наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Там и тут


Дело о трубах

 


Новогоднюю ночь мой приятель, хозяин берлинского пансиона, провёл лёжа на кафельном полу ванной в одном из номеров. Уже все салаты были разложены по мискам, шампанское пузырилось в бокалах, у Бранденбургских ворот пела и плясала разогретая предвкушением праздника толпа, но кому оливье, а кому засор и потоп. Берлин в этом смысле бескомпромиссен. В новогоднюю ночь вы можете рассчитывать только на себя или на такую круглую сумму за аварийные работы в неурочный час, что проще плюнуть в бокал и самому ложиться на кафель.

Приятелю моему было не привыкать, жизнь научила его разбираться в трубах и засорах, и только удовольствие от прочистки канализации под грохот фейерверков было сомнительным.

В Москве, после одного горячего душа в холодный зимний вечер, дело закончилось потопом и выбитыми пробками. Тоже та ещё радость – вы по колено в воде, в темноте и растерянности. Сначала вы орудуете тряпками и тазиком, потом по-новой знакомитесь с соседями снизу, которые тоже не планировали так развлекаться ночью, у них там по протоколу был чай и фильм, а не вода с потолка и тоже обесточенная квартира.

Но самое интересное начинается наутро. Как дисциплинированные жильцы, вы вызываете сантехника, обрисовываете проблему и ждёте квалифицированной помощи. На помощь приходит Николаша, у которого из инвентаря – моток троса и кувалда. Но вы думаете, что нужно уметь отдавать инициативу в руки профессионала, тем более что сантехник действует уверенно и поддерживать диалог с жильцами, которые не разбираются ни в чём, кроме компьютера и кофеварки, да и в них, по большому счёту, тоже ничего не смыслят, не склонен. Николаша сует свой трос в дырку стока и начинает прочищать засор. Ну, то есть все думают, что он прочищает засор, более того, он сам думает, что он его прочищает, но только ничего не выходит, вода льётся куда угодно, но не по трубам, в результате снизу опять прибегает мокрый и уже совсем не улыбчивый сосед, и драматургия коммунального триллера выходит на новый круг. Параллельно всех почему-то потряхивает током и предохранители в двух квартирах щёлкают, как кастаньеты.

Вы на ножах расстаётесь с Николашей, который и сам не рад, что с вами связался, и считает, что всё зло от баб, гнилых коммуникаций и других сантехников, которые сплели из труб лукошко, вместо того чтобы всё сделать «по уму», и опять оказываетесь в квартире без воды и света. Привыкать к такой жизни вам не хочется и на следующее утро вы знакомитесь с приглашёнными специалистами с видеокамерами и шахтёрскими фонариками. Вы впервые в жизни видите то, чего раньше никогда не видели – ваши сливные трубы изнутри. Напоминает это индустриальную колоноскопию – диагностическая камера уходит под кафель и всё время кажется, что вот-вот на мониторе появится гнусная рожа какого-нибудь потревоженного монстра, который привык, что о нём снимают страшные фильмы, а не суют провода в его тёмное и сырое царство. Всё это производит впечатление ровно до того момента, пока вам не сообщают, что у вас самые отстойные на свете трубы, которые ещё и повреждены, а пробил Николаша не засор, а насос, о существовании которого под гладкой дизайнерской плиткой пола, уложенной предыдущим хозяином квартиры, никто и не догадывался. Вы думали, что придёт Николаша, поколдует и всё заработает, как прежде, но фигушки – вырисовываются полномасштабные полевые работы со вскрытием полов и перебором коммуникаций. Всех невольных каменщиков периодически продолжает потряхивать электричеством, это заставляет расширить список членов аварийной ложи и пригласить на собрание ещё и электрика.

Через пару дней ваша жизнь уже не будет иметь ничего общего с той, какой она была до того памятного вечера. Вы быстро потеряете всякую связь с реальностью и будете вынуждены выстраивать новую, в которой больше почти не останется места делам привычным, зато появятся прорабы, плиточники, саморезы и цементная смесь.

Плюсы в том, что сегодня это всё хотя бы есть в продаже. В одиннадцать вечера дефилируя по строительному магазину, мы вспоминали, что в советские времена ремонт неслучайно называли стихийным бедствием. Я вообще не понимаю, как тогда люди справлялись. В СССР не только майонез, сервелат и женские сапоги шли по блату и из-под полы. Элементарные строительные материалы были дефицитом не меньшим, чем икра. Какой там кафель, насос и трубы! Проще было лечь в пол и пропускать поток воды через собственное тело, а дырки в кафеле прикрыть соломой.

Сейчас за свои деньги можно покапризничать, что в наличии нет того белого, какой вам хотелось бы, и прикинуть, забирать ли свежеприобретённое барахло с собой или оформить доставку. А насос вам вычислят по серийному номеру и привезут на порог, и спасибо, что это сделает милый мальчик Дима, которого можно напоить чаем на кухне, а не робот-андроид ZX/357W.

Но два мира всё равно упорно не хотят смешиваться и взаимодействуют, как вода и масло. Новые трубы втыкаются в старые коммуникации, за спинами диагностов с их камерами бродит воинственный Николаша с кувалдой, бывшие ЖЭКи теперь респектабельно называются управляющими компаниями, но неизменно одно – ощущение, что всё происходит немного по воле случая, и уверенность в том, что глобально происходит так называемый бардак. Электрики пообещают прийти через полчаса и пропадут навсегда, из другого магазина вам привезут четыре трубы, но все не те, и придётся ехать за пятой, а в вентиляционной шахте обнаружится дохлый голубь.

Но вода всё-таки потечёт по трубам, свет вернётся, и жизнь пойдёт более или менее своим чередом.

Наверно.




Этери Чаландзия

№ 6, 2020. Дата публикации: 07.02.2020
 
 
насос вода ночь трубы вечера кафель прочищает николаша жизнь засор снизу воды проще знакомитесь выходит привезут трубам коммуникаций новогоднюю привыкать
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение