наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Байки бара


«Отличное начало. Будет интересно!»

Мы начинаем публикацию зарисовок о жизни маленькой вселенной по соседству с нами. В любом немецком городе вы найдёте бары, в которые заходят лишь его завсегдатаи. Лана Громыко расскажет о своих впечатлениях от работы в таком заведении.
 


Как-то раз я забежала к подруге на работу, чтобы поболтать. «Работа» – это, конечно, сильно сказано, скорее так, подработка. Трудилась она в баре, пару дней в неделю приходила на несколько часов разливать напитки. Во всяком случае, так это выглядело со стороны. И дёрнул меня чёрт за язык пожаловаться ей на то, что мне не хватает практики немецкого, мол учу-учу, а говорить в Берлине, кроме как с кассиршами в магазине, больше не с кем. С университетскими друзьями только на английском, с русскими друзьями, соответственно, на русском.

А Вера возьми и предложи: «А устройся к нам, здесь всегда люди нужны. Как раз недавно отсюда девочка уволилась, приходила подтянуть язык. И подтянула, ещё и денег подзаработала». Говорю: «Идея-то неплохая, только кто меня возьмёт?» Вера отвечает: «А сейчас придёт шефиня, мы у неё и спросим. Только сразу предупреждаю, характер у неё тяжёлый». И обращаясь к единственному гостю в заведении, пожилому мужчине: «Как думаешь, Берхард, возьмут Лану? Она немецкий хочет подтянуть». Он усмехается и говорит: «Немецкий нужно учить только в кнайпах».

Через несколько минут появляется хозяйка заведения, ухоженная блондинка лет пятидесяти, немного импульсивная. Вопрос решается за пару минут. Несмотря на полное отсутствие опыта, меня берут и дают неделю на обучение, в течение которой я должна приходить каждый день на пару часов и учиться нехитрым премудростям у каждой кельнерин, которых в баре работает примерно человек 6. Тонкостей работы немного – в этом баре никто не закажет сложные коктейли, максимум пиво или несложные лонгдринки. Профессиональные бармены обычно такие заведения называют «дайв-бары» – из-за особой атмосферы. А если быть точнее – из-за того, как быстро посетители ныряют под стол под влиянием выпитого алкоголя. А ещё этом баре стоят три игровых автомата, судя по всему, привлекая туда ещё и лудоманов.

Итак, через неделю наступает первый самостоятельный рабочий день. Казалось бы, чего сложного – наливай водку и пиво да забирай деньги. Но нет – холодильники наполни, деньги разменяй, за автоматами проследи, бокалы протри, пепельницы поменяй.

К слову, о пепельницах. После 8 утра курить в основном зале бара строго запрещено, поэтому и приходится у догуливающих с ночи забирать пепельницы, делая строгое лицо и повторяя «орднунгсамт, орднунгсамт» как заклинание. Вот и в первый рабочий день, ласково, но с характерным, я бы даже сказала, ярко выраженным славянским акцентом говорю: «Давай, это последняя сигаретка, а потом я пепельницу заберу». В ответ слышу хамское: «Что? Ты вообще по-немецки говорить умеешь?». Тут на ум приходят советы Веры, которая меня в этот бар и привела. Советы простые: «Если кто-то спорит, то стой на своём. Ты здесь хозяйка». Делаю руки в боки, давлю на немецкое больное: «Таков порядок!». А потом добавляю не менее хамским тоном: «А ты на каком, кроме немецкого, говорить умеешь?».

Слово «порядок» – священно. Двое чуть более трезвых посетителей, уже стоя на выходе из бара, начинают вразумлять неразумного: «Маленькая кельнерин так сказала, значит, так нужно. Извинись!». Эффект превосходит ожидание, ошалевший Бенни (так звали гостя) произносит: «Золотко, извини, налей-ка мне ещё пива». А по состоянию Бенни видно – пиво явно лишнее. Но что поделать, наливаю.

Он берёт бокал и идёт к высокому столику у выхода, начинает пить глоток за глотком, уставившись в телефон. Через пару минут пиво забыто, а ещё через пару минут телефон виснет в безвольной руке, а голова падает на стол, сражённая глубоким нетрезвым сном. А ещё через несколько минут падает на пол и сам Бенни, чудом не роняя за собой стол, но при этом даже не проснувшись. Он устраивается поудобнее и, довольный своим положением, остаётся лежать прямо у самого входа. А я стою и думаю: «Отличный первый рабочий день». Других посетителей нет, одной мне его не поднять. Хорошо, что в этот момент в баре работала уборщица, пожилая сербка Славна, которая знала уже всех завсегдатаев этого бара. Зову её на помощь. Она по-доброму пытается его разбудить, он отмахивается, но в итоге через несколько минут с огромным трудом встаёт, и мы усаживаем его за столик на улице, где он тоже немедленно засыпает, положив голову на руки.

Позже я узнала, почти все завсегдатаи бара живут или работают на этой же улице. Но на тот момент появление жены главного героя – Хайке – показалось мне просто нереальным стечением обстоятельств. Она видит эту картину: растерянная Славна, не менее растерянная я, спящий на столе муж. Судя по всему, для неё эта сцена вовсе не нова. Действует Хайке молниеносно: даже не глядя на меня, суёт мне деньги за его недопитое пиво и начинает теребить мужа за плечо, совсем не так ласково, как это делала Славна.

«Вставай, – говорит – и иди домой, а то я из-за тебя на работу опаздываю. Если немедленно этого не сделаешь, то я вечером выставлю все твои вещи на порог». «Круто, – думаю я. – Немецкие женщины умеют держать ситуацию в руках». Бенни что-то недовольно мычит, скорее всего, пытаясь сказать ей, чтобы она отвязалась. Но Хайке неумолима. Пара ругательств – и в итоге она добивается своего, поднимает пьяного и абсолютно невменяемого Бенни и утаскивает – видимо, в сторону дома.

А я остаюсь в баре и думаю: «Отличное начало. Будет интересно!».




Лана Громыко

№ 17, 2019. Дата публикации: 26.04.2019
 
 
заведении стол сказала деньги баре бары бенни говорить завсегдатаи пиво бара день хайке заходят работы славна соседству момент неделю рабочий
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение