наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Заметки пристрастного наблюдателя


Сладкий сироп славы

Над главной мечетью персидского священного города Кум впервые в истории поднят красный флаг. И случилось это не потому, что в Иране пришли к власти беспощадно выметенные аятоллами коммунисты. Красный в шиитском исламе – цвет кровной мести. Сам аятолла Хаменеи (Ali Chamenei) распорядился поднять флаг над Кумом в знак будущего отмщения за убийство генерала Касема Сулеймани (Qasem Soleimani).
 


Маленький (162 см росту), хрупкий, как мальчик, жестокий, умный и беспощадный к соратникам Сулеймани лишь фактически стал жертвой американской ракеты. Убили же его, как это часто бывает с провинциальными наполеонами, неуёмная слава и беспредельная самонадеянность. Его аппарат пропаганды, культивируя эти качества начальника, дошёл до того, что утверждал, будто лишь одно появление генерала в той или иной стране меняет в ней расклад сил. «Меч Ирана», называли будущего покойника его подчинённые. Говорят, сам генерал и запустил в оборот эту почётную кликуху. Сам же и напоролся. Меч – звучит круто, но против ракеты AGM−114 Hellfire, выпущенной с беспилотника MQ-9 Reaper («Потрошитель») не козырит. И против безбашенного, командующего теми, кто управляет беспилотниками, эта метафора даёт лишь обратный эффект: меч – значит вооружённое нападение? Огонь!

Лет пять назад его предшественник уже собирался было отправить Сулеймани к шиитским гуриям. Но, отягощённый знаниями, полученными в Гарварде, нажал на тормоз, наслышанный о небывалой влиятельности генерала на Ближнем Востоке. Тогда как раз Сулеймани начал свой торжественный выход из тени… убитого им боевого товарища.

«Сегодня Сулеймани – самый влиятельный оперативник на Ближнем Востоке, – сказал журналистам в 2012 году Джон Магуайр (John Maguir), бывший офицер ЦРУ в Ираке, – и никто о нём никогда не слышал». К этому времени Сулеймани уже 8 лет руководил «Аль Кудс».

«В феврале 2013 года некоторые из наиболее влиятельных лидеров Ирана собрались в мечети Амира аль-Моменина на северо-востоке Тегерана в закрытом помещении, предназначенном для офицеров Революционной гвардии, – я цитирую здесь журнал „Нью-Йоркер“ сентября 2013 года. – Они пришли отдать дань уважения павшему товарищу. Хасан Шатери, ветеран тайных войн Ирана на Ближнем Востоке и в Южной Азии, был старшим командиром мощного, элитного отделения Ордена Революции под названием „Аль Кудс“, „Силы Кудс“. Эта сила является острым инструментом иранской внешней политики, примерно аналогичным объединённым ЦРУ и спецназу; её название происходит от персидского слова „Иерусалим“, который её бойцы клянутся освободить. С 1979 года её целью является свержение врагов Ирана и распространение влияния страны на весь Ближний Восток. Шатери провёл большую часть своей карьеры за границей, сначала в Афганистане, а затем в Ираке, где силы Кудса помогали шиитским ополченцам убивать американских солдат.

За два дня до этого Шатери был убит на дороге, которая проходит между Дамаском и Бейрутом. Он отправился в Сирию вместе с тысячами других членов „Сил Кудса“, чтобы спасти осаждённого президента страны Башара Асада, важнейшего союзника Ирана…

На коленях во втором ряду на ковровом полу мечети стоял генерал-майор Касем Сулеймани, лидер „Сил Кудса“: маленький мужчина пятьдесят шесть лет, с серебристыми волосами, крепко остриженной бородой и видом интенсивной самодостаточности. Именно Сулеймани отправил Шатери, старого и верного друга, на смерть…».

Верховный лидер всё тот же Хаменеи, тогда заявил, что Шатери стал «непосредственной мишенью» «сионистского режима». Так иранские вожди обычно называют Израиль.

Месть обещали страшную. Правда, красный флаг над Кумом не поднимали.

«В конце концов, он выпил сладкий сироп мученичества», – сказал аятолла о погибшем. Подразумевалось: повезло. Ведь Шатери мог бы и бездарно умереть в своей постели, как грозит ныне 80-летнему Хаменеи.

Но повезло не столько убитому, сколько живому. Сулеймани был полон идей, а старый романтик Шатери оказался не способен их оценить.

Если сравнивать историю «Сил Кудс» и ЧК (они похожи!), то первое, что отличает их: иранские чекисты не проходили ни ежовские, ни бериевские чистки. В итоге в руководстве самой мощной и опасной государственной террористической структуры в мире остались фанатики и романтики, ещё чуть ли не призыва революции Хомейни. Для них «воевать» значило «убивать».

Для фанатиков нового типа, которым был Сулеймани, «воевать» значило «покупать». Задолго до Крыма в Иране придумали гибридные войны, прокси-армии и политический маскарад. Одним из анонимных создателей этого новшества был Сулеймани.

Когда 15 лет назад Сулеймани формально возглавил «Аль Кудс», это была организация, похожая на британское Управление специальных операций (конечно, с персидской спецификой, умноженной на шиитский фанатизм) времён Второй мировой. Уйдя же к гуриям и оставаясь после гибели Шатери больше 5 лет реальным, а не формальным лидером спецслужбы, Сулеймани передаёт наследнику организацию абсолютно нового типа.

Попробуйте представить, что получилось бы, если соединить под одной крышей ГРУ, Роснефть и Альфа-групп? Мы с вами не можем и вообразить, а Сулеймани это сделал. Пусть в своих масштабах, декорациях и вкусах, но сделал.

Отдавая приказ «Потрошителю», президент Трамп, возможно, даже не представлял, что именно он собирается стереть в пыль. И поэтому у него всё получилось.

Но, конечно, больше разведки и израильтян Трампу помог сам Сулеймани. Совершив менеджерский подвиг масштаба Геракла, он уже не готов был к одному лишь «сладкому сиропу мученичества» – не менее сладкое бремя славы подвело генерала, как многих до него и после.

Какою же будет красная месть? Думаю, по большей части вербальной. Если не считать каких-то истерик командиров среднего звена и неуправляемых мелких фанатических реакций, красному флагу долго полоскаться на ветру.

«За мученическую смерть генерала Касема Сулеймани последует стратегическая месть, которая определённо положит конец американскому присутствию в регионе», – сказал формальный начальник убитого, командир Корпуса Стражей исламской революции генерал Салами (Hussein Salami) иранскому государственному телевидению.

Стратегическая месть – это изысканный персидский способ сохранить лицо. Особенно когда единственный стратег страны стал кучкой пепла.




Арсений Каматозов

№ 2, 2020. Дата публикации: 08.01.2020
 
 
аль меч генерал кудса флаг месть аятолла сил кудс красный ирана хаменеи востоке пришли революции шатери генерала ближнем касема сулеймани
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение