наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Юбилей


Русский Рембрандт в зеркале немецкой прессы

Если Александр Сергеевич Пушкин – «наше всё» в литературе, Михаил Иванович Глинка – «наше всё» в музыке, то Илья Ефимович Репин, 175 лет со дня рождения которого весь культурный мир отметил 5 августа 2019 года, – то же самое в живописи. Мы на этом выросли и впитали эти понятия, что называется, с молоком матери.
 


А как отметили знаменательную репинскую дату на немецкой земле, где любовь к живописи, пожалуй, столь же велика, как и любовь к музыке? Дотошные немецкие кураторы и критики решили, видимо, что замахиваться на всю огромность Репина – себе дороже: неохватность и многогранность его таланта может привести к парадоксам. И потому разные немецкие газеты и журналы к юбилейной дате опубликовали анализы отдельных знаменитых полотен этого русского художника.

Впрочем, даже тут они не преминули сделать свои замечания политического характера. Дело в том, что «своим» Илью Ефимовича считают и в Российской Федерации, и в Украине: ведь родился он в царские времена на украинской земле, в городе Чугуеве, что недалеко от Харькова. В своих мемуарах, посвящённых детским годам, Илья Ефимович упоминал об отце как о «билетном солдате», который вместе с братом «ежегодно ездил на Донщину и, пре­одолевая расстояние в триста вёрст, пригонял оттуда табуны лошадей на продажу». О работе Репина в Петербургской академии художеств немецкие критики пишут довольно бегло. Но отмечают такой интересный факт. В 1907 году Репин после долгой педагогической карьеры в Петербургской академии, ушёл в отставку и поселился в финском Куоккале, в своём имении «Пенаты», которое он приобрёл для своей спутницы жизни, весьма экстравагантной дамы российско-шведского происхождения Натальи Нордман. В 1918 году граница между Россией и Финляндией была закрыта, и русский художник, как пишут немецкие газеты, стал финном.

За 4 года до смерти Репина, наступившей 29 сентября 1930 года, в «Пенаты» приезжала делегация советских деятелей культуры и от имени вождя всех народов Иосифа Сталина предлагала великому русскому художнику вернуться в Россию, прельщая «специальной пенсией с государственными почестями». Делегация вернулась восвояси ни с чем.

Оппозиционер Репин

Немецкие искусствоведы цитируют ведущего научного сотрудника Института философии РАН, профессора кафедры философской антропологии философского факультета МГУ Фёдора Ивановича Гиренка, который подметил, что «искусство Репина сделало чувство вечной несправедливости в России видимым». Репин видел «русского человека, мужика, как крутого парня с простыми мыслями и железной верой». Конечно, в первую очередь речь идёт о знаменитой картине «Бурлаки на Волге».

Немецкие специалисты отмечают, что эта картина была написана в 1870 году, то есть почти через 10 лет (!) после отмены крепостного права в России (1861). Они приводят малоизвестное высказывание великого русского критика Владимира Васильевича Стасова: «Никогда не было такой картины. Это новый тип, новый человек, выраженный во всём его характере, в его существовании. Эти одиннадцать человек движутся в ногу, натягивая ремень. Что за мозаика людей со всех уголков России!».

В немецких музеях картин Репина практически нет. И потому основное внимание всех критиков приковано сейчас к юбилейной выставке в Третьяковской галерее, где представлены репинские работы из 21 российского и 7 зарубежных музеев, а также 7-и частных коллекций. «Все его картины вызывали дискуссии […] Все были смелыми, – сказала куратор этой выставки Татьяна Юденкова в интервью газете Art Newspaper Russia. – Тогда, как и сейчас, это искусство привлекло массы. Он всегда был в центре политических дискуссий […] Он всегда поддерживал оппозицию».

Конечно, никто не обошёл вниманием отсутствие в этой экспозиции знаменитой картины «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года». Как пишет журнал Spiegel, «каждый русский школьник знает эту картину». Примерно год назад она была повреждена пьяным посетителем. Её ремонт продолжается до сих пор и обойдётся государству не менее чем в 500 000 евро.

Уметь увидеть новое

Берлинский искусствовед Анджелика Везенберг (Angelika Wesenberg) отмечает: «Репин, и это меня очень удивило, сразу же обнаружил импрессионистов и признал в них совершенно новое и современное. Мои мысли о его моральной свободе основываются на том факте, что он ясно чувствовал это различие между классикой и модерном, и это различие было таким огромным, полным энтузиазма, а также очень свободным, внутренне очень свободным». Она отмечает, что «в художественном мегаполисе Илья Репин не получил того внимания, на которое рассчитывал».

Об умении Репина заглянуть, что называется, в Зазеркалье, свидетельствует оценка немецкими критиками знаменитого репинского портрета Модеста Мусоргского, который был написан незадолго до смерти композитора. На картине Мусоргский повёрнут к художнику, но взгляд композитора направлен куда-то очень далеко. Будто он уже не с нами, а в другом мире. И в этот мир он уходит, одетый в русский наряд: под его зелёно-красным халатом видна блузка с яркой вышивкой. «Как и Мусоргский, художник Илья Репин, – пишут немецкие критики, – стоял за обновление русского искусства духом народного творчества».

Последняя крупная выставка картин Ильи Репина в Германии состоялась в Хемнице в 2012 году. Немецкие кураторы сетуют, что знаменитые картины этого русского Рембрандта на этот раз обойдут Германию и после 18 августа из Третьяковской галереи будут перевезены и показаны в Малом дворце (Petit Palais) в Париже, а затем – в художественном музее Атенеум (Das Ateneum) в Хельсинки.




Виктор Фишман

№ 32, 2019. Дата публикации: 09.08.2019
 
 
репин живописи художник пишут немецкие наше ефимович россии илья музыке картины репина августа газеты русский мир картине иван критики русского
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение