наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Заметки пристрастного наблюдателя


Старая «Дружба» не ржавеет?

Никогда после 2014 года Запад и Россия не были так заботливы друг к другу в области сохранения межгосударственных тайн.
 


Мне кажется, что и до «Крымнаш» трудно найти похожие примеры столь доверительного сотрудничества. Западные лидеры (даже британцы), редко прощающие Путину соринку в глазу, словно нефти в рот набрали, когда на Кремль рухнула 700-километровая дубина отравленной ветки нефтепровода «Дружба» между Белоруссией и Германией.

Третью неделю на границах Германии стоит 700 километров жуткой отравы (если верить экспертам), но канцлер Меркель не только не прервала свою поездку по странам региона Сахары, но даже не высказала обеспокоенности этой проблемой.

Вот уже больше двух недель Германия живёт без поставок по «Дружбе» – и никакого нефтяного или топливного кризиса не случилось. По слухам, принадлежащий французам гигантский НПЗ в Лойне, в бывшей ГДР, перерабатывающий планово 250 тысяч баррелей российской нефти в сутки, якобы на треть сократил производство. Но для меня загадка: а где он берёт две других трети? Ведь игла «Дружбы», на которую два восточногерманских НПЗ наколоты, словно бесценные бабочки, закупорена уже почти 20 дней.

Про второй НПЗ в Шведте, на чьём бензине и дизеле ездит весь Берлин и земля Бранденбург, мы не знаем и слухов. Завод большей частью принадлежит «Роснефти», а там умеют хранить даже тайны, находящиеся на «недружественной» территории.

Тем не менее гвоздь в сапоге всё равно вылезет наружу. Это аксиома. А если не вылезает, значит, что-то с этой отравленной нефтью не то.

Иначе бы Берлин уже ощутил нехватку горючего. Или цены поднялись бы. Вон Польша, Словакия и Венгрия официально раскупорили свои стратегические резервы нефти… и уже почти исчерпали их. У нас же в Германии – тишина.

Когда я готовил свою предыдущую публикацию о «Дружбе», то, вслед за экспертами, называл объём заражённой хлором нефти в один миллион тонн. Это огромная цифра, если посмотреть на неё глазами реальности: пять миллионов баррелей – столько «Дружба» перекачивает по своим венам за 4−5 суток. Но эксперты добавили жару: три миллиона тонн отравы! А чуть позже официальная Москва привела абсолютно ошеломительную цифру: 5 миллионов тонн.

У страха, конечно, глаза велики. Но эти немыслимые кондиции называют как раз те чиновники, которым надо опасаться любого роста потерь. А они бесстрашно жмут на газ, простите, на нефть.

Пять миллионов тонн – это больше 30 миллионов баррелей сырой нефти. «Дружбе» нужен месяц, чтоб прокачать такие объёмы! А первый сигнал хлорной тревоги прозвучал лишь 21 апреля.

Так откуда такие гигантские массы грязной смеси «уралс»?

У меня нет ответа. Но, похоже, его никто особо и не ищет. Если сравнить крупнейшую в истории Европы техногенную катастрофу на нефтепроводе и отравление в Солсбери, то второе покажется атомным взрывом в сравнении с пожаром.

Почему так? Тоже нет ответа. Возможно, нефть и «Дружба» – слишком серьёзные темы, чтоб делать из них повод для конфронтации.

И, кстати, со времени катастрофы с «Дружбой» и крайне сдержанной реакции на неё со стороны Запада почти погасло яростное пламя антиевропейской телепропаганды из Москвы. Сначала мне показалось, что, мол, майские, праздники, не хотят бурлить народ… Но теперь видно, что телеогнемёты Кремля, направленные на европейские столицы, явно прикрутили: будто и у них перебои с горючим…




Арсений Каматозов

№ 19, 2019. Дата публикации: 08.05.2019
 
 
дружба сохранения баррелей ответа отравленной отравы друг нефти дружбе запад нпз миллионов берлин заботливы тонн россия межгосударственных германии нефть области
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение