наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Там и тут


Любовь без границ

В последнее время всё чаще и громче заговорили о полиамории. Многие насторожились: что за зверь такой? Вроде чего мы не видели и чем нас ещё можно удивить? А оно вон как – то, что раньше называлось свальным грехом, распущенностью и сексуальной невоздержанностью, мало того что пополнило категорию социально приемлемого, но ещё и начало конкурировать с концепцией традиционного брака.
 


Полиамория, она про потенциально возможную любовь всех со всеми. На первый взгляд тот же блуд, но из лучших побуждений. И есть назревшая повестка. Концепция брака всем хороша, но она обрекает на союз с одним человеком от загса и до туманного «пока смерть не разлучит нас». Звучит исключительно романтично, но, как бы все ни пыжились, в подавляющем проценте случаев благие намерения разбиваются то о семейный быт, то о непримиримость характеров, то просто скисают в энтропии чувств и угасании влечения.

Тут можно было бы подойти с той стороны, что человек удивительно непоследовательное существо, сначала он готов на всё, лишь бы заполучить своего избранника или избранницу, отвести под венец, отметить кольцом и закрепить всё брачным договором, а потом, глядишь, и притяженья больше нет, и не больно-то и хотелось, и не нагулялся, не налюбился и за что мне такая жизнь? Большая Любовь оказывается очередной галлюцинацией, которая просто не по зубам слабому человеку. Он готов кайфануть страстями, а оказавшись перед перспективой требовательной моногамии, пасует и начинает мечтать о свободе и томиться узами брака. Ну, нет у большинства из нас ни сил, ни везения. Не можем мы вынести обязательств пожизненной верности и не получается у нас безошибочно разглядеть человека, в паре с которым было бы нескучно прожить до этой проклятой гробовой доски. И вроде все бубнят по заученному, что брак – это работа, это не про адреналин и пожар гормонов в крови, это про ответственность, зрелость, глубину и постоянство. Но, бубни не бубни, получается у единиц, остальные выпадают в осадок предсказуемой статистики разводов. И статистика всё растёт, а счастья не было и нет.

И пока одни смирились и предпочли тлеть в семейной могиле, другие решили поискать варианты. Про «крепкий левак» все давно наслышаны, но тут такое дело, может, кому-то он и укрепил брак, а кому-то развалил его в куски. Измена – серьёзный аргумент, тут особенно не развернёшься. И тогда возникла идея договариваться.

В Америке в 1996 году вышла книга двух активисток полиамории «The Ethical Slut». До России она добралась в начале нулевых, с переводом ключевого понятия было непросто, сошлись на подцензурном «Этическая б***дь». В книге две секс-революционерки со всей искренностью открытых душ развернули манифест этической, ну, скажем так, для простоты определений, шлюхи. Дескать, чего скрывать – мы все хотим жить полноценной, свободной, активной и счастливой жизнью, и если для этого нам нужно больше, чем один партнёр, за раз или за жизнь, то почему сразу мы неправы? Мы не хотим ни войны, ни неурожая, но тлеть и гнить в супружеских спальнях тоже не хотим и, более того, не хотим делать несчастными своих партнёров, которым, может, тоже мало одного человека и хочется делать этот волнующий выбор гораздо чаще. Книга была отчаянно феминистская и, надо сказать, вполне резонно задавалась вопросом: почему это если женщина любит секс, то она сразу шлюха, а с мужчины какой спрос, он же жеребец? В книге было много всего намешано, и она была настолько откровенной и радикальной, что до сих пор читается, как подрывающая семейные ценности. Особенно в России.

В Америке её переиздают уже третий раз, дополняют, расширяют, в Берлине моя подружка немка читала её с пониманием, большая часть идей её не шокировала, хотя она и не была ни феминисткой, ни лесбиянкой и не хотела жить с трансгендером. В Москве книгу пока не решаются переиздать, хотя и феминистская повестка актуальна, и с привычным браком всё давно не слава богу.

Что, если в двух словах, предлагают авторы Этической Шлюхи и те, кто разделяют их взгляды? Свободный брак. То, что вы не хотите лишать себя многообразия связей, причём не просто сексуальных, но и душевных, само по себе не говорит о том, что вы дрянь и не любите своего партнёра. Как умеете – любите, но ваши аппетиты выходят за рамки традиционных морали и верности, и в вас так много любви, что вы готовы раскидать её по всем корзинам.

Очевидно, что пока идея свободного брака будет тестироваться в режиме исключительного опыта, но даже те, кто носа не высунет из окопов традиций, с любопытством интересуются: чего это там придумали? Ирина Хакамада из смелых, она чуть ли не первая заговорила о том, что давно живёт в открытом браке со своим последним мужем, а они вместе уже лет 26. Она не скрывает, что у обоих были, есть и будут увлечения и романы «на стороне», но это не значит, что их брак, как союз, должен развалиться. Брак – это одно, говорит она, а влюблённости – другое. Но Хакамада сама предупреждает, что такой вариант партнёрства – не для слабаков. Это сложно и, возможно, действительно подходит далеко не всем. Большинство не готовы к пересмотру традиционных схем и ценностей, и потом, ревность – коварная штука.

Но, похоже, на запрос формируется нетривиальный ответ. Путь моногамии, отказа и ограничений слишком многим оказался не под силу. Люди ищут варианты, и хотя тут многое спорно и стрёмно, но всё-таки полиамория выигрывает у полимилитарии. Неизвестно, к чему это приведёт и укоренится ли не как маргинальный ход, а как рабочая схема.

Любовь – материя тонкая, но крепкая. Поглядим.




Этери Чаландзия

№ 50, 2019. Дата публикации: 13.12.2019
 
 
любовь традиционных феминистская брак книге хотим шлюхи готовы тлеть жизнь секс жить полиамории верности насторожились этической любите брака человека готов
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение