наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Связь времён


Пикник на обочине умирающей империи

Всё началось там, где никто не ждал. И тем, от кого даже в бредовом сне не опасались подвоха чиновники-коммунисты. Поразительно, но подтолкнул красную империю в могилу прямой наследник другой погибшей империи, ныне абсолютно забытый Отто фон Габсбург (Otto von Habsburg).
 


Недавно умерший в Германии австрийский политик был сыном последнего императора Австро-Венгрии. В 1989 году Отто Карлович (если по-нашему) Габсбург служил депутатом парламента Австрийской республики. Именно он придумал так называемый Панъевропейский пикник, который прошёл 19 августа 1989 г. в Сопрони, в 5 километрах от австро-венгерской границы со стороны социализма.

Тридцать лет назад границы социализма легко узнавались: по ним шли двойные ряды колючей проволоки, противотанковые ежи, следовые полосы и прочие атрибуты социалистической культуры. Панъевропейский союз при поддержке премьер-министра Венгрии Немета (Miklós Németh) решил проверить Железный занавес на прочность. В маленьком городке собрались тысячи оппозиционно настроенных венгров, к ним присоединились несколько десятков австрийцев во главе с фон Габсбургом.

По ходу пикника австро-венгерская граница была символически открыта на… три часа. Но эти «три часа» оказались бесконечными. В этот же день при молчаливой солидарности венгерских пограничников на вышках, так долго терзавшую людей колючую проволоку стали терзать тысячи плоскогубцев с обеих сторон, а позже к ним присоединились бульдозеры и тракторы.

Спустя 10 лет бывший премьер-министр Немет описывал эти события как некую проверку Перестройки и самого Горбачёва: «В марте 1989 года президент Горбачёв заверил меня, что СССР не применит силу, даже если Венгрия откроет границы. Он утверждал, что покуда он остаётся на своём посту, нового 1956 года не будет». Горбачёв имел в виду кровавое подавление венгерского восстания советскими войсками в Будапеште. «Для меня, – продолжил бывший премьер, – решение открыть на несколько часов границу было проверкой заверений Горбачёва»…

Горбачёв проверку выдержал, а вот другой коммунистический лидер, находившийся в 600 километрах от Сопрони, был ею убит. И звали его Эрих Хонеккер (Erich Honecker).

Всё дело в том, что Панъевропейский пикник дал абсолютно неожиданный побочный эффект, которого не мог предвидеть ни Габсбург, ни Немет, ни тем более сам главный пострадавший генсек ЦК СЕПГ.

Подвох заключался в том, что с середины 70-х средний класс ГДР получил возможность почти беспрепятственного путешествия по соцлагерю. Если для поездки в СССР восточному немцу ещё требовалась путёвка или приглашение, то в Чехословакию, Венгрию, Болгарию они отправлялись, как и сегодня, – спонтанно. А Венгрия с её озером Балатон и шикарным курортом Сиофок шла у восточных немцев почти за Запад.

В августе в ГДР был пик отпусков, тысячи восточных немцев находились в Венгрии. Едва распахнулись ворота в Австрию, как они ринулись в них толпами. От Сиофока до австрийской границы – всего три часа езды. В первый же день 19 августа более 500 жителей ГДР оказались в Австрии. Они бросали у границы свои «Трабанты» и «Вартбурги», брали детей на руки и с сумкой через плечо храбро шагали навстречу абсолютной неизвестности. (В скобках скажу, что меньше чем через год точно так же шагнула в будущее и моя семья, но окном для нас и тысяч наших спутников из СССР уже послужил Восточный Берлин.) Служба внутренней разведки Венгрии и пограничные войска отреагировали на это событие спокойно. Они позволили беженцам пересекать границу, не помогая и не мешая потоку.

На следующий день началось таяние ГДР. Самолёты авиакомпании ГДР Interflug на Будапешт были заполнены до последнего места, а возвращались в Шёнефельд почти пустыми. Через Чехословакию в Венгрию хлынул гигантский автопоток из ГДР. Все билеты на поезда в направлении Будапешта были проданы за день. Сотни беженцев превратились в тысячи. Через Австрию немцы устремились ФРГ. Они заполонили все представительства этой страны в Вене, офисы западногерманских компаний, отели, пансионы. Западных денег не было почти ни у кого, как мало у кого из беженцев был и хоть какой-то запас еды и одежды.

Надо понимать разницу между тогдашним Западом и сегодняшним. В 1989 году любой «человек с Востока» вызывал у жителей Запада сочувствие и желание помочь. Но ни у Австрии, ни у ФРГ не было никаких бюрократических структур для работы с массами беженцев. Массовый прорыв беженцев из ГДР оказался и для Австрии, и для ФРГ абсолютным сюрпризом: не было ни логистики для приёма и размещения тысяч людей, ни ресурсов, ни политической воли.

Да ко всему ещё в политическом аспекте для Гельмута Коля (Helmut Kohl) этот поток был и весьма опасным экспромтом. Канцлер ФРГ вёл тонкую игру с Кремлём и с лидером Перестройки. Летом 1989 казалось, что главный приз в этой игре не воссоединение Германии, конечно (об этом никто тогда и не мечтал), но постепенное сближение родственных стран, а в отдалённом будущем создание некоей конфедерации, какого-то экономического союза типа Бенилюкса. Впрочем, и такой союз тогда казался фантастикой. Неожиданный удар со стороны Запада по «витрине социализма», как называли ГДР в Москве, мог смешать карты в этой игре.

А ведь в ГДР всё ещё находилась крупнейшая в Европе военная группировка ГСВГ – Группа советских войск в Германии. И в Польше, Чехословакии и Венгрии стояли советские армии, нацеленные на прорыв через Австрию и Германию к Ла-Маншу.

Только в одной ГСВГ (ЗГВ) в 1989 году было сосредоточено больше танков, чем имел весь НАТО на тот момент в Европе – 4100, а также 8800 бронетранспортёров, почти 3500 самоходных артиллерийских установок, около 500 боевых вертолётов. И к этому – более полумиллиона солдат и офицеров, 770 военных городков и полигонов…

Привожу эти уже подзабытые цифры, чтоб читатель прочувствовал, перед какой мощью не спасовал канцлер Коль, когда разрешил приём восточногерманских беженцев в ФРГ. Ведь было достаточно одной команды обиженного «друга Михаила» из Москвы, чтоб Железный занавес вновь сомкнулся, а мечты о новой Европе отодвинулись на годы. Тем более что из Восточного Берлина в Кремль летели уже не предупреждения, а мольбы и угрозы: остановите Коля!

Но Горбачёв, который сам считал Хонеккера анахронизмом, лишь с презрением наблюдал, как сбываются его пророчества. Это ведь Горби предсказал Хонеккеру в Берлине: того, кто опаздывает, наказывает время…

Но времени не оставалось уже не только у запоздавших лидеров ГДР, но и у самой Восточной Германии, у всего соцлагеря и у его старшего брата – СССР. 10 сентября Венгрия решила официально открыть свои границы для граждан ГДР. К тому времени на территории Венгрии уже находились более 60 тысяч (!) восточных немцев.

Ещё через два месяца пала Берлинская стена, а через два года, после неудачного путча 19−21 августа 1991, рухнула вся Красная империя.




Арсений Каматозов

№ 34, 2019. Дата публикации: 21.08.2019
 
 
восточных гдр фрг отто австрию беженцев европе венгрия премьер горбачёв габсбург немцев панъевропейский день австрии венгрии границы германии ссср социализма
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Томящая ностальгия. Когда я увидел вагон...

Имя
 
Сообщение