наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Берлин
Культура


Король и шут по-берлински

«Русская сцена» представила обновлённый спектакль по шекспировскому «Королю Лиру»: в интерпретации режиссёра и руководителя берлинского театра Инны Соколовой-Гордон спектакль называется «О мой безумный господин». «Обновлённый» означает, что этот спектакль уже существовал раньше, игрался, но потом в нём произошли некоторые изменения. Впрочем, не «некоторые», а весьма значительные.
 


То, что сделали в «Русской сцене», в мировом театре встречается, но очень редко. Спектакль, играемый поначалу силами одной артистки и одного артиста, в итоге трансформировался в спектакль двух актёров-мужчин. Сейчас на сцену выходят Дмитрий Тронин (Лир) и Михаил Лель (шут). Поменялись при этом не только имена на афише, но и – частично – текст, смысловые акценты и предлагаемая идея. Такое с одним и тем же спектаклем происходит действительно нечасто.

В первой версии темой спектакля был вызов человека своей природе, страху смерти и неизбежности старения. Во второй, которая сейчас представлена на «Русской сцене», речь в основном идёт о войне как о монстре, выпущенном на волю.

Кое-что сохранилось, и это «кое-что» по-настоящему удивляет – и как идея, и как реализация. Корделии, Реганы и Гонерильи, трёх дочерей Лира, на сцене как не было, так и нет. Это не так удивительно: «Русская сцена» – пространство камерное, труппа не самая многочисленная. Однако кажется, что режиссёру это и не нужно, она бы и на большой сцене сделала то же: реплики дочерей проговаривает шут, держа в руках по очереди три разных шара, которые символизируют и голову, и душу, и сердце – а так как шары почти идентичные (в случае Реганы и Гонерильи так и буквально одинаковые, а шар Корделии внешне такой же, но чуть меньше остальных), то и вывод приходит сам: три сестры – это три грани одной и той же личности, это одновременно и дьявол, и бог, и дочь, и лютый враг, и солнце, и мрак. В предыдущем составе шута (и, следовательно, дочерей) играла женщина, но в обновлённом составе её заменил мужчина. Но никаким комикованием тут и не пахнет, шут, «превращаясь» в дочерей, проговаривает реплики без излишних ужимок и кривляний, казалось бы, естественных для такого персонажа.

Сцена остаётся почти пустой. Как и в других постановках «Русской сцены», актёры взаимодействуют с ограниченным количеством предметов, здесь это лёгкие кубы и квадраты, из которых король и шут то выстраивают башни, то надевают кубы на руки, ещё больше становясь похожими на странные куклоподобные фигуры. Ещё одна важная часть сценографии – цепи, свисающие сверху вниз. Помимо очевидных аллегорий, цепи ещё служат имитацией страшной непогоды (ураган в «Лире» – важнейшая часть сюжета), ибо, если две цепи раскрутить с разных сторон, это визуально будет очень похоже на ветер, дождь и ураган одновременно.

В финале спектакля звучит очень громкая и излишне драматично звучащая музыка – её можно было бы заменить, к примеру, на мерные удары барабанов. Но общего впечатления это нисколько не портит: после «Безумного господина» на «Русской сцене» зритель остаётся наедине с собой, чтобы разобраться со своими мыслями о природе человеческих отношений, современных угрозах и хрупкости мира («земного шара» и «не войны» одновременно) – спектакль «Русской сцены» ставит вопросы весьма актуально и чётко.




Григорий Аросев

№ 7, 2020. Дата публикации: 14.02.2020
 
 
интерпретации гонерильи русская театра шут спектакль цепи сцене руководителя обновлённый русской сцена реганы берлинского реплики одновременно режиссёра дочерей корделии игрался
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение