наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Криминал


Дело закрыто, но осадочек остался

Оглашён приговор по делу педофилов из Люгде, ставшему одним из крупнейших в юстиции послевоенной Германии уголовных дел этой категории.
 


В прошлый вторник после двух месяцев судебных слушаний председатель Коллегии по уголовным делам Окружного суда в Детмольде Анке Грудда (Anke Grudda) огласила приговор 56-летнему Андреасу Ф. и 34-летнему Марио С., обвиняемым в совершении ими в период с июля 2008 года по ноябрь 2018-го на территории кемпинга Eichwald в рейнвестфальском городке Люгде насильственных действий сексуального характера в отношении 32 детей в возрасте от 4 до 14 лет, а также в изготовлении и распространении детской порнографии.

Сочтя вину подсудимых в инкриминированных им преступлениях полностью доказанной (Андреас Ф. признан виновным по 223 эпизодам, в том числе в отношении собственной 8-летней приёмной дочери, которую затем использовал в качестве «приманки» для других детей, а Марио С. – по 46 эпизодам), суд назначил им наказание в виде лишения свободы сроком на 13 и 12 лет соответственно. Также суд постановил, что после отбытия наказания осуждённые из-за высокого риска рецидива не выйдут на свободу, а останутся в превентивном заключении (Sicherungsverwahrung, – по УК ФРГ, оно не является наказанием, а служит мерой защиты населения от опасных преступников).

Казалось бы, в деле педофилов из Люгде поставлена точка: все виновные найдены, вина их доказана, приговор вынесен, выделенное в отдельное производство уголовное дело в отношении ещё одного фигуранта – 49-летнего жителя нижнесаксонского города Штаде Хайко Ф. – та же Коллегия по уголовным делам Окружного суда рассмотрела ещё в июле текущего года. Признав его виновным в пособничестве в сексуальном насилии над несовершеннолетней и её растлении, а также в хранении около 31 тыс. фото и 11 тыс. видео с детской порнографией, суд приговорил его к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, а также к выплате денежной компенсации в сумме 3 тыс. евро в пользу потерпевшей и прохождению им курса психотерапии (подробнее см. в «РГ/РБ» № 30/2019).

И однако же осталась масса открытых вопросов. И не только в отношении точного числа потерпевших детей (как отметила, оглашая приговор, судья Анке Грудда, «число жертв, вероятно, намного выше, чем указано в обвинении»). Но как случилось, что получателю пособия Hartz IV, Андреасу Ф. в 2017 году в гамельнском Ведомстве по делам молодёжи (Jugendamt) выдали разрешение на удочерение 8-летней девочки? Как случилось, что ни работники этого ведомства, ни их коллеги из округа Липпе, ни полицейские в Люгде ещё в 2016 году должным образом не отреагировали на письменное (!) заявление свидетеля о «неприличном и подозрительном» поведении Андреаса Ф. в отношении приёмной дочери? Странно вели себя и полицейские Детмольда. Там старший комиссар полиции (женщина!) это заявление задокументировала, но сообщила о нём только в окружной Jugendamt, хотя сексуальное насилие является уголовным преступлением, о котором надлежало уведомить прокуратуру. По иронии судьбы, эта же комиссар возглавила на первоначальном этапе и следствие, которое шло крайне вяло.     

Толчок расследованию дала 9-летняя девочка из нижнесаксонского Бад-Пирмонта. Преодолев стыд и страх перед «Адди», как дети называли Андреаса Ф., она в конце октября 2018 года пришла со своей мамой в полицию и рассказала, что «Адди» неоднократно издевался над своей приёмной дочерью, которая была её подругой. Однако при всей очевидности преступления полиции Нижней Саксонии потребовалось три недели, чтобы сообщить о нём коллегам в рейнвестфальском Детмольде. Которые отфутболили материал в Jugendamt, чтобы те направили в кемпинг Eichwald своего сотрудника. И ещё три недели потребовались полицейским Детмольда, чтобы получить наконец санкцию и арестовать «дядю Адди».

Доказательства вины педофилов были найдены уже при первом, беглом осмотре его жилища – щитового домика-развалюхи на территории кемпинга. В частности, «фотоштатив, направленный на диван, а также 100 самодельных компакт-дисков, содержащих детский материал», – как это записано в полицейском протоколе. Но работа на месте преступления не двигалась. Полицейским Детмольда понадобилось несколько заходов, чтобы завершить осмотр и вывезти из дома главного подозреваемого все CD, DVD и жёсткие диски с детской порнографией. Когда же в январе 2019 года глава МВД Северного Рейна-Вестфалии Герберт Ройль (Herbert Reul) распорядился, чтобы дело педофилов из Люгде передали из полиции Детмольда в полицию Билефельда, оказалось, что значительная часть вещдоков бесследно исчезла из камеры хранения.

Ответы на эти и другие не решённые следствием вопросы теперь ищет специально созданная парламентская комиссия рейнвестфальского Ландтага. Со своей стороны, министр Ройль, отметив, что в ходе расследования этого дела имели место «серьёзные провалы в работе, ошибки и неаккуратности, которые взаимно усиливали друг друга», объявил о «начале реформы всей земельной структуры полицейского расследования детской порнографии и педофилии». Для этой цели министр первым делом создал подчинённый лично ему штаб во главе с бывшим руководителем следствия по делу педофилов из Люгде. Работёнка новоиспечённым штабистам предстоит тяжкая: по данным земельного МВД, на июнь текущего года в органах полиции Северного Рейна-Вестфалии зарегистрировано около 1900 материалов по фактам сексуального насилия над детьми, из которых проверено только 228. Поэтому министр отдал приказ полицейским начальникам 47 округов «по меньшей мере удвоить персонал для уголовного преследования педофилов».

Как при и без того острой нехватке кадров будут выполнять этот приказ подчинённые Ройля – большой вопрос.




Ольга Ганина

№ 37, 2019. Дата публикации: 13.09.2019
 
 
jugendamt делам порнографией суд детмольда отношении адди приговор уголовным детской полиции делу âââ материал педофилов люгде полицейским приёмной министр детей
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение