседательства в P4, который является очень китайским инструментом. Он принадлежит им, даже если был разработан при технической поддержке Франции», – заявил Мерье.

Планировалось, что 50 французских исследователей приедут на работу в уханьскую лабораторию P4 сроком на пять лет, поэтому Франция взяла на себя обязательство предоставить техническую экспертизу, обучение для повышения уровня биобезопасности лаборатории, а также запустить совместную исследовательскую программу. Но по неясным причинам французские исследователи в Ухань так никогда и не приехали. Совместное сотрудничество закончилось. По данным France-Info, французская сторона получила за лабораторию отступные в размере 40 млн евро.

Как заявил Ален Мерье, с 2016 года заседания Французско-китайского комитета по инфекционным заболеваниям не проводились, и это «не государственная тайна». Лаборатория не работает на полной мощности – здание рассчитано на 250 исследователей, но такого количества сотрудников там нет. Как правило, только несколько китайских исследователей из Уханьского института вирусологии проводят исследования на животных, связанные с небольшим количеством заболеваний.

С самого начала, а работа лаборатории началась в январе 2018 года, были сомнения в её надёжности. По данным американских СМИ, в том же январе сотрудники посольства США посетили здание и предупредили Вашингтон о недостаточных мерах безопасности, предпринимаемых там, где изучаются различные вирусы. Государственные СМИ Китая также сообщили о нарушениях. В частности, они утверждали, что исследователи после экспериментов выбрасывали лабораторные материалы в канализацию без специальной обработки, предназначенной для биологических отходов. Они также напомнили о том, что ряд исследователей, желавших подработать, продавали подвергавшихся экспериментам лабораторных животных на рынках Уханя.

В отличие от ядерных или химических объектов, за этим типом научных лабораторий не существует особого международного контроля. Возможно, пора задуматься, что эксперименты с неизвестными вирусами и бактериями требуют тщательного международного контроля, так как представляют собой реальную опасность для человечества.




Татьяна Масс

№ 18, 2020. Дата публикации: 01.05.2020
 
 
понемногу правительством сотрудничество воз высокой ухань французская китай китайские исследователей мерье проект сторона биологической вирусологии безопасности ален место ухане лаборатории
 
 
 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение