наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
байки бара


О пользе синяков под глазами

Продолжаем публикацию зарисовок о жизни маленькой вселенной по соседству с нами. В любом немецком городе вы найдёте бары, в которые заходят лишь его завсегдатаи. Лана Громыко раз в две недели рассказывает «РГ/РБ» о своих приключениях на работе в таком заведении.
 


Второй по счёту мой рабочий день в баре. Я до сих пор думаю, что ничего не знаю, что, в общем-то, верно. Но работа не волк, а вот деньги как раз ведут себя как волк – так и норовят убежать из кармана. Поэтому коротать время в баре и ограждать себя от бессмысленных трат, подучивая немецкий, – отличный вариант.

В общем, всё как обычно – раннее утро, я подхожу к бару, моя смена начинается в 7 утра. Уже издалека слышу громкую музыку и громкий смех хозяйки и владелицы Лоры. Только позже я узнаю, что утро такого рода – это самое худшее, что может быть.

Открываю дверь, захожу в прокуренный полумрак бара с его громкой музыкой и нетрезвым жужжанием людей. А их, кстати, немного. Лора смеётся и веселится за всех, а вместе с ней и её подруга Анна, которая в этот день работала в ночную смену.

Здороваюсь, Лора кричит на весь бар всем, что я новенькая. Я смущённо улыбаюсь, махаю рукой, беру ключ и ухожу в подсобку переодеваться и считать кошелёк и конверт. Я уже говорила, что в баре есть несколько игровых автоматов и люди активно кидают в них монеты. Когда человек всё-таки выигрывает – как правило, после череды неудач, автомат выбрасывает ему целую кучу монет. В нашем веке не очень принято ходить с мешочками мелких денег, поэтому они отдают их бармену, тот пересчитывает их, потому что в случае недостачи останется крайним. И после подсчётов отдаёт купюрами из конверта, а в конверт кладёт бумажку с выигранной суммой. Как объясняла мне Вера: «Это тоже деньги». На сколько сегодня автомат раздобрится – никогда не известно, всё-таки у автомата разум искусственный, но вот на случай, если этот разум решит отдать выигрыш всем и на всё – сумма в конверт закладывается всегда приличная и первым делом по приходу ты пересчитываешь именно её.

Ну и кошелёк – в нём всегда должно быть сто евро монетами, причём это определённое количество пятидесятицентовых, десятицентовых, двухевровых и евровых монет. В случае, если я где-то обсчитаюсь – вся вина на мне. Поэтому разбираться надо сразу и на месте.

Я гуманитарий, поэтому пересчитываю на всякий случай по 2 раза, повязываю фартук и выбегаю в зал. Лора встречает недовольным «Что так долго?» и «Всё верно в кошельке?».

Это поразительная перемена, она только что веселилась и смеялась пьяным смехом, а тут раз, и протрезвела, когда речь зашла о деньгах. Я киваю головой, она заходит за стойку, начинает смотреть, что лежит в холодильниках и на полках, тыкает пальцами и говорит: «Записывай!». Беру ручку и блокнот, пишу, чего не хватает из алкоголя. И тут Лора внезапно зевает и говорит: «Потом смской отправь, я устала, ухожу спать». Берёт сумку откуда-то с полки под баром и уходит, Анна уходит вслед за ней. Остаются только посетители, но с уходом Лоры у них значительно поубавилось веселья, поэтому они только ожесточённо борются с автоматами.

Я иду заниматься уборкой: собираю пепельницы, стаканы, протираю стойку и столы. Посетителям нет до меня дела, да и я занята своей рутиной. Через минут 20 в бар заходит человек, так скажем, не немецкого вида. Он выглядит потерянным и немножко даже дёрганым. Я здороваюсь, спрашиваю, чего он хотел бы выпить. Он заказывает бутылочное пиво, я открываю, ставлю перед ним, ухожу заниматься своими делами. Но чувствую, что он пристально за мной наблюдает, просто не сводит с меня глаз. Мне неприятно, но я успокаиваю себя, что в баре есть ещё посетители, пусть и явно равнодушные ко всему, кроме автоматов. Примерно через полчаса мужчина зовёт меня, встаёт со своего барного стула, облокачивается на барную стойку и тихим голосом с совсем-совсем недвусмысленной интонацией говорит: «Kannst du mir weiterhelfen?» (Можешь мне помочь?).

Я понимаю, что в этом случае мой акцент – мой друг. Включаю дурочку и спрашиваю на максимально русском немецком, что он имеет в виду. Он мнётся и повторяет фразу. Впрочем, он же тоже совсем не немец и, скорее всего, его словарный запас достаточно ограничен. Но его мимика и жесты очень даже красноречивы. Он мнётся ещё больше, начинает что-то мямлить, потом сдаётся и говорит: «Неважно, вызови мне такси» и уходит сразу ждать на улицу. В баре остаётся осадок и те же самые посетители, храни их господь.

Я сразу же звоню Вере, своей знакомой, которая меня в бар на работу устроила, потому что ситуация очень неприятная. Здесь работают только девушки, ни охраны, ничего нет. Как быть в таких случаях? Вера отвечает, что скорее всего это кто-то не местный, потому что за такое гостям обычно дают запрет на посещение бара и поэтому подобное случается крайне редко.

Но с того момента я решаю приходить в бар в своей максимально невзрачной одежде, с хвостиком и естественными утренними синяками под глазами, чтобы никто даже и не подумал попросить о «помощи» в следующий раз.




Лана Громыко

№ 19, 2019. Дата публикации: 10.05.2019
 
 
здороваюсь уходит лора немецком бар завсегдатаи конверт монет ухожу найдёте бары вселенной стойку заходит лана заходят баре посетители заниматься лоры
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение