наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Заметки пристрастного наблюдателя


Расточительная игра в мафию

Одна из лучших немецких университетских клиник, ганноверская Medizinische Hochschule Hannover (MHH) уже с неделю напоминает съёмочную площадку криминального сериала. Десятки и десятки вооружённых людей охраняют её входы, подъезды блокированы множеством полицейских автобусов, на этажах дежурят патрули в бронежилетах и с автоматами и даже в коридорах одного из отделений находятся спецназовцы. Такого «движа» не припомнят не только в Ганновере, но и в Берлине или Мюнхене.
 


Русская комьюнити на эти чудеса отреагировала стандартно: оперируют Путина. Мне написали: «что ж вы, молчите, когда Путина спасают от смерти в Ганновере?!»

Заинтриговали – пришлось взяться за тему.

Скажу сразу, наши читатели правы: подобных мер охраны не потребовал ещё ни один пациент в Германии. Лечился в Мюнхене «хоттабыч» из главных иранских боссов – его охраняло всего два экипажа уголовной полиции. Лежала в Берлине Юлия Тимошенко – вообще без государственной охраны. Как и Горби, который уже много лет не лечится в Германии, но в своё время в немецких клиниках обходился собственным адъютантом, и только. Я уж не говорю о наших федеральных министрах или других политиках – их присутствие больницу не превращает в кадр триллера даже на долю минуты.

Так что немудрено подумать на кремлёвского начальника.

Но всё оказалось как-то банально, глупо, возмутительно и немножко стыдно.

Как сообщил земельный министр внутренних дел Борис Писториус (Boris Pistorius), таинственного пациента охраняют специальные полицейские силы (SEK). В палату допускаются только ответственные врачи и медсестры Потому что власти опасаются нападения на Игоря К. (35 лет)…

Кто же он такой, Игорь К? Может, сын одного из российских олигархов или кремлёвских деятелей?

Его фамилия – большая тайна. Немецкие коллеги её то ли не знают, то ли не рискуют озвучить. Впрочем, не составило большого труда эту тайну раскрыть: достаточно переключиться на сербский.

Как открыто пишет белградская газета Borba на своём портале, нашего героя зовут Игорь Крстович (Igor Krstović). Он родом из черногорского города Котор.

В конце января на него было совершено покушение, когда он ехал на «мерседесе» и примерно в ста метрах от своего дома в деревне Балиаче затормозил на переходе. В парня произведено 27 выстрелов из автомата и штурмовой винтовки. Но он выжил.

В минувшую субботу на частном самолёте раненого доставили в Ганновер. С тех пор там и бурлит триллер.

Конечно же, имя охраняемого, как и его родной город, как и его родина Черногория не вызывают у читателя никаких особых ассоциаций. Подумаешь, обычная балканская дыра… Беда в том, что через эту дыру проходит до 50% европейского наркотрафика. Черногорские кланы контролируют балканский узел. А столица балканской наркомафии – город Котор.

Почти половина всех конфискованных в мире опиатов – героина и морфина изымается на балканском пути, пролегающем от Афганистана до Европы и проходящем через Иран, Турцию и юго-восток Европы. Об этом говорится во Всемирном докладе о наркотиках, который ежегодно публикуется Управлением ООН по наркотикам и преступности.

Как утверждают сербские коллеги из газеты «Борба», немецкий пациент – тайный лидер одного из двух которских мафиозных кланов, т. н. клана Шкальяри (Skaljari)

А этот клан ведёт беспощадную войну со своим кровавым врагом и соседом – кланом Кавач (Kavac).

Война началась в 2014 году, когда в испанской Валенсии пропали 200 (по другой версии, 300) кг кокаина, принадлежавшего одному из кланов. С тех пор (внимание!) было убито уже 40 (сорок) представителей воюющих сторон. И наш тайный пациент – всего лишь звено этой кровавой цепи.

Но не думайте, что монтенегровские бандюки беспредельничают только дома. Вся Европа – их ристалище, и Германия – не исключение!

Вот история из января. Как пишет Borba, «этот клан получил серьёзные удары всего за несколько дней. В Афинах были убиты два видных члена – Игорь Дедович (43 года) и Стеван Стаматович (43 года)». «За два дня до убийства в греческой столице, – пишет Борба, – в Белграде был убит Марко Вукович, который не был членом какого-либо клана, но, будучи моряком, сотрудничал с обеими преступными группировками в прошлом и был также связан с их крестными отцами»…

Список жертв, настойчивость в их поиске и уничтожении, изощрённость средств (цианистый калий в тюремном обеде, к примеру) и география преступлений просто поражают. Вот новость из венского «Курьера»:

«21 декабря 2018 г. в перестрелке в центре столицы Австрии Вены был убит представитель мафиозного клана из Черногории Владимир Роганович, осуждённый в 2009 году за убийство главаря конкурирующего клана».

А в мае прошлого года и у нас, в бранденбургском городишке Форст, были убиты два представителя клана, ещё двое ранены – неизвестные расстреляли их в доме, где они выращивали марихуану.

Так, может быть, пациент из Ганновера даст немецким следователям важные нити, поэтому его так берегут?

Как заявил министр Писториус, против раненого не ведётся в Германии никакого расследования, нет на него и ордера Интерпола.

«Поскольку Игорь К. является частным пациентом, он оплачивает своё лечение из собственного кармана», – сказал министр ганноверским коллегам из HAZ. Это же издание утверждает что у раненого есть родственники в Ганновере, они и устроили его в клинику.

Но Союз налогоплательщиков земли заинтересовался другим аспектом этого триллера: во что обходится ежедневно не лечение, а обеспечение безопасности черногорца?

Ответ шокировал многих – не менее 100 000 евро в сутки.

«Оценка рисков, проведённая Управлением уголовного розыска, показала, что существует явная, особая потребность в защите», – заявил местной газете министр внутренних дел Писториус. По этой причине член клана наркоторговцев находится под защитой специальной оперативной группы SEK.

Это значит, что город, земля и федеральный центр тратят уже в течение более чем недели по 100 000 евро в сутки, чтобы сохранить жизнь частному пациенту – звену в серии многолетних мафиозных кровавых разборок?

А когда его подлечат в Ганновере, он вернётся к своим занятиям, чтоб отомстить тем, кто покушался на него и убил его коллег в Афинах, Белграде, Бранденбурге?!

Да, отвечает министр. У пациента есть шенгенская виза на 90 дней, всё это время он может находиться в Германии, а потом беспрепятственно отправится на родину.

К этому времени парень, вероятно, будет стоить немецким налогоплательщикам далеко за миллион или два. Даже если он сам или его родственники расплатятся за недешёвое лечение. (Интересно, у них потребуют показать происхождение средств?)

Что и говорить, Германия всё больше становится страной чудес. Недавно, отправив военный лайнер в вирусный Ухань за немцами, правительство решило: каждый эвакуированный оплатит свой полёт. Выглядело жестковато, но справедливо. «Недостреленный» из Ганновера стоит бюджету уже гораздо дороже китайской эвакуации 150 человек…

Может что-то, как говорил Жванецкий, «в консерватории не так»?




Арсений Каматозов

№ 8, 2020. Дата публикации: 19.02.2020
 
 
сериала лечение площадку съёмочную берлине германии немецких внутренних ганновере раненого министр пациент мюнхене писториус охраняют вооружённых криминального напоминает игорь клана
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение