наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
наше расследование


Тайны немецких словарей

85 лет назад, в феврале 1934 года в московском ОГИЗе был подписан к печати первый том первого советского «Большого немецко-русского словаря». Но до выпуска второго тома дело не дошло: начались аресты по так называемому «Словарному делу», по которому были приговорены к смертной казни или длительным срокам тюремного заключения около 140 российских славистов и переводчиков, в основном немецкого происхождения. Мы постарались проследить судьбы некоторых из них.
 


Словари и их составителей без всякого преувеличения можно назвать посредниками двух культур. С середины XIX до середины XX века едва ли не половину всех словарей, выпущенных в России и для России (то есть за её пределами), составляли немецко-русские и русско-немецкие словари. Издания, ставшие раритетными, хранят непередаваемый аромат старинного этикета и уважения издателей к русскому и немецкому народам. Вот небольшая выдержка из предисловия к «Полному русско-немецкому и немецко-русскому словарю для употребления обоих народов» (второе, стереотипное, совершенно переработанное издание, Лейпциг, 1871 год, 522 страницы), составленный Иоганном Адольфом Шмидтом (Johann Adolf Schmidt), профессором русского и новогреческого языков в Лейпцигском университете (орфография и синтаксис сохранены):

«Лет осьмнадцать тому назад, почтенною книжною конторою К. Таухница поручено автору заняться составлением этаго Русско-Немецкого и Немецко-Русского Словаря, который и был принят самым благосклонным образом, особенно в России. В настоящее время, основательное знание Русского языка сделалось в высокой степени необходимым для Немцев, живущих в Российской империи, многие по должности обязаны его изучать, притом, этот богатый язык, обработанный остроумными писателями, при нынешнем состоянии Российской литературы, весьма полезен даже для иностранцев… Лейпциг, январь 1844 года».

Немецкий язык, пережив «немилости» пушкинской эпохи, получил самое широкое распространение в российских учебных заведениях разного уровня. На титульных листах «Русско-немецкого словаря» и «Немецко-русского словаря» (оба составлены Николаем Исаевичем Ленстрёмом, около 64 000 слов в каждом, напечатаны в типографии Августа Эйпеля в Зондерсхаузене) читаем:

«Первый том одобрен Учёным Комитетом Министерства Народного просвещения 5 января 1888 года, второй том одобрен 17 января 1890 года. Последний том одобрен 17 января 1891 года Учебным Комитетом при Св. Синоде к употреблению в качестве учебного пособия в духовных семинариях и епархиальных женских училищах…».

В России для составления словарей привлекались, как правило, преподаватели немецкого языка. В предисловии к «Немецко-русскому словарю» Ивана Яковлевича Павловского (издание третье, Рига, 1888 год) говорится, что в подготовке этого издания принимали участие преподаватели немецкого языка Отто Шталь (Otto Stahl, Рига), Оскар Кюн (Oskar Kühn, Рига) и Франц Лютер (Franz Luhter, Одесса). Издание было повторено в 1900 году.

Жизнь большинства из перечисленных выше составителей словарей протекала без видимых катаклизмов, и их прах упокоен на кладбищах родных городов.

В красной столице

Традиция приоритетного издания немецких словарей была подхвачена Советской властью. В конце 20-х Государственное Словарно-энциклопедическое издательство «Советская энциклопедия» выпустило серию основных и карманных словарей нескольких европейских языков: английского, французского, итальянского, польского, немецкого, финского, румынского и др. Иностранные словари выпускались под общей редакцией Отто Юльевича Шмидта при участии Константина Станиславовича Кузьминского и Моисея Моисеевича Каушанского. Средний тираж составлял 45 000 экземпляров. По количеству преобладали словари немецкого языка.

В предисловии к «Немецко-русскому словарю» (составитель Алексей Фёдорович Несслер, 40 000 слов, употребляемых в разговорной речи, науке, политике, литературе и технике, 1128 стр. Акционерное общество «Советская энциклопедия», Москва, 1928 год) говорилось: «Акционерное общество „Советская энциклопедия“ выпускаемым ныне немецко-русским словарём кладёт начало изданию ряда иностранных словарей. Редакция иностранных словарей поставила перед составителем словаря… две основные задачи, преследующие одну и ту же цель – тщательного качественного отбора слов, знание которых абсолютно необходимо тому новому читателю, для которого словарь предназначается…». Далее сказано, что составители осуществили «эти поставленные редакцией задачи… Значительное место отведено словам по технике и военной терминологии, поскольку производство и военное дело из сферы интересов отдельных групп населения стали вопросами всеобщего интереса и значения».

О том, какие трудности (совсем не лингвистического характера!) преследовали в те годы составителей словарей, можно представить себе по краткому отрывку из предисловия к карманному «Русско-немецкому словарю» (1931 год):

«Если в такие эпохи, как наша, в языке народа, совершившего такой грандиозный переворот, проявляется особо интенсивное творчество – то, естественно, не всей массе вновь созданных слов суждено прочное существование… Очень многие понятия, ставшие в Советском союзе (это не описка – слово „союз“ написано с маленькой буквы – Авт.) доступными и близкими всем и каждому, порой совсем ещё чужды современному немцу… (например, выдвиженец, пятилетка, хлебозаготовки, чистка)… здесь составители словаря оказываются в особо затруднительном положении…».

Ещё бы, попробуй дать допустимый цензурой перевод слова «чистка»! Но куда деться, если такие слова то громко, с трибуны, то шёпотом, на кухне, произносит всякий и каждый. Вот и приходилось искать соответствующие слова в чужом языке: «чистка картофельная – Kartofelschälen, n.; чистка партийная – Säuberung, f.».

Час чёрного ворона

Нами было обнаружено, что с титульных листов немецко-русских и русско-немецких словарей, выпущенных в СССР после 1934 года, исчезли фамилии Алексея Фёдоровича Несслера, Артура Андреевича Эразмуса, Р. И. Гёрца (инициалы не расшифровываются) и многих других. Наши обращения в библиотеки и музейные фонды ни к чему не привели. Создавалось впечатление, что некая тайна окутывает судьбы этих людей. И вдруг (по-другому не скажешь!) зав. архивом «Мемориала» Алёна Геннадиевна Козлова сообщает следующее.

В середине 1930-х годов издательство «Советская энциклопедия» решило выпустить большой немецко-русский словарь. Неожиданно дело приостановилось: органы НКВД «обнаружили» среди участников этой работы немецких шпионов и вредителей. С этого началось наше расследование.

В 1931 году, по поручению редакции «Советской энциклопедии», началась работа над первым в Советском Союзе большим немецко-русским словарём. К работе над ним были привлечены лучшие силы страны. Руководителем коллектива назначили профессора Государственной академии художественных наук Елизавету Александровну Мейер. Посвятим её несколько слов. Она родилась 1 (по новому стилю – 13) января 1894 года в семье лютеранского священника Александра Мейера (Alexander Theophil Meyer) и его жены Евгении Густавовны (урождённой Шрайбер) в колонии Старо-Арциз Аккерманского уезда Бессарабской губернии. В 1928 году она усовершенствовала свои знания на Высших курсах иностранных языков Главнауки. После этого Елизавета Александровна работала в должности заведующей кафедрой немецкого языка в Московском институте новых языков. В это время она подготовила и опубликовала труд «История немецкого языка», который, однако, вызвал ряд нареканий и упрёков в германофильстве.

В институте Елизавета Александровна Мейер вместе со своими сотрудниками подготовила много советских специалистов для работы с иностранной литературой. Однако с должности заведующей кафедрой этого института ей пришлось уйти: в учебную часть кем-то был подан донос на неё как на дочь епископа.

Но вернёмся к работе над большим немецко-русским словарём. Редакторы и переводчики приходили за редакционными заданиями прямо домой к Елизавете Мейер. В 1934 году вышел первый том этого словаря (624 с. твёрдый переплёт, тираж 15 250). Елизавета Александровна и её помощники вложили в него весь свой огромный научный и преподавательский опыт. Началась работа над вторым томом. Но неожиданно всё приостановилось: возникло так называемое «Словарное дело» (дело № Н9276; формально – «Дело по обвинению немецко-фашистской контрреволюционной организации на территории СССР»), сфабрикованное в связи с политическими событиями в Германии. По этому делу были привлечены к следствию около 140 человек, в основном, немецкой национальности. К этому времени по постановлению бывших органов ОГПУ уже был расстрелян якобы за контрреволюционную деятельность брат Елизаветы Мейер, служивший в германском посольстве.

За самой Елизаветой «чёрный ворон» приехал в ночь со 2 на 3 февраля 1935 года. Допросы проводились с особым пристрастием, так как следственная комиссия представила Мейер как организатора фашистского коллектива.

С особым пристрастием

Приведём (с сохранением орфографии и синтаксиса) отрывок из протокола допроса от 16 февраля 1935 года оперуполномоченным Павлом Заболоцким филолога, поэта и переводчика Дмитрия Сергеевича Усова, одного из составителей Большого немецко-русского словаря:

«Вопрос: Назовите авторов, приглашённых Мейер для работы по Большому немецко-русскому словарю.

Ответ: Насколько мне известно, в качестве авторов Большого немецко-русского словаря, в основном приглашаемых Мейер Е. А., являлись следующие лица…». Всего Усов назвал 15 человек, в том числе: «Вебер Георгий Карлович, лет около 60, беспартийный, немец, гр. СССР, по профессии историк»; «Гансон Герме Артуровна, около 30 лет, дочь пастора, окончила МОПИНЯ, в настоящее время преподавательница немецкого языка 1 МГУ и сотрудница Государственной библиотеки иностранной литературы, беспартийная»; «Герц, б/п, составитель карманного словаря, старик»; «Кан Джон Карлович, б/п., старый педагог»; «Левенталь Александр Густавович, б/п., немец, старый педагог»; «Нейслер Алексей Фёдорович, немец, б/п., составитель двух немецких словарей немецко-русского и русско-немецкого»; «Фельдштейн Михаил Соломонович, б/п., б. приват-доцент Моск. Гос. Ун-та, в 1922 г. он привлекался по делу национального центра, в наст. время – юрисконсульт Ленинской библиотеки»; и так далее.

Здесь заметим, что оперуполномоченный Заболоцкий не был силен в словарном деле, и фамилию известного составителя немецко-русских словарей Несслера Алексея Фёдоровича записал как «Нейслер».

Скорее всего, в результате физических воздействий Елизавета Александровна Мейер должна была признать, что «являлась сторонницей германского фашизма, пропагандировала идеи германского национализма и фашизма, использовав в этих целях свою лингвистическую, научную и педагогическую деятельность, что вредительски выпустила „Большой немецко-русский словарь“, так как при редактировании его ориентировалась исключительно на фашистскую Германию, а не на СССР». Так записано в протоколе её допроса от 4 марта 1935 года.

В Медвежьегорском районе Карельской АССР Елизавета Александровна Мейер прожила два года. 2 сентября 1937 года тройкой при НКВД Карельской АССР её обвинили по статье 58 пп. 6, 10, 11 Уголовного кодекса СССР и приговорили к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 20 сентября 1937 года. Реабилитирована 12 апреля 1989 года.

Дмитрий Сергеевич Усов, преподаватель истории западноевропейской литературы и переводчик отбывал наказание на Беломорканале. Освободился в 1940 году; реабилитирован 30 марта 1989 г.

Артур Андреевич Эразмус был приговорены к расстрелу; приговор приведён в исполнение 9 декабря 1937 года. Реабилитирован 14 февраля 1959 года.

Михаил Соломонович Фельдштейн решением Военной коллегии Верховного суда СССР от 20 февраля 1939 года был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение в тот же день. Реабилитирован 23 мая 1957 года.

Эту скорбную летопись составителей первого «Большого немецко-русского словаря» можно продолжать ещё долго.

А первый наиболее полный «Большой немецко-русский словарь» в 2-х томах вышел лишь в 1969 году (подписан к печати 15 января 1969 года). И на его титульном листе не было ни одной из упомянутых выше фамилий.




Виктор Фишман

№ 8, 2019. Дата публикации: 22.02.2019
 
 
составителей мейер словарю большого русско языка ссср александровна немецких слов русскому немецкого словаря русского словари января словарей немецко елизавета дело
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение