наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Там и тут


Лишь бы чего не вышло

Есть люди, которые живут страстями. Они живут везде, их полно хоть в Москве, хоть в Перми, хоть в Нюрнберге, хоть в Оттаве. Они или влюблены, или только что разлюбили, в отчаянии, поиске, надежде или разочаровании. Их эмоциональный фон нестабилен, как сейсмически активная зона, но им только того и надо. Стоит страстям схлынуть и жизни войти в свою колею, как у них начинаются ломки повседневности. В сущности, это милые, немного чокнутые люди, с ними весело, хотя и хлопотно, и вечно не знаешь, когда и из какой кастрюли рванёт.
 


Но есть и совершенно другие типы. Этих легче пристрелить, чем развести на эмоциональный фестиваль. Крепкие ребята, они сидят по своим окопам и внимательно смотрят на эти огненные танцы вокруг. В целом, смотрят без осуждения, но и интереса не проявляют, и из своего окопа – ни ногой. С этими людьми часто кажется, что у них недостача в сборке и там, где эмоциональным анархистам досталось с перевесом, у этих в зоне чувственности явный недобор.

Поскольку меня очевидно собирали по первому шаблону, я к этим пингвинам отношусь с искренним любопытством. В моём мире как принято – если двух людей потянуло друг к другу и они это понимают и про себя, и про другого, ну, то есть никакого харрасмента и назойливого насилия, то они начинают сближаться. Здесь мало кто верит в человеческие идеалы и не смотрит на человека, как на сгусток волшебных добродетелей, которыми можно компенсировать собственные несовершенства. Понравился человек – бамбалейла, танцуем! Такие люди бывают щедры на эмоциональную активность, они с готовностью впускают на периферию своего мира, с ними легко флиртовать и шастать по всем злачным местам города. Здесь общение ценится ради самого общения, никто особенно не загадывает, что есть, что будет и чем дело кончится, и в этом есть смысл, потому что в сердечных делах никакие перспективы линейкой не отмеришь. Бывает из таких лихих пар выкладываются крепкие браки на десятилетия, бывает, ничего не выкладывается, кроме лихих сумасбродств и весёлого секса. Но симпатия, притяжение и взаимный интерес – не то добро, которым разбрасываются. Люди это ценят, отрываются, пока есть вдохновение, и часто, кстати, после расставания остаются друзьями. Они как ничего не требовали и не ждали друг от друга с самого начала, так и не усложняют ничего ближе к концу. Годами потом дружат ну и, исключительно по дружбе, иногда спят друг с другом.

Да, бывают осложнения, когда происходит некоторая рассинхронизация, кто-то всё-таки по-настоящему влюбляется, начинает хотеть и ждать большего, а кто-то напротив, понимает, что подостыл и хотел бы срулить. Но если никто не разводил с самого начала костры больших ожиданий, то, как правило, – легко вошли, легко вышли. Или сошлись всерьёз, когда однажды поняли, что вместе хорошо не только тусить по ночным барам, но и крутить колёсики этой чокнутой жизни. Аллилуйя!

Но из своего окопа за этой вакханалией наблюдают угрюмые пингвины и точно знают: что-то здесь не так. Пингвины как действуют: во-первых, они знают, что в мире всё стрёмно – бабы стрёмные, мужики стрёмные, соединять одних с другими вообще караул, так что надо бдеть и бегать. На секс заказывать однодневок, которые могут быть хоть стрёмными, хоть какими, но своё дело сделали, из постели разбежались, если что, контакты подчистили и растворились на цифровых пространствах тиндера навек.

Тоже дело, и многие так живут, но пингвины портят всё своей серьёзностью. Они вообще не очень понимают про эту лёгкость бытия, поэтому как только вокруг них начинается какая-то подозрительная активность, они тут же задраивают переборки и ложатся на дно. Стрёмно всё это, непонятно, куда заведёт, поэтому – ну его на фиг!

Часто такие типы не любят, когда добыча сама идёт в руки, их гораздо больше взаимного сближения заводит, когда цель надо преследовать. Они думают, что они все из себя такие охотники и ими крутят их пещерные инстинкты, но вот фиг. Пингвины любят охоту, потому что это даёт им дополнительную зону защиты. Они сами выбирают ситуацию, в которой им потенциально могут отказать. И значит, велика вероятность, что весь этот любовный трэш закончится, они опять отползут на свою льдину и будут там рассказывать арктическим ветрам, что всё по плану – все бабы стрёмные и все мужики на одно кривое лицо. Потом ещё некоторым приходит в голову, что ну его к лешему, все эти страсти, поживу-ка я для себя. И они ударяются в гордую аскезу, считая, что нечего разбрасываться, не для того меня мама рожала.

Эмоционально эти типы развиты не больше чем куриное яйцо. Они догадываются, что делиться тут им особенно нечем, и жадничают на каждом шагу, отказываясь от широких жестов и отчаянных безумств. Они с очень серьёзными лицами обрабатывают своих секс-неваляшек, ищут идеал, не находят, расстраиваются и годам к сорока дичают окончательно.

Причём надо понимать, что пингвины на самом деле часто бывают прекрасными людьми и какими-то адекватными персонажами, которые всем хороши, только у них рыба в клюве и ласты отмороженные.

Но тут есть такой момент – как бы нескладно ни были устроены люди, какие причины ни спровоцировали их поломки, всегда есть шанс, что даже пингвину повезёт. Даже не в том смысле, что он встретит рыбу своей мечты, а в том, что рано или поздно он простучит своё яйцо изнутри и выберется наружу. Поймёт, что не мир, а сам он стрёмный, что влюбляться не страшно и вообще можно жить, не ожидая ни засады, ни подвоха.

А может быть, и нет. Но пингвины обычно так уверены в себе, что они и в своём яйце не пропадут.




Этери Чаландзия

№ 40, 2019. Дата публикации: 04.10.2019
 
 
мире людьми дело любят друг живут бабы легко люди типы стрёмные окопа стрёмно понимают лихих жизни эмоциональный пингвины мужики секс
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение