наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Юбилей


Толстовской Библиотеке Мюнхена – 70 лет

Празднуя юбилей, библиотека возвращается к своей истории.
 


Толстовский Фонд, основанный Александрой Львовной Толстой, младшей дочерью Льва Толстого, в 1939 году в Нью-Йорке, начал свою обширную деятельность по оказанию помощи русским «перемещённым лицам» в Мюнхене осенью 1947 года. До этого момента не имелось ни одной частной благотворительной организации, кроме УНРРА (UNRRA – United Nation Relief and Rehabilitation Administration) и ИРО (International Refugee Organisation), которые бы целенаправленно заботились о русских ДиПи (Displaced Persons).

Русские ДиПи составляли внушительную по численности группу среди многомиллионных «перемещённых лиц» в Германии, различных по своему национальному и конфессиональному составу. Общая численность ДиПи (иностранных принудительных рабочих, военнопленных, гражданских беженцев) на момент подписания капитуляции Германии 8 мая 1945 года составляла 13 500 000 человек.

Необходима была поддержка частных благотворительных сообществ и дополнительные материальные средства. Среди этого миллионного дипийского сообщества русские «перемещённые лица» не были избалованы вниманием частных международных организаций. Помощь пришла лишь два года спустя после окончания войны, осенью 1947 и была оказана двумя деятельными русскими женщинами – Александрой Львовной Толстой и Татьяной Алексеевной Шауфусс.

Эти две неутомимые женщины были уже в зрелом возрасте (Толстая – 61 год, Шауфусс – 54), когда они решились развернуть обширную деятельность по оказанию помощи русским ДиПи в послевоенной Германии и Австрии и в 1947 г. основали филиал нью-йоркского Толстовского Фонда в Мюнхене.

Ни большими средствами, ни персоналом, ни помещением для Фонда в Мюнхене они не располагали. Всё, что у них было, – это огромное христианское желание помощи ближнему в трудную минуту и опыт гуманитарной деятельности за время существования Толстовского Фонда с 1939 г.

Александра Толстая пишет в своих воспоминаниях: «На Ялтинской конференции от 11 февраля 1945 года была принята насильственная репатриация для всех советских граждан независимо от их желания и воли, таким образом была решена судьба тех советских граждан, которые находились в занятых союзниками странах. Произошла жестокая трагедия нашего времени. Великая Америка, известная всему миру своим гуманизмом и жертвенностью, страна, помогающая народам мира при голоде, природных катастрофах, наводнениях, впервые противоречила своему законодательству, своим идеалам свободы, человеческой чести, достоинства и прав человека. Они толкнули сотни тысяч русских людей на мучительную смерть и бесчеловечные пытки, выдав их Советскому Союзу. Знали ли они, что насильственная репатриация означает верную смерть для этих людей?»

Новости о насильственных выдачах в американской, британской, французской зонах были ошеломляющими и долетали до Америки через разные каналы: через рассказы американских солдат, от спасшихся и приехавших в Америку русских людей, через скупые новости в американской печати. Возмущённые происходящим Татьяна Шауфусс и Александра Толстая начали действовать: они писали петиции американскому правительству в защиту интересов русских «перемещённых лиц», делали доклады в общественных американских клубах, собирали одежду и денежные средства для русских ДиПи в Германии и Австрии, снова и снова разъясняя американской общественности и американскому правительству трагедию невозвращенцев.

Александра Толстая и Татьяна Шауфусс, как яркие представительницы русского зарубежья в США, на себе испытали бесчеловечность коммунистической системы и слишком хорошо знали, что ожидало их соотечественников после возвращения на родину.

Судьбы Толстой и Шауфусс связаны общим жизненным опытом и христианским жертвенным менталитетом сестер милосердия на фронтах Первой мировой войны, а также горьким опытом столкновения с советской властью после Октябрьской революции. Обе пережили репрессии и тюремные заключения в Советском Союзе прежде чем они покинули родину. Жизненный опыт объединил двух женщин в абсолютной непримиримости к коммунистической, нелегитимно захваченной власти, попирающей элементарные права человека. Неслучайно, что очутившись вне пределов советского влияния, Толстая и Шауфусс начали активное оповещение мировой общественности о ситуации террора и бесчинства в СССР, свидетелями и жертвами которых они сами являлись. Это стало делом всей их жизни.

Александра Львовна Толстая (18 (30). 06.1884, Ясная Поляна, Тульская губерния, – 26.09.1979, Вэлли-Коттедж, шт. Нью-Йорк). Александра Толстая, будучи 30-летней барышней, уезжает из семейного имения на Кавказский фронт в первые месяцы Первой мировой войны после окончания курсов сестёр милосердия. Далее она была переведена на Северо-Западный фронт, организовала т. н. «Летучий медицинский отряд» в составе 10 человек. После прихода большевиков к власти она возвращается с фронта в семейное имение в Ясной Поляне и организовывает музей своего отца во избежание разорения архивов Льва Толстого и всей усадьбы. Оставшись жить и работать в имении отца, она с большими трудностями создаёт музей в голодные послереволюционные годы.

Уже первые контакты с советской властью приводят к трениям. В 1920 году она была арестована ВЧК по делу «Тактического центра» и приговорена к трём годам заключения, которое отбывала в лагере Новоспасского монастыря. Благодаря ходатайству крестьян из Ясной Поляны её освободили досрочно, в 1921 году она вернулась в усадьбу, создав там культурно-просветительный центр, открыла школу, больницу, аптеку, подготавливала первое полное издание Л. Толстого. За все эти годы она предоставляла помощь и укрытие для своих друзей и единомышленников, не принявших советскую власть. С 1924 по 1929 годы против неё была устроена кампания травли в советской прессе. За период с 1920 по 1929 годы Александра Толстая арестовывалась пять раз. Повторяющиеся аресты угрожали её жизни. При большом участии Анатолия Луначарского, наркома просвещения СССР, Александра Львовна легально выехала в 1929 г. в Японию с циклом лекций об отце.

После двадцатимесячного пребывания вне СССР у неё созрело окончательное желание не возвращаться на родину, её дальнейший путь лежал из Японии в США. В своих мемуарах «Дочь» она описывает свой первый сложный период в Америке с 1931 по 1938 годы, как тяжёлое время вхождения в американскую жизнь без каких-либо материальных средств и возможности постоянной работы, но с удивительным чувством освоения жизни в новой стране, с позитивным поиском приложения своих духовных и физических сил на благое дело помощи русским людям в изгнании, следуя заветам отца.

Татьяна Алексеевна Шауфусс (22.10.1891, Киев – 25.07.1986, Вэлли-Коттедж, шт. Нью-Йорк). Родилась в состоятельной семье присяжного поверенного в Киеве, закончила Киевский Институт благородных девиц; после его окончания уезжает на учёбу по классу фортепиано в Дрезденскую консерваторию, прекрасно владея немецким языком. С началом Первой мировой войны она покидает Германию и возвращается в Россию. В 23 года она поступает на курсы сестёр милосердия Свято-Георгиевской общины Красного Креста в Санкт-Петербурге, где работает с большой отдачей и трудолюбием. В 26 лет она завоевала большой авторитет благодаря своим профессиональным способностям и таланту организатора. Была назначена старшей хирургической сестрой и руководила Школой сестёр милосердия при госпитале. С 1917 года она была генеральным секретарём Русского профсоюза сестёр милосердия.

Трагические для России революционные события октября 1917 нарушили привычный ход жизни. С началом массового большевистского террора Т Шауфусс подверглась первому аресту уже в 1919 г. Но после непродолжительного пребывания в тюрьме была освобождена благодаря вмешательству Екатерины Пешковой, первой жены Максима Горького.

Во избежание нового ареста Шауфусс переехала из Петербурга в Сергиев Посад, в 52 км от Москвы, в отдельных зданиях которого с 1921 года был открыт туберкулёзный диспансер, где она работала обычной медсестрой с 1921 по 1928 годы. Всё это время она проживала при Троицко-Сергиевой лавре и стала свидетельницей коммунистического бесчинства и расправы с русским духовенством и уничтожения многовековой монастырской культурной традиции после декрета СНК РСФСР «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» от 20.01.1918 года.

Татьяна Шауфусс была арестована 22 мая 1928 года за «религиозные убеждения и антисоветскую деятельность» в Сергиевом Посаде и осуждена к трём годам заключения в лагере в Казахстане. Выезд её из СССР стал возможен лишь благодаря заступничеству Международного Красного Креста, членом которого она являлась с 1914 г. По истечении полного срока заключения ей удалось выехать легально в Чехословакию по приглашению Чехословацкого Красного Креста в 1933 году. Татьяне Шауфусс к этому моменту исполнилось 42 года. Она проработала 5 лет в Красном Кресте Праги и в 1938 году получила разрешение выехать в США. В Нью-Йорке Татьяна Шауфусс встретилась со своей давней подругой Александрой Толстой после 16-летней разлуки. Их связывала память о работе сёстрами на фронтах Первой мировой, большая дружба и взаимопонимание. Вот что пишет Толстая в своих воспоминаниях «Дочь» о создании Толстовского фонда в Нью-Йорке: «В 1939 году, ранней весной, на квартире последнего русского посла, Бориса Александровича Бахметьева, было созвано первое организационное собрание. В память моего отца, Л. Н. Толстого, решено было назвать комитет Толстовским Фондом, он был зарегистрирован в Нью-Йоркском штате 15 апреля 1939 года. В моей жизни начался новый, очень важный этап.»

«Толстовский Фонд незамедлительно встал на защиту тех, кто по тем или иным причинам, в основном политического характера, не желал возвращения в СССР и всячески уклонялся от насильственной выдачи их западными союзниками советскому командованию.»

Выбор места для Толстовского Фонда в Мюнхене был неслучаен по нескольким причинам. Фонд мог существовать только в американской зоне как частная неправительственная американская организация – и по причине того, что большинство русских ДиПи, наотрез отказавшихся возвращаться на родину, находились именно в американской зоне оккупации Германии и Австрии. Бавария была самой крупной административной единицей американской зоны.

К моменту формирования филиала Толстовского Фонда осенью 1947 года общая политическая атмосфера между союзниками антигитлеровской коалиции – США, СССР, Англии и Франции – начала существенно изменяться по причине различия союзнических геополитических целей в Восточной Европе. Разница во мнениях наблюдалась почти по всем вопросам: репарации, в германском вопросе, прежде всего в решении вопроса т. н. четырёх важных «Д» Германии: демилитаризация, денацификация, декартелизация экономики, демонтаж немецкой экономики. Это осложняло совместное управление разделённой на зоны Германии в Союзническом Контрольном совете. При обсуждении общих вопросов наложение вето со стороны СССР приводило к полному бездействию совместного верховного органа управления союзников. Таким образом, спустя 16 месяцев после окончания войны исчез доверительный базис для послевоенного сотрудничества западных союзников и СССР. Такова была атмосфера начинающейся «холодной войны».

Это, несомненно, благосклонно сказалось на периоде формирования Толстовского Фонда в Мюнхене, который смог активно встать на защиту прав русских ДиПи и подключиться к программе «Resettlement» по переселению русских ДиПи в другие страны.

Период начала работы Толстовского Фонда в Мюнхене отмечен миграцией русских ДиПи из лагеря в лагерь, организованной американской военной администрацией в связи с сокращением лагерей в американской зоне. Нередко люди, уставшие скитаться по лагерям, выбирали репатриацию на родину как последний выход от безнадёжности, несмотря на страшные последствия. Хотелось ясности. Продолжительная неизвестность судеб людей в лагерях была именно тем общим настроением среди русских «перемещённых лиц», которое царило повсюду и которое так чутко уловила Шауфусс. Толстовский Фонд давал людям надежду на будущее, прежде всего на переселение в другие страны.

Такую огромную работу по регистрации русских ДиПи можно было реализовать лишь при наличии персонала в Толстовском Фонде в Мюнхене. В период с осени 1947 года по июнь 1949 года филиал Толстовского фонда насчитывал всего три сотрудника: Татьяну Шауфусс как вице-президента Толстовского фонда в Нью-Йорке, протоиерея отца Павла Лютова как американского представителя в Германии от Комиссариата по делам беженцев в Женеве, Сердаковского, русского эмигранта из Югославии.

Вот как описывает бюро Толстовского филиала Шауфусс: «Три стола и три стула. У меня даже не было права вывесить табличку с надписью „Толстовский фонд“. У нашего русского комитета также не было своего „лица“, как и у тех русских людей, чьи интересы мы должны были защищать.»

С 1949 года Толстовским Фондом организовывались пожертвования из США в послевоенную Европу. Было выслано 100 млн пакетов, включающих в себя продукты, одежду, обувь, предметы первой необходимости. Они спасли многим жизнь в голодное послевоенное время.

В архиве Толстовской библиотеки имеются анкеты регистрации многотысячной группы русских, украинских, белорусских перемещённых лиц, желающих переселиться в другие страны. Эти материалы размещены в алфавитном порядке зарегистрированных лиц, обширность актов на каждое отдельное лицо различно в зависимости от продолжительности опеки за человека.

Своей подвижнической гуманитарной деятельностью Татьяна Шауфусс и Александра Толстая завоевали себе имя и признание не только среди международных благотворительных организаций, действующих в западных зонах Германии и Австрии, но и получили активную поддержку у военной администрации в Американской зоне, в том числе и в Баварии. Но самым большим признанием была благодарность своих соотечественников, которым была спасена жизнь и оказана правовая защита от насильственной репатриации в СССР и которые смогли переселиться в другие страны для начала новой жизни с наличием всех социальных прав.

Резюмируя опыт европейской работы Толстовского Фонда, Александра Толстая писала: «Самое ценное в работе Толстовского Фонда является не только то, что он материально помог русским эмигрантам в трудный час и дал возможность выехать в свободные страны, а прежде всего то, что Фонд сумел объяснить американским учреждениям почему русские люди покинули свою родину, Советский Союз».




По материалам статьи Елены Кулен, «Новый журнал» 2019

№ 45, 2019. Дата публикации: 08.11.2019
 
 
фонд татьяна мировой александра толстая жизни фонда толстовского мюнхене родину русских нью дипи шауфусс войны германии американской первой ссср отца
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение