наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Недолгий союз двух диктаторов

80 лет тому назад был подписан «пакт Молотова – Риббентропа»
 


Пакт

24 августа 1939 года мир облетела ошеломляющая новость: накануне между двумя, казалось бы, непримиримыми антагонистами – СССР и нацистской Германией – заключён пакт о ненападении. С газетных страниц Сталин, Молотов и Риббентроп удовлетворённо улыбались. Из газет и радио люди узнавали, что обе страны обязались не нападать друг на друга, постоянно консультироваться по вопросам, затрагивающим общие интересы, не участвовать в группировках, направленных против другой страны. Заключённый на 10 лет, пакт вступил в силу немедленно, без ратификации. «Произошло поразительное событие, – отмечал известный швейцарский историк Вальтер Хофер (Walther Hofer), – договор заключили между собой антифашист №1 Сталин и антибольшевик №1 Гитлер. Причём оба они предали свою идеологию: Сталин изменил мировому коммунистическому движению и создал ему большие трудности, а Гитлер вёл себя так, как будто он отказался от своего замысла по завоеванию жизненного пространства на Востоке». Что же побудило обоих диктаторов к сближению и согласию?

Секретный протокол

В основе совместных германо-советских действий в это время лежали тайные договорённости, зафиксированные в секретном протоколе, который был подписан вслед за пактом о ненападении, но не подлежал публикации. Что же содержал секретный протокол? Он разграничивал «сферы интересов» СССР и Германии в Восточной Европе. В «сферу» СССР входили суверенные прибалтийские государства – Финляндия, Эстония, Латвия и Литва. В отношении Польши, судьба которой предрешалась этим протоколом, «граница интересов» обоих государств должна была проходить по линии рек Нарев, Висла, Сан; то есть территория тогдашней Польши делилась примерно поровну. Кроме того, германская сторона согласилась с «интересом СССР к Бессарабии».

Таким образом, германо-советские договорённости полностью соответствовали экспансионистским устремлениям обоих диктаторов. Ими был очень удовлетворен Гитлер, который ещё раньше наметил на 1 сентября нападение на Польшу. Теперь он в лице Сталина получил союзника. В неменьшей мере договорённостям был доволен Сталин, ибо они полностью удовлетворяли его притязаниям. Воодушевлённый этим, он после подписания обоих документов в ночь с 23 на 24 августа произнёс тост в честь Гитлера: «Я знаю, как сильно немецкий народ любит своего фюрера, и потому хотел бы выпить за его здоровье». В эту ночь поднимались тосты за Сталина, который открыл «новую эру в германо-советских отношениях», и «за счастливое развитие этих отношений».

Как же пришли «коммунист №1» Сталин и «нацист №1» Гитлер к такому согласию?

Путь к согласию

Если в течение предшествующего десятилетия (после заключения договора в Рапалло в 1922 г.) отношения между Германией и СССР развивались в благоприятном для обоих государств русле, то с приходом Гитлера к власти они стали быстро ухудшаться. Главная причина была в том, что Гитлер провозгласил непримиримую борьбу против «еврейско-интернационального московского большевизма» и выдвинул задачу расширения германского рейха за счёт территорий на востоке Европы, в том числе и Советского Союза. Большую тревогу в СССР вызывали и конкретные действия Германии: заключение в октябре 1936 года военно-политического союза с фашистской Италией («ось Берлин – Рим») и подписание с Японией так называемого «Антикоминтерновского пакта» (сентябрь 1936), к которому вскоре (в ноябре 1937 года) присоединилась Италия. Далее следовали «аншлюс» Австрии (март 1938-го), Мюнхенское соглашение лидеров Англии, Франции, Италии и Германии (29−30 сентября 1938-го), в соответствии с которым последней передавалась Судетская область Чехословакии. Аппетиты Гитлера росли…

В ответ на это Советский Союз в лице своего популярного наркома (министра) иностранных дел Максима Максимовича Литвинова отстаивал идею коллективного отпора агрессорам. Он добивался улучшения отношений с западными демократиями, ему удалось заключить договоры о взаимопомощи с Францией и Чехословакией (1935 год). Однако развернувшийся в СССР с 1936 г. Большой террор и достигшая огромных масштабов «чистка» командных кадров в армии убеждали западных политиков в том, что советский режим переживает глубокий внутренний кризис и серьёзно ослаблен в военном отношении. Отражением того, что с Советским Союзом западные государства стали меньше считаться, стал тот факт, что он даже не был приглашён на Мюнхенскую конференцию, решавшую судьбу союзной с ним Чехословакии.

И сталинское руководство решило затеять новую игру…

… 10 марта 1939 года Сталин, выступая на XVIII съезда ВКП(б), заявил, что если Запад намеревается столкнуть СССР с Германией, то СССР не даст себя одурачить и не намерен для «поджигателей войны» (под которыми подразумевались западные демократии) «таскать из огня каштаны». А 17 апреля советский посол в Берлине поставил в известность высокого чиновника министерства иностранных дел Германии о желании советского правительства установить самые добрые отношения с его страной, несмотря на обоюдные идеологические расхождения. Спустя две недели, 3 мая, неожиданно был смещён ненавистный Германии Литвинов, сторонник западной ориентации внешней политики СССР и еврей по происхождению. Главой внешнеполитического ведомства СССР стал Вячеслав Михайлович Молотов, являвшийся одновременно главой правительства СССР и известный как послушный исполнитель воли вождя.

Эти сигналы свидетельствовали о намерении советского руководства улучшить отношения с Германией. И они были услышаны в Берлине. Германский посол в Москве граф Вернер фон дер Шуленбург (Friedrich-Werner Graf von der Schulenburg) получил указание прозондировать советские намерения. Возобновились прерванные ранее торговые переговоры, которые теперь велись в более благоприятном духе. В ходе их немецкая сторона поставила вопрос о возможности всестороннего улучшения германо-советских отношений.

В последующее время обе стороны предприняли новые шаги навстречу друг другу.

В начале августа, когда стало известно о предстоящих переговорах СССР с Англией и Францией о военном взаимодействии, их военные миссии находились на пути в Москву. Риббентроп заявил временному поверенному СССР в Берлине Георгию Александровичу Астахову, что между Германией и СССР нет неразрешимых вопросов на «всём пространстве от Чёрного до Балтийского моря». В те же дни Молотов в беседе с Шуленбургом заверил его, что если Германия удовлетворит все пожелания Советского Союза, то переговоры с Англией и Францией будут прекращены. И действительно, когда отношения с Германией определились, они были прерваны советской стороной.

В последующие дни интенсивность советско-германских переговоров значительно возросла. Гитлер торопил своих дипломатов: он не хотел откладывать нападение на Польшу. Риббентроп сообщил в Москву, что Германия согласна с советской инициативой иметь «специальный протокол… в качестве составной части пакта» и что она готова договориться с СССР по таким вопросам, как «Балтийское море, Прибалтика и т. д.», а также «совместно выяснить и территориальные вопросы Восточной Европы». Поскольку Молотов медлил с ответом, в ход переговоров включился Сталин. Он поручил вручить Шуленбургу проект пакта о ненападении и дал согласие на приезд Риббентропа в Москву.

Далее события приняли лихорадочный оборот. 20 августа Гитлер направил лично Сталину телеграмму, в которой устранял все сомнения относительно секретного протокола и просил принять не позднее 22−23 августа Риббентропа, «наделённого широкими полномочиями». Из Москвы пришло согласие принять германского министра 23 августа.

Первая встреча в Кремле началась в 15:30. Риббентроп был очень удивлён, когда, войдя, увидел стоящего рядом с Молотовым Сталина. Это был первый случай, когда советский вождь участвовал в международных переговорах. На первом заседании была достигнута договорённость по пакту о ненападении. На втором, вечернем, – по секретному протоколу.

Договорённости в действии

1 сентября 1939 года, спустя неделю после достижения советско-германских договорённостей, Германия напала на Польшу.

8 сентября Молотов поздравил Гитлера с «успехами» в Польше. А 17 сентября Красная армия вторглась в её восточные пределы.

22 сентября 1939 г. в Бресте состоялся совместный советско-германский военный парад; его принимали комбриг Семён Моисеевич Кривошеин (по происхождению еврей) и генерал Гейнц Гудериан (Heinz Wilhelm Guderian). Рядом развевались два красных флага – один с серпом и молотом, другой – со свастикой. Вскоре восточные территории Польши под названиями Западная Белоруссия и Западная Украина были включены в состав СССР.

Дальнейшему развитию военно-политического сотрудничества и уточнению территориальных проблем между Германией и СССР должен был служить Договор о дружбе и границе, подписанный Риббентропом в Москве 28 сентября 1939 года. Атмосфера переговоров и общения была столь дружелюбной, что глава германского МИДа после них не раз повторял: «Я чувствовал себя в Кремле так хорошо, словно находился среди старых национал-социалистических партайгеноссен».

31 октября Молотов, выступая на сессии Верховного совета СССР, заявил: «Оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем и Красной армии, чтобы ничего не осталось от уродливого детища Версальского договора…» Тем самым он признал, что в начавшейся войне СССР и Германия являются союзниками. Примечательным был и следующий пассаж из его речи: «Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов. Но любой человек поймёт, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за „уничтожение гитлеризма“, прикрываемая фальшивым флагом борьбы за „демократию“». Это явно было направлено против Англии и Франции, которых теперь и советская, и гитлеровская пропаганда называли «поджигателями войны». Реализуя секретные договорённости, СССР в течение осени 1939−1940 гг. развязал войну с Финляндией, присоединив к себе Карельский перешеек, аннексировал Литву, Латвию и Эстонию, отторгнул от Румынии Северную Буковину. Таким образом, к концу лета 1940 г. СССР захватил все территории, зафиксированные в секретном протоколе, и сверх того Северную Буковину.

Подводя триумфальные итоги советско-германского сотрудничества, Молотов с гордостью сообщил в августе 1940 г. Верховному совету СССР, что население страны за один год увеличилось на 23 млн человек.

Навстречу войне

В октябре 1939-го Сталин, отвечая на поздравления германского правительства по поводу своего 60-летия, писал: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скреплённая кровью, имеет все основания быть длительной и прочной». Советская пропаганда весь 1940 г. продолжала представлять Германию, которая с мая 1940-го развернула активную агрессию на Западе, как «великую миролюбивую державу», сдерживающую французских и английских «поджигателей войны». Молотов регулярно поздравлял германского посла в Москве с победами вермахта в Западной Европе.

Интенсивно развивались между Германией и СССР торгово-экономические отношения. Германия поставляла промышленное оборудование и некоторые виды вооружения, получая из СССР сельскохозяйственную продукцию, нефть, минеральное сырье и т. д. Поставки из СССР имели для Германии первостепенное значение в условиях объявленной ей Англией экономической блокады.

Вместе с тем быстрые и внушительные победы вермахта в 1940 г. на Западе – оккупация Дании и Норвегии, разгром Франции – начинали вызывать тревогу руководства СССР. Вступая в тесный союз с Гитлером, Сталин надеялся, что война Германии с западными державами будет затяжной и изнуряющей для обеих сторон, как в 1914−1918 гг., это позволило бы ему вмешаться в неё в выгодный для себя момент.

Однако события приобретали другой оборот. В августе-сентябре 1940-го произошло первое ухудшение советско-германских отношений: интересы обоих государств столкнулись в Румынии и Венгрии, которые вошли в орбиту Германии. В сентябре Финляндия пригласила на свою территорию германские войска. 27 сентября Германия заключила Тройственный пакт с Италией и Японией.

Не улучшили германо-советские отношения и состоявшиеся 12−14 ноября 1940 г. в Берлине переговоры Молотова с Гитлером и Риббентропом. Германия стремилась направить дальнейшую экспансию Советского Союза на юг, в сторону Персидского залива, одновременно воспрепятствовав реализации его устремлений на Балканы и к проливам Босфор и Дарданеллы. Советское правительство изъявило согласие присоединиться к Тройственному пакту при условии признания этих его притязаний.

Берлин же оставил всё это без ответа. Становилось ясно, что военное столкновение между Германией и СССР неизбежно. И обе страны в глубокой тайне начали подготовку к нему.

5 декабря 1940 г. Гитлер принял окончательное решение по поводу войны против СССР (план «Барбаросса»). Быстро наращивал свои вооружённые силы и СССР.

Но опередила Германия…

* * *

Сталин, а вслед за ним и советские историки и пропагандисты, в течение десятилетий твердили о том, что заключение пакта о ненападении и последующие соглашения с гитлеровской Германией отодвинули время германо-советского столкновения и дали возможность Советскому Союзу лучше подготовиться к отражению агрессии. В действительности дело обстояло совершенно иначе. Пакт о ненападении и секретный протокол, а также экономические соглашения, развязали руки Германии в деле разгрома Польши, в котором принял участие и СССР, ускорили начало Второй мировой войны, ослабили экономическую блокаду Германии, обеспечили ей тыл на востоке Европы и свободу рук на западе. СССР же на первом этапе Второй мировой войны (1 сентября 1939−21 июня 1941 гг.) фактически выступал в одном блоке с нацистской Германией. Он соучаствовал в разгроме и разделе Польши, развязал войну с Финляндией, аннексировал прибалтийские государства и другие территории. Но это не укрепило его безопасность. Сотрудничая с нацистской Германией, он помог ей покорить или подчинить почти всю континентальную Европу, использовать её военно-экономический, а частично и человеческий потенциал, чтобы всей мощью обрушиться на СССР.

… Трагедия 22 июня 1941 года была прямым следствием сговора Гитлера и Сталина 23 августа 1939-го.




Аркадий Цфасман

№ 34, 2019. Дата публикации: 23.08.2019
 
 
гитлера обоих августа германией советского союза сталин германского германо войны ненападении сентября молотов советско германии германия гитлер ссср пакт отношения
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение