наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Там и тут


Больно мне, больно

Депрессия – не блажь и не каприз. Несмотря на то, что до сих пор занемогшего человека подозревают в неоправданном пессимизме и чуть ли не дурном характере, то, что с ним происходит, медики диагностируют как натуральное заболевание, включённое во всевозможные табели и реестры. Лучше всего о депрессии сказал знаменитый приматолог, профессор Роберт Сапольски: «Когда речь идёт о депрессии, невозможно урезонить человека, дескать, соберись, тряпка! Это всё равно, что больному с диабетом предложить прекратить ныть о своём инсулине, взять себя в руки и справляться, потому что все как-то справляются».
 


Депрессия коварна и неразборчива. Вы можете общаться со вполне успешным и, возможно, даже жизнерадостным на вид человеком и не догадываться, что с ним происходит на самом деле. Более того, каждый день невероятным усилием воли выдирая себя из постели, вы сами можете не подозревать о том, что у вас не плохая полоса или сезонный сплин, а натуральная депрессия. По каким-то неведомым причинам она пополнила список «стыдных» заболеваний, о которых не принято говорить. Многие годами скрывают своё состояние от окружающих, на людях демонстрируют показную адекватность, а дома сидят, упёршись глазами в стену, и выходят только в случае крайней необходимости. И хорошо, если вообще выходят.

Одна моя знакомая немка из Вильмерсдорфа два года почти безвылазно провела в четырёх стенах. Её круг общения сжался до предельного минимума, но даже с родителями и парой подруг она общалась с таким трудом, что после телефонного разговора или совместного завтрака могла без сил заснуть на сутки и потом опять на неделю пропасть с радаров. Талантливый компьютерщик и программист, она еле-еле работала из дома, чтобы сводить концы с концами и хоть каким-то образом держаться на плаву. Началось это всё после развода с человеком, с которым они прожили почти десять лет и расставались мучительно и непросто. Начало заканчиваться – когда одной из подруг надоело смотреть на это тление заживо и она обула, одела бедолагу и отвела на приём к психиатру. Врач попался хороший, это важно, потому что врачи тоже разные бывают, опросил, поговорил, подбодрил и прописал пилюли, лёгкие нагрузки и регулярные прогулки через не могу. Не то чтобы все были рады антидепрессантам, но всё уже было настолько беспросветно, что решили попробовать. Спустя примерно полгода девушка постепенно вернулась в строй. Параллельно с таблетками она регулярно ходила к психотерапевту, в какой-то момент даже втянулась и с интересом принялась распутывать клубки своих обид и к властной маме, и к деспотичному бывшему мужу. Конечно, и сейчас, спустя четыре года, у неё не всё гладко, но это всё уже не более чем дела житейские, а не повод запираться в своей конуре, лежать на диване лицом в подушку и уставать от слов: «Привет, да, у меня всё в порядке».

По здравому размышлению, моей знакомой ещё повезло. Какой бы серой и невыносимой ни был тот период её жизни – а она рассказывала потом, что тоска, апатия и боль не отпускали ни на минуту – она хотя бы не спилась и не вышла в окно. К сожалению, часто бывает, что начинается с депрессии, а заканчивается попыткой суицида. Но и формы депрессии бывают разные, от ситуативной до послеродовой, со всеми остановками, и отношение человека к своему настроению и состоянию определяет развитие сюжета. Многие ведь правда думают, что все так и живут или что у них такая судьба – просыпаться с утра и не видеть никакого смысла в том, чтобы встать с кровати. Врачи рассказывают, что пациенты через несколько месяцев лечения приходят к ним с ошеломлённым видом, их искренне поражает, что, оказывается, можно жить без этой невыносимой тяжести в ногах, душе и теле. Вот для них сюрприз, что у еды есть вкус и запах, что удовольствие можно испытывать от общения, книги, фильма, работы и путешествия, что они не обречённые, а заболевшие, и что от этой болезни, да, не так-то просто, но можно и нужно вылечиться.

Интересно, что специалисты тут различают, скажем так, переносимые страдания и именно болезнь. Они говорят о том, что есть негативные переживания, которые по-своему необходимы человеку. Что нельзя, например, родителям всеми правдами и неправдами оберегать ребёнка от всех печалей на земле. Любить – да, надо всем сердцем, но надо и понимать, что, не научившись проживать эти печали, любимое дитя вырастет человеком, не умеющим с ними справляться. Он так и будет пасовать и теряться каждый раз от любых жизненных осложнений. Будет искать лишь удовольствий, не понимая ценности периодов проживания негативных переживаний, ведь именно в те времена, когда всё идёт не так гладко, и формируется личность, и появляется возможность задуматься о жизни. Когда всё хорошо, человек не рефлексирует, он кайфует, а когда что-то случается и его выбивает из колеи, наступает время собирать камни и знакомиться с жизнью и собой со стороны тёмной материи. Конечно, никто намеренно не ищет и не ждёт таких периодов, но они неизбежны, и тут и психотерапевты, и священники солидарны в том, что человек растёт и развивается именно в своей способности проживать смутные времена. Но, и это важно, одно дело – объяснимая боль и печаль потери или расставания, другое – затянувшаяся полоса беспросветного кромешного небытия. Это уже болезнь и здесь не надо прятаться от людей и от самого себя, надо идти к врачам. Или вести к врачам своего занемогшего близкого.

Потому что депрессия – это не приговор, а человек, несмотря на некоторые сомнения в этом вопросе, всё-таки создан для того, чтобы быть счастливым.




Больно мне, больно

№ 44, 2019. Дата публикации: 01.11.2019
 
 
человека дома полоса периодов невыносимой жизни боль занемогшего болезнь гладко подруг проживать выходят человеком справляться общения депрессия еле врачи депрессии
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение