наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Юбилей


Баухаус: 100 лет, которые украсили наш мир

100 лет назад, 12 апреля 1919 года, в Веймаре была образована Высшая школа строительства и художественного конструирования (Hochschule für Bau und Gestaltung), известная всему миру по своему краткому названию Bauhaus (на русский язык это слово можно перевести как «Дом строительства»). В российской историографии принято называть школу так, как она звучит в немецком языке – Баухаус.
 


Под этим термином подразумевается не только учебное заведение, но и художественное объединение, возникшее на основе и в рамках этого заведения, а также художественное направление, которое не потеряло актуальности и сегодня.

Девиз Баухауса – что утилитарно и удобно, то и красиво

Идейным вдохновителем и первым директором школы стал тридцатишестилетний берлинский архитектор Вальтер Гропиус (Walter Gropius), который считал, что основная задача Баухауса в эпоху пара и электричества, стремительной индустриализации, многообещающего технологического прогресса – создать язык новой архитектуры.

Преподаватели, которых Гропиус пригласил в Веймар, – это поистине звёзды первой величины в тех отраслях искусства, которые так или иначе «завязаны» на архитектуру, например, русский художник, стоявший у истоков абстрактного искусства, Василий Кандинский (Wassily Kandinsky), художник, архитектор, позднее один из лидеров советского авангарда ХХ века Эль Лисицкий (El Lissitzky), немецкий и швейцарский художник, теоретик искусства, одна из крупнейших фигур европейского авангарда Пауль Клее (Paul Klee), венгерский художник и теоретик искусства Ласло Мохой-Надь (László Moholy-Nagy), выдающийся немецкий архитектор-модернист Людвиг Мис ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe), швейцарский художник, теоретик нового искусства и педагог Йоханнес Иттен (Johannes Itten), немецкий художник, скульптор, хореограф Оскар Шлеммер (Oskar Schlemmer) – я назвал всего несколько имён из, можно сказать, необозримого списка знаменитостей, которые преподавали в Баухаусе.

Учебное заведение при Баухаусе замышлялось Гропиусом как сообщество единомышленников, где не было чёткого разделения на преподавателей и студентов, их сближало совместное творчество. В Баухаусе практиковался новый тип студента – свободомыслящего художника, брызжущего творческими идеями, не боящегося идти против устойчивых традиций в искусстве.

Здания, построенные по проектам теоретиков Баухауса, заметны и отличимы с первого взгляда – отказ от элементов декора, характерных для прежних архитектурных стилей (лепнина, карниз, пилястр, фриз, капитель, наличник и др.), строгая геометрия (прямая линия, круг и квадрат), массовое применение железобетонных конструкций и стекла, плоская крыша, функция помещения определяет, каково его внешнее архитектурное оформление.

Архитекторы Баухауса увлекались проектированием массового, типового жилья, а также дизайном размещённых в нём мебели, предметов быта, вплоть до кухонной утвари, с тем, чтобы высокие стандарты жизни стали доступны всем слоям населения. Девиз Баухауса – что утилитарно и удобно, то и красиво.

Вначале новые здания казались непривычно «нагими», но со временем общество научилось ценить ясные очертания, пропорции и компактные формы нового стиля.

Последователями Баухауса была разработана мощная идеологическая «подпорка» своих взглядов – они наивно верили, что новое искусство в состоянии воспитать новую личность, подготовить несовершенное настоящее к наступлению идеального будущего.

Практически все последователи стиля Баухауса придерживались левых взглядов, были среди них и коммунисты, соответственно правые партии, особенно набиравшие силу в Германии национал-социалисты, отвергали идеи Баухауса, что называется, с порога.

Благодаря сходству политических убеждений творческие поиски немецкого художественного авангарда активно поддерживались социал-демократами. В тех городах, где они были у власти, архитекторы Баухауса получили беспрецедентные возможности для реализации своих идей.

В частности, по проектам архитекторов Баухауса в 1920-е годы был построен ряд зданий в Берлине, Франкфурте-на-Майне, Магдебурге, Дессау, в других городах. В пригороде Штутгарта архитектор Эрнст Май (Ernst May) спроектировал даже целый посёлок Вайсенхоф.

Эрнст Май не ограничивался проектированием новых районов и домов, он создавал образцы мебели и текстиля, изобретал разнообразные технические устройства, долженствующие в «его» домах облегчить быт человека.

Следует заметить, что в Германии того времени преобладали традиционные художественные вкусы и представления, подавляющему большинству немецкого населения новый архитектурный и дизайнерский стиль оказался чужд и непонятен. Когда, например, пришло время продавать и сдавать внаём дома и квартиры в посёлке Вайсенхоф, спроектированном Эрнстом Маем, выяснилось, что желающих жить в них ничтожно мало, а те, кто всё же вселялся в эти помещения, ставили условие, что встроенная мебель и новое оборудование будут выломаны, а интерьеры переделаны на привычный лад.

Веймар, Дессау, Берлин…

В 1925 году в городском парламенте Веймара социал-демократы потеряли большинство, веймарские власти перестали субсидировать школу Баухаус, которая перебралась в промышленный город Дессау (ныне федеральная земля Саксония-Анхальт) – здесь финансовую поддержку предложил авиационный конструктор и промышленник Хуго Юнкерс (Hugo Junkers).

Мировой экономический кризис, вызвавший резкое падение жизненного уровня немцев, способствовал распространению пронацистских настроений в самых широких масштабах. Критика Баухауса в Германии, который именовался не иначе как «рассадник коммунизма», достигла наивысшей остроты, усугублявшейся тем, что к тому времени Баухаус возглавил коммунист – архитектор Ханнес Мейер (Hannes Meyer).

В 1931 году нацисты выиграли коммунальные выборы в Дессау, в следующем году школу выселили из принадлежавших ей зданий, которые назвали «безобразными» (было решено сравнять их с землёй, но, к счастью, это намерение не осуществили). Баухауз лишился всех субсидий, а также статуса государственного учебного заведения.

Перерегистрировав Баухауз как частную школу, Людвиг Мис ван дер Роэ, ставший к тому времени директором Баухауса, перевёл его в берлинский пригород Ланквиц, ныне это самая восточная часть берлинского района Штеглиц-Целендорф (на юго-востоке Берлина), разместив мастерские в помещениях заброшенной телефонной фабрики.

Но просуществовала школа, увы, недолго. После прихода Гитлера к власти в Германии начались аресты преподавателей и студентов Баухауса, этих «болезненных выродков, умалишённых и опустившихся людей», помещения Баухауса были опечатаны. 10 августа 1933 года Людвиг Мис ван дер Роэ был вынужден школу, ставшую к тому времени координационным центром интернациональных архитектурно-дизайнерских проектов, закрыть.

Все начинания и новации Баухауса были отвергнуты, в немецкой архитектуре стал практиковаться «стиль фюрера» – помпезные постройки, которые должны были оказывать впечатление гигантскими размерами, широчайшие лестницы, длинные и прямые проспекты.

Всего за четырнадцать лет существования Баухаусу удалось провести подлинную революцию архитектуры и дизайна, стать самостоятельным художественным направлением. Баухаус оказал огромное влияние на развитие не только архитектуры в XX веке во всём мире, неоспоримо его глубокое воздействие на прикладное и изобразительное искусство, от книжного иллюстрирования и рекламы до мебели и кухонной утвари, на другие виды искусства (театр, опера, балет, фотография и даже музыка). Можно сказать, что дизайн вещей в современном понимании – это заслуга Баухауса.

Баухаус в Палестине и в СССР

После разгрома Баухауса нацистами многие его преподаватели и последователи разбрелись по разным странам. Баухаус активно развивался в Палестине, куда эмигрировали из Германии архитекторы-евреи. Свыше четырёх тысяч строений этого стиля (самая большая концентрация таких зданий в мире) можно видеть до сих пор в центре Тель-Авива. Из-за большого числа белых или окрашенных в светлые тона зданий, построенных в стиле Баухаус, эти городские районы носят название «Белый город». В 2003 году ЮНЕСКО провозгласило «Белый город» Тель-Авива всемирным культурным наследием.

В конце 1920-х – начале 1930-х годов теоретические и практические наработки Баухауса оказались востребованы в СССР. В условиях набиравшей обороты индустриализации предусматривалось создание в короткие сроки крупных промышленных центров на Урале и в Сибири и, соответственно, городов, в которых будут жить рабочие заводов и фабрик, сооружаемых буквально на пустом месте. Советские власти надеялись на помощь опытных немецких градостроителей в разработке разнообразных типов жилья (общежития, дома культуры, школы, детские сады, многоквартирные дома с общественными хозяйственными и досуговыми зонами).

По приглашению Советского правительства в октябре 1930 года из Германии в Москву прибыли две группы специалистов по массовому жилищному строительству, их возглавляли выдающиеся архитекторы Баухауса – упоминавшиеся выше Эрнст Май и Ханнес Мейер, в общей сложности, по разным данным, от семнадцати до тридцати человек.

Немецкие проектировщики приезжали в Советский Союз по разным причинам. Важным стимулом для них служило то, что новый стиль, за который их бесчестили и унижали на родине, в Советской России считался в то время весьма перспективным.

Кроме того – как уже указывалось выше, работавшие в Баухаусе архитекторы в подавляющем большинстве разделяли левые или даже крайне левые политические взгляды, революционные изменения, происходившие в 1920-е и в начале 1930-х годов в СССР они воспринимали с восторгом. В этом смысле характерно высказывание пламенного коммуниста Ханнеса Мейера в интервью газете «Правда», опубликованном 12 октября 1930 года: «Я еду в СССР, чтобы работать там, где создаётся настоящая пролетарская культура, где строится социализм, где развивается то общество, за которое мы здесь при капитализме боролись».

Следует также учесть, что описываемые нами времена – это годы, когда в Европе свирепствовал экономический кризис, годы тяжёлой депрессии, безденежья и безработицы в Германии, и немецким специалистам предоставилась хорошая возможность пережить тяжёлые времена.

Например, годовой заработок Эрнста Мая составлял 150 000 рейхсмарок, что превышало доходы аналогичного советского специалиста в десять раз.

С другой стороны, Ханнеса Мейера и его коллег ждало в СССР горькое разочарование – низкий уровень квалификации рабочих, нехватка не только строительных материалов и технических средств, но даже элементарных канцелярских принадлежностей, плюс сводящая с ума советская бюрократия.

И всё же, пусть не до конца, но немецкие специалисты сделали доброе дело, оставив заметный след в строительстве не менее двадцати городов при строящихся заводах – в Магнитогорске, Новокузнецке, Кемерове, Нижнем Тагиле, Свердловске, Орске, Перми, Соликамске, Сталинграде, Макеевке, Караганде, Биробиджане, на Балхаше и в других городах.

Но в середине 1930-х годов архитектурный стиль Баухауса стал властям в Советском Союзе неугодным, он подвергался всё более ожесточённой критике как «декадентский пережиток капитализма». Теперь в цене были дворцово-храмовые ансамбли и монументальные высотки с помпезным декором, словом, тот стиль, который позднее получил название «сталинский неоклассицизм». Несогласных обвиняли во всех смертных грехах, включая пособничество мировому капитализму.

В мясорубку сталинского «Большого террора» попало большинство приехавших в СССР баухаусовцев. А вот Эрнсту Маю и Ханнесу Мейеру удалось вовремя унести ноги. Май с 1933-го по 1953 год работал в разных странах Африки и приехал в Западную Германию лишь в 1954 году. Мейер в 1936 году вернулся на свою родину, в Швейцарию, в 1939−1949 годах работал в Мексике, затем он, называвший себя «беспартийным большевиком», переехал, но не в ГДР, как следовало ожидать, а снова в Швейцарию.

Cтолетие Баухауса широко отмечается во всём мире и, конечно же, в самой Германии. В Берлине, Веймаре, Дессау, Франкфурте-на-Майне, Магдебурге, в других городах, особенно в тех, где сохранились здания, построенные в стиле Баухауса, проходят разного рода юбилейные мероприятия – фестивали, выставки, семинары, экскурсии, лекции. Множество интереснейших материалов по истории Баухауса нашли отражение в интернете, в печатных изданиях, в кинодокументалистике.




Яков Черкасский

№ 15, 2019. Дата публикации: 12.04.2019
 
 
зданий май германии баухауса художник стиля дессау баухаусе архитекторы архитектор власти мире искусства мебели школу стиль ссср времени строительства баухаус
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение