наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
только у нас


Александр Балыков: «Мы стараемся дарить радость зрителям и внести в их жизнь крупинку счастья»

Накануне праздника 1 мая в Дюссельдорфском театре «Аполло» прошёл концерт вокальной группы ViVA. Пятеро молодых красивых солистов, звёзды мюзиклов и участники международных шоу покорили публику замечательными голосами, мастерством, искренностью и артистизмом. Наш корреспондент побеседовал с солистом, композитором, продюсером и создателем проекта ViVA Александром Балыковым.
 


– Александр, в школьные годы вы успешно занимались конькобежным спортом, а музыка также серьёзно увлекала вас?

– Во многих советских семьях было принято, чтобы дети кроме учёбы в общеобразовательной школе занимались ещё и музыкой. А я увлекался спортом, участвовал во многих соревнованиях, в том числе международных, и думал, что музыка мне в жизни не пригодится. Но родители считали, что спорт и музыку можно совмещать, а дальше пусть ребёнок выбирает сам. Помню, как в 11 лет я попытался продать пианино. В музыкальной школе объявил, что бросаю заниматься музыкой и оно мне больше ни к чему. Тогда пианино было дефицитом, и покупатели нашлись сразу. Родители моей одноклассницы пришли к нам домой, чтобы взглянуть на инструмент, а мои родителя в это время отсутствовали. Наша семья тогда переживала не лучшие времена, и я решил, что лишние деньги нам не помешают, а заодно избавлюсь и от пианино. Когда пришёл отец, он был немало удивлён происходящим. Сделка не состоялась, занятия музыкой пришлось продолжить. Сейчас мы со смехом вспоминаем это происшествие. Музыкальную школу я окончил, а вот спорт из-за травмы пришлось оставить.

– Закончив учёбу в Алтайском техническом университете, вы получили диплом инженера и поступили на эстрадно-джазовое отделение Института современного искусства в Москве. Что послужило причиной такого решения?

– На втором курсе университета я увлёкся студенческим творчеством, участвовал в конкурсе «Алло, мы ищем таланты!». Меня заметили, стали приглашать на другие конкурсы. Я начал писать песни, гастролировать с небольшими концертами и постепенно из студенческой самодеятельности переместился на профессиональную сцену. К окончанию университета понял, что моя дальнейшая жизнь будет связана с музыкой. А раз так – нужно получить профессиональное образование.

– Вы помните дебют на сцене театра Московская оперетта?

– До этого события у меня было множество неудач. Я доходил до финала кастинга «Фабрика звёзд», но потом что-то срывалось. Пробовал пробиться в различные телевизионные проекты, мюзиклы, но ничего не получалось, не хватало профессиональных и актёрских качеств. Неожиданно в Москву прилетел французский театральный режиссёр Режис Обадиа (Rеgis Obadia), он разглядел во мне какие-то возможности и утвердил на роль Ромео в рок-опере «L. O. V. E.». Конечно, я очень волновался, но Обадиа, используя систему Станиславского, научил меня, забывая о волнении, концентрироваться на образе и жить на сцене жизнью своего героя. Артисту очень важно суметь почувствовать себя другим человеком, поэтому дебют в театре Московская оперетта, был так важен для меня, для моей дальнейшей карьеры.

– А она развивалась удачно. Как вам удалось пройти кастинг телевизионного шоу «Русские теноры», и какое впечатление произвёл на вас Голливуд?

– Для меня это событие – полная неожиданность. Кастинг проходил среди оперных певцов и теноров. Я не являюсь ни тем, ни другим, но решил попробовать. Первый тур кастинга проходил в студии звукозаписи спорткомплекса «Олимпийский». Я спел две арии из мюзикла в эстрадно-джазовой манере, ещё какие-то песни. В кастинге принимали участие уже довольно известные оперные певцы, и я ни на что не рассчитывал. Но меня пригласили на второй тур. В это время умер мой отец, и я уехал на похороны. Когда вернулся в Москву, кастинг уже прошёл, но устроители проекта, посмотрев мои выступления, включили меня в состав 15 победителей, которые улетели в Америку на съёмки шоу «Русские теноры». Произошло настоящее чудо, ведь в кастинге участвовало около 5 тысяч человек. Безусловно, я испытывал гордость, но понимал, что это очередной аванс, который предстоит отработать. Голливуд произвёл на меня сильное впечатление. Музыкальная индустрия и бизнес в Америке устроены совсем по-другому. В России артисты рекламируют свои диски, чтобы у них было больше концертов, на которых можно заработать. Американские артисты используют концерты для рекламы своей музыки, записи которой продаются в магазинах или на электронных торговых площадках. Мы познакомились со многими легендарными личностями, у которых можно было многому научиться. Среди них композитор Уолтер Афанасьефф (Walter Afanasieff), певец Андреа Бочелли (Andrea Bocelli). Приобретённый в США опыт помогает мне и теперь.

– Вы принимали участие в музыкальных шоу «Фактор А» и «Главная сцена», расскажите об этих проектах.

– «Фактор А», – пожалуй, самый популярный проект, в котором я участвовал. В каждом российском городе меня узнавали на улице, и я боялся только одного – не заболеть звёздной болезнью. (Улыбается.) Ранее, в силу юношеского максимализма, я не относился серьёзно к Алле Борисовне Пугачёвой, не понимал восторгов родителей и старшего поколения. Но пообщавшись с ней на протяжении трёх месяцев в «Факторе А», совершенно изменил своё мнение. Я понял какого масштаба эта уникальная личность, как она видит творчество, чувствует твои слабые и сильные места, ей невозможно соврать или быть неискренним. Я познакомился со многими музыкантами. Дружу с Игорем Николаевым, с которым не один концерт давали вместе, в том числе и в Германии. Участвуя в музыкальном шоу «Главная сцена», я создал вокальный коллектив ViVA, на базе распавшейся группы «Новые голоса». Вместе с художественным руководителем Мишей Давыдовым мы решили, что в нашем проекте будет выступать 5 солистов, а я ещё возьму на себя обязанности продюсера.

– Не тесно ли пяти ярким индивидуальностям в одном коллективе?

– Когда в одном проекте участвуют пять уже состоявшихся солистов, не первый раз выходящих на сцену, сложно бороться с их амбициями. Трудно убедить артистов, что и в коллективе сольная карьера может успешно развиваться. Двое участников первого состава ViVA выбрали оперную сцену. Многие певцы пытаются сделать сольную карьеру, но в 90 процентах случаев такие попытки заканчиваются неудачей. Даже самому талантливому артисту в одиночку трудно завоевать признание публики. Необходима команда единомышленников, которая поможет певцу добиться успеха. В нашем проекте занято 22 человека: помимо солистов это режиссёры и звукорежиссёры, стилисты, специалисты в области интернета и пиара. Успех ViVA – это успех всего нашего коллектива.

– Недавно в вашей вокальной группе появились новые певцы: Никита Кружилин и Николай Тимохин. Расскажите о них.

– Никита молодой и, пожалуй, самый неопытный солист, но в творческом плане амбициозный и талантливый артист. В постановке «Орфей и Эвридика», сыграв Орфея, он был номинирован на театральную премию «Золотая маска». У него безграничный диапазон голоса, даже самые верхние ноты он берёт с необычайной лёгкостью. Ещё один наш новый солист – Коля Тимохин, победитель конкурса «Секрет успеха 2», финалист шоу «Главная сцена», обладающий замечательными вокальными данными. Песни в его исполнении звучат по радио, а клипы можно увидеть в интернете. Он решил, что ViVA даст ему возможность полностью погрузиться в творчество, не отвлекаясь на посторонние дела. Наш музыкальный коллектив представляет артистам все возможности для самосовершенствования, мы обмениваемся идеями и учимся друг у друга. Свободное от гастролей время проводим в студии, сочиняем музыку, записываем новые песни. Сотрудничаем с Александром Розенбаумом, композитором Александром Морозовым, автором многих хитов. Конечно, можно всё время петь известные оперные арии и популярные произведения, но мы сейчас половину концерта исполняем собственные композиции и рады, что зрители прекрасно воспринимают их.

– Вам подвластны многие музыкальные жанры: опера, оперетта, арии из мюзиклов, зарубежная, советская и российская эстрада… Что для вас главное при выборе репертуара?

– Мы стараемся разнообразить репертуар. Наши концерты всегда начинаются с классики, она является фундаментом наших выступлений. И только «насытив» публику классической музыкой, мы переходим к другим жанрам: джаз, русские народные песни, мировые хиты и на «десерт» наши авторские песни. Разработкой репертуара концертов занимается в основном Михаил Давыдов. Мы стремимся полностью раскрыть свои возможности и надеемся, что наступит время, когда на концертах будет звучать только наша авторская музыка. И если зрители начнут подпевать нам, как делают сейчас, это будет наша победа. Мы не создаём песен-однодневок, не гонимся за сиюминутным успехом. Мы хотим создавать пусть не быстро, но навсегда.

– Ваш музыкальный коллектив даёт и закрытые концерты. Чем они отличаются от других?

– Ни для кого не секрет, что состоятельные люди, фирмы или компании приглашают артистов проводить корпоративные праздники. Мы всегда выставляем на нашем сайте графики таких выступлений, чтобы организаторы концертов знали, когда наш коллектив занят. Мы, как и многие певцы и музыканты не чураемся такой работы, и не думаю, что её нужно стесняться.

– В апреле этого года вы стали лауреатом премии The Beautiful People Awards, а ViVA получила премию «Сторителлинг по-русски». За что даются эти награды?

– Возможно, меня упрекнут в том, что я неблагодарный номинант, но не стоит придавать особого значения таким премиям. Нас наградили за вклад в музыкальное искусство Москвы. Мы много участвуем в различных мероприятиях, даём бесплатные концерты, занимаемся благотворительностью. Эти поступки могут вызывать чувство уважения или благодарности, но награждать за них не стоит. Сегодня существует много российских и международных премий, порой они превращаются в некий междусобойчик, когда одни успешные люди награждают других успешных людей, своих партнёров, друзей. Важно не понижать статус знаковых премий, которые учреждены авторитетными организациями, сотрудничающими с экспертами высокого класса. Например, «Оскар», «Грэмми» или «Ника» и «Золотая маска» в России.

– Как вы проводите досуг? Поддерживаете ли дружеские контакты с коллегами по сцене?

– Свободное время стараюсь посвятить семье, потому что дома бываю не часто. С коллегами общаюсь и вне сцены. У нас дружный творческий коллектив, мы ходим друг к другу в гости и часто отдыхаем вместе. В отпуск уезжаем в одно и то же время – если кто-то отсутствует, то нет и группы ViVA. Позапрошлым летом отправились на 2 недели кто в Грецию, кто в Абхазию. А через 9 месяцев у троих наших солистов с разницей в один день родились дети. (Смеётся.)

– В телепередаче «Игра в кино» вы подарили выигранные вами 3000 рублей обаятельной певице Юте. А в жизни вы любите делать подарки?

– Люблю, но только не с целью получить что-то взамен. Иногда преподнесёшь человеку небольшой презент, а он тебе в ответ дарит какую-то вещь в два раза дороже. Мне доставляет удовольствие сделать кому-то приятное. Мы живём, чтобы делать подарки друг другу, нести в этот мир добро, с любовью относиться даже к незнакомым людям. Выходя на сцену, мы стараемся дарить радость зрителям и внести в их жизнь крупинку счастья. Мне часто пишут в социальных сетях о наших песнях, вызывающих у людей положительные эмоции.

– Можно ли узнать, как вы познакомились с вашей женой и как сложилась её профессиональная судьба?

– Наше знакомство произошло в Барнауле, когда я, ещё будучи студентом, искал танцоров для своей концертной программы. Елена, так звали мою будущую жену, оказалась прекрасной танцовщицей и вскоре стала ответственной за постановку хореографических номеров. Наш служебный роман развивался стремительно, мы поняли, что любим друг друга и хотим быть вместе. Нам пришлось пройти огонь, воду и медные трубы. Мы переехали в Москву, пережили сложные времена, 2 года ходили на кастинги, нас никуда не брали. Я вечерами подрабатывал извозом, навигаторов тогда ещё не было, и Лена с картой в руках прокладывала мне маршрут. Теперь жена актриса мюзиклов, она участвовала в таких постановках, как «Поющие под дождём», «Красавица и чудовище», «Русалочка», «Звуки музыки», «Чикаго» и многих других. Лена не только постоянно совершенствует профессиональное мастерство, она ещё и замечательная жена и мать. Я могу расхваливать её бесконечно, но, боюсь, в вашей газете не хватит места. (Смеётся.)

– Ваша дочь тоже хочет стать артисткой?

– В 6 лет мы отдали её на фигурное катание, считается, что это слишком поздно. Но прошло полтора года, и она обогнала всех своих сверстников в спортивной школе. Я не оказываю на неё давления, но пытаюсь объяснить, что трудности надо преодолевать. Так учили меня родители. Дочка занимается в музыкальной школе, желаний у неё множество. То хочет стать фигуристкой, то пианисткой, то артисткой. Время ещё есть, посмотрим.

– Вы не в первый раз приезжаете в Германию, ваши впечатления от прошлых поездок?

– Ни разу не были в Дюссельдорфе при плохой погоде.

– Вам повезло, дожди у нас не редкость.

– А у меня Дюссельдорф ассоциируется с курортным городом. Солнце, зелёная трава и живописная набережная Рейна. Немецкая публика отличается от российской. Она более сдержанна, некоторое время присматривается к артистам, как бы экзаменует их. Но в течение концерта зрители раскрепощаются, выплёскивают эмоции наружу и награждают нас аплодисментами.

– Бывает ли у вас после концерта ощущение радости, эмоционального подъёма?

– Первое чувство – физическая усталость, когда хочется пару минут посидеть в тишине, осознать, как прошёл концерт. А уже потом возникает праздничное настроение, испытываешь воодушевление, когда понимаешь – мы находились со зрителями на одной волне и старались не зря.




Александр Островский. Редакция благодарит руководителя Русского общества земли Северный Рейн-Вестфалия Яну Звягину за содействие в организации интервью

№ 23, 2019. Дата публикации: 07.06.2019
 
 
александром наш концерта песни русские прошёл международных друг школе группы концерт музыкой сцену солистов коллектив viva концерты мюзиклов шоу певцы
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение