наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
там и тут


Секс-шопы

Обожаю секс-шопы. Во всех городах и странах, если есть возможность, мимо музеев и кабаков, отправляюсь в ближайший центр резиновых муляжей. Но дело не совсем в них, хотя лично я всю эту субкультуру фаллоимитаторов нахожу более чем забавной. Дело в людях. В принципе, дело всегда в них.
 


Вот немцы. К телу и его потребностям подходят исключительно практично. Если без перегибов, то это очень мило и здраво. Ложная стыдливость часто утомляет. Конечно, нет необходимости заявлять о своём появлении фейерверком метеоризмов с таким видом, что, дескать, что естественно, то по протоколу! Но принимать себя, значит давать себе свободу. Да, в известном смысле и с ограничениями, но всё же.

На моей памяти немецкий секс-шоп – это всегда весёлая земля. На ней пасётся народ, который по умолчанию понимает и принимает, что центры удовольствия человеческого тела нуждаются в обслуживании. Одни эти нужды испытывают, другие удовлетворяют спрос. Все самые интеллигентные разговоры у меня были с этими продавцами магазинов «для взрослых». Я как лингвистический извращенец, прямо млела от их лекций. Ну нет у людей идеи о том, что продавать розовые резиновые пенисы, это какой-то зашквар. Они так элегантно описывают все сильные и слабые стороны моделей, что в какой-то момент ты понимаешь, что, в сущности, какая разница – морковку выбирать на рынке или олдскульный дилдо в какой-нибудь «Беате Узе»! Ну да, и без того и другого можно прожить, но, возможно, с морковкой и дилдо оно как-то и повеселее будет. Беату, кстати, закрыли, современная застройка выжила весь секс-квартал на площади рядом с берлинским вокзалом Цоо. А жаль. Колоритное было место. Не Реепербан, конечно, но лёгкий налёт легального порока придавал обаяние месту. Ну какое такое обаяние в стекляшке очередного торгового центра? Там из извращений только костюмы единорога. И те ещё надо научиться правильно использовать.

Вот в «Беате Узе» в своё время было на что посмотреть. Однажды две немки перебирали пенисы с таким озабоченным видом, что было понятно, у женщин большие планы на будущее. Они как-то без энтузиазма покрутили в руках невыдающийся мелкотравчатый середнячок и переключились на экземпляры, размером с огнетушитель. Я с восторгом отиралась поблизости, мне было страсть как интересно, что это за Ханс такой, о котором они говорят, и почему покупка резинового пениса сделает всех счастливыми? Последние три экземпляра, из которых они выбирали, заставили восхититься и ужаснуться возможностям Ханса. Я думала, они возьмут все три и табуретку из них сделают. Но нет, дамы сошлись на пенисе, больше похожем на дорожный конус, и заскользили в сторону кассы.

В другой раз в секс-шопе на Аденауэрплац, тоже в разграбленном буржуазными перепланировками бывшем злачном месте, я обнаружила мутного, но весёлого персонажа, который болтался в отделе женского белья и только что не подмигивал фоткам грудастых моделей в сбруе из латекса. Не знаю, как так повернулась его жизнь, что в одиннадцать утра мужик передавал приветы и делился сплетнями с коробками, целовал и гладил их, но выглядел он вполне счастливым.

В Гамбурге однажды явно свежеиспечённая парочка скупила вообще всё, что было на батарейках, присосках, липучках и водной основе. Такие зайки, мешком уносили, целовались посреди проезжей части. Учитывая, что из кармана джинсов у него торчал розовый пенис в пластиковой упаковке, картина была – глаз не оторвать.

Там же, в Гамбурге, в другой раз я застала двух студентов, которые, ссорясь до слёз, выбирали красные лакированные сапоги на платформе. Какие уж у них были на ту обувь планы – ума не приложу, но парни явно планировали нескучно провести время.

В Москве… В Москве до недавнего времени в секс-шоп заходили с серьёзным и суровым лицом участника пленарного заседания, на пенисы не смотрели, продавцу сразу давали понять, что в эту «Точку любви» их забросила нелёгкая и что «самый навороченный дилдо из всех, что есть» нужен им, конечно, не для себя: «Боже упаси, как вы могли такое подумать!», а исключительно в подарок. Ханжу и лицемера всегда выдавали бегающие глаза, потные ладони или слишком весёлый голос. Но магазины с идиотскими названиями уверенно расползались по всему городу, причём не по подворотням и вокзальным площадям, а по самым популярным проходным маршрутам. Новому, да и старому поколению уже сложно было рассказать и напомнить, что в СССР не было секса. Плевать на то, что было! Теперь народ яростно, но смущаясь, навёрстывал упущенное, в глубине души возмущаясь, чего это какому-то Хансу всё, а нам презервативы из бычьего пузыря!

Но пока покупатели потели и прикидывались высокоморальными овечками, оказалось, что подрос молодняк, которому, в сущности, тоже не так важно, что продавать – канцелярские товары или прищепки на соски. Недалеко от меня, отхватив себе половину помещения у аптеки, открылся секс-шоп. Там в несколько смен работает стая борзых продавцов, самому старшему из которых, дай бог, лет тридцать. К девочке, его сменщице, я уже давно захожу просто так, поболтать. Очаровательная барышня. Это надо уметь с таким изяществом подбирать ошейник или шар-молчун. «С шипами – сейчас посмотрим. Пробку с камешком – да-да, где-то были. Не хотите на батарейках – не вопрос, найду на присоске!» Учится на экономическом, никакого тревожного будущего, заработает в этом секс-шопе денег – полетит летом в Диснейленд.

И только её клиенты всё ещё мнутся на пороге и с перепугу спрашивают: «А эхинацея у вас в какую цену?». А сами глазами сверкают. Пугаясь и восхищаясь миром большого секса, который они едва не потеряли.




Этери Чаландзия

№ 16, 2019. Дата публикации: 19.04.2019
 
 
секс продавать субкультуру дело моделей батарейках фаллоимитаторов забавной секса обаяние народ нахожу сущности пенисы дилдо гамбурге шоп москве планы шопы
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение