наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Наше расследование


Венесуэла: на трёх китах

Что на самом деле происходит в последнем оплоте социализма на планете.
 


Строптивый Боливар показал своему наезднику прямо к инаугурации неприятный финт ушами. Теперь для того, чтобы купить всего один американский доллар, каждый житель 20-миллионной Венесуэлы должен сброситься по 5 боливаров: курс доллара к национальной валюте достиг в первую неделю января 100-миллионной отметки и растёт дальше. Как сообщил представитель парламента страны, за 2018 год инфляция в Венесуэле достигла 1700%. Это почти абсолютный мировой рекорд, конкурирующий лишь с Зимбабве первого десятилетия века.

В конце прошлой недели президент страны Мадуро (Nicolás Maduro) зашёл на второй срок. Правда, выборы, приведшие его на эту инаугурацию, не признают ЕС, США, Австралия, Канада и все главные соседи Венесуэлы по континенту. Но в этот ряд, конечно, не входят Россия, Куба, Боливия, Сальвадор и Никарагуа.

Пока венесуэльский президент выступал, Организация американских государств 19 голосами «за», 6 «против» и 8 «воздержавшимися» приняла решение не признавать легитимность второго президентского срока режима Николаса Мадуро, который начался 10 января 2019 года.

Парламент удалён с поля

В прошлый четверг в Каракасе Мадуро принял присягу перед верховным судом страны, а не перед парламентом. Почему?

Дело в том, что парламент страны – Национальная ассамблея Венесуэлы, которая с начала 2016 года после выборов перешла под конт­роль оппозиции, фактически устранена Мадуро из системы политической жизни. Хуан Гуайдо (Juan Guaidó) ровно год назад заменил на посту спикера парламента 74-летнего Омара Барбосу (Omar Barboza). Обращаясь к законодателям, председатель парламента назвал Мадуро диктатором, легитимность которого закончилась. Он заявил, что Венесуэла переживает «тёмный, но переходный» момент своей истории, а также добавил, что первым вопросом конгресса станет восстановление конституционного порядка в стране. «Национальное собрание должно вселить надежду в народ Венесуэлы на мирное, процветающее и демократическое будущее, даже несмотря на то, что коррумпированный и авторитарный режим Мадуро и его союзники пытаются отказать венесуэльцам в этом праве.»

Хуан Гуайдо – промышленный инженер и бывший лидер студентов политической партии самого популярного оппозиционного лидера Венесуэлы Леопольдо Лопеса (Leopoldo López). Тридцатипятилетний депутат и бывший промышленный инженер Гуайдо состоит в партии «Народная воля» венесуэльского диссидента и бывшего мэра Каракаса Леопольдо Лопеса, потомка первого президента Венесуэлы, который сейчас отбывает 13 лет тюремного заключения за то, что в 2014 г. возглавил в столице первые выступления оппозиции против Мадуро.

Парламент Венесуэлы ставит под сомнение легитимность Мадуро, поскольку бытует мнение, что досрочные президентские выборы в мае 2018 г. не были прозрачными и сопровождались нарушениями избирательного процесса. По официальной информации, за Мадуро проголосовали 68% избирателей, а явка составила 46%. В парламентской коалиции «Круглый стол демократического единства» утверждают, что явка на выборах не превышала 26% и три четверти венесуэльских избирателей проигнорировали выборы.

Хранители венесуэльского чуда

Вместо парламента президент Мадуро решил опираться на специально созванное учредительное собрание (Конституционное собрание Венесуэлы), состоящее из его сторонников. Его возглавляет некто Кабельо (Diosdado Cabello).

Это имя, почти не известное в Европе, в самой Венесуэле знакомо каждому. В Каракасе никто из экспертов не решится однозначно ответить – кто кому присягает: Мадуро Кабельо или Кабельо Мадуро?

Оба они – хранители венесуэльского чуда, чавизма без Чавеса. А оно держится на трёх китах: нефти, кокаине и контрабанде.

Нефть принадлежит проф­союзам, а значит – Мадуро. Трафик кокаина полностью в руках военных и спецслужб, а значит – под Кабельо. И наконец контрабанда, словно портофранко, доступна обеим лагерям и даже простому люду.

Три составные части чавизма

Про нефть Венесуэлы слышали все. Однако мало кто знает, что объём её экспорта за последние годы упал с 3,6 миллиона баррелей в сутки до нынешних 1,2 миллиона баррелей. К тому же торгуется она сейчас с 25% скидки по отношению к цене WTI. И теперь валютных поступлений стране не хватает даже для того, чтобы самым минимальным образом поддерживать калорийный баланс тех 87 процентов населения, что сидят на госпродпособии.

Теперь про кокс. Ещё в 2014 году, по данным ООН, 51% попадающих в Европу наркотиков шли из Венесуэлы, которая вышла на пятое место в мире по экспорту кокаина.

Сегодня Венесуэла известна как один из самых больших пунктов транзита наркотиков в мире. Это родина «El Cartel de los Soles», наркокартеля, управляемого правительственными чиновниками и высокопоставленными служащими вооружённых сил в сотрудничестве с колумбийской наркотеррористической организацией ФАРК.

Многие важные чины армии и правительства Венесуэлы обвиняются США в наркоторговле. Среди наиболее важных дел можно назвать племянников первой леди Венесуэлы, которые признаны виновными в сговоре с целью ввоза в США кокаина, и бывшего вице-президента Венесуэлы Тарека Эль-Айссами (Tareck El Aissami), 3 миллиарда долларов на счетах которого были заморожены по американскому закону об иностранных наркоторговцах.

В последние годы, по отчётам ООН, борьба с наркотиками в Венесуэле упала до минимального уровня. Управления по борьбе с нар­котиками и полицейские подразделения, занимающиеся этой проблемой, были упразднены. Все их функции перешли отделам Нацгвардии и Армии Венесуэлы.

– Основное занятие армии в Венесуэле – контроль наркотрафика из соседней Колумбии, – рассказывает инсайдер. – Армия всегда этим занималась, ещё до прихода Чавеса к власти, это её прерогатива. А сегодня это вообще основная её деятельность. За Колумбией сейчас слишком пристально следят, поэтому трафик переместился через полупрозрачную границу в направлении Венесуэлы (переброска кокаина идёт разными способами, даже высокотехнологичными, с помощью дронов), далее – в порт Пуэрто-Кабейо, где расположена крупнейшая военно-морская база.

– Венесуэльская армия контролирует наркотрафик, – говорит другой инсайдер, – именно армия охраняет границы с Колумбией, именно армия имеет возможность пробить любые каналы и закрыть их военной тайной, отстреливая любого, кто попытается проникнуть туда. Политическое прикрытие армии в венесуэльской политике – бывший руководитель парламента Диосдадо Кабельо.

Вспомним, именно он принимает сейчас присягу у непризнанного большинством цивилизованного мира президента Мадуро.

И наконец, контрабанда. Третий кит. Её источник – огромные бюджетные средства, направляемые на закупку всего необходимого для поддержания социализма с венесуэльским лицом.

Естественно, что закупаемые государством товары массово переправляются в соседнюю Колумбию, где перепродаются по нормальным рыночным ценам (по оценкам инсайдеров, до 80% всех товаров в приграничных с Венесуэлой регионах – контрабандные товары по «справедливым» ценам). Либо контейнеровозы с продовольствием разгружаются где-нибудь в Панаме, просто не доплывая до Венесуэлы. Либо закупается заведомо некондиционный товар по бросовым ценам, а выделенные на его покупку деньги разворовываются.

Колумбийский город Кукута давно стал центром контрабандной торговли, а также крупнейшей площадкой обмена боливаров на доллары. Наживаются на контрабанде чавистские чиновники и приближенные к ним бизнесмены, так называемые болигархи, и конт­ролирующие границу (и наркотрафик) армейские генералы.

В этом бизнесе есть окошко и для народа: дешёвые товары с фиксированной государственной ценой продаются на рынках внутри страны уже по рыночным ценам, переправляемые туда либо коррумпированными чиновниками напрямую, либо людьми, которые практически профессионально стоят в очередях по несколько часов в день, а потом перепродают товары на рынке, так называемыми bachaqueros. Для многих жителей крупных городов стояние в очередях и перепродажа – единственный способ заработка.

Без правительственных ежемесячных продуктовых корзин CLAP, которые состоят из основных продуктов питания, абсолютное большинство населения страны не могло бы питаться и выживать. CLAP – это сокращённо «Местный комитет по обеспечению продуктами». Чтобы получать эти наборы, необходимо обладать введённым правительством Мадуро идентификационным «документом отечества» (Carnet de la Patria).

В коробках с продуктами питания, которые получают венесуэльцы, – рис, мука, растительное масло, макароны, сахар и соль. Но большая часть содержимого этих коробок попадает не к голодающим венесуэльцам для продажи им по «смешным ценам» – 1 500 000 боливаров за батон хлеба, – а на чёрный рынок. Разница в ценах – между смешными и рыночными – обогащает десятки тысяч чиновников и офицеров, а также множество простонародных фарцовщиков, остающихся фундаментом нынешнего режима.

Московский след

«Бразилии следует беспокоиться из-за связи властей России с диктатурой режима президента Венесуэлы Николаса Мадуро и военного сотрудничества двух стран». Такое мнение в интервью телеканалу SBT выразил президент Бразилии Жаир Болсонару (Jair Bolsonaro), вступивший в должность 1 января. «Россия провела маневры в Венесуэле. Мы знаем, каковы намерения диктатуры Мадуро, и Бразилия должна беспокоиться об этом», – заявил он.

Оппозиционное движение Венесуэлы «Великий национальный альянс» (Gran Alianza Nacional Alternativa, GANA) распространило заявление, в котором утверждает, что Николас Мадуро «по совету Рауля Кастро» намерен «вызвать конфликт, подобный „ракетному кризису“, который про­изошёл на Кубе в 1962 году» и «привёл к соглашению между Россией и Соединёнными Штатами». Мадуро якобы для этого посетил Иран, встретился с турецким лидером Реджепом Эрдоганом и российским – Владимиром Путиным.

«Николас Мадуро хочет спровоцировать международный конфликт, чтобы остаться у власти. Эти действия являются частью плана, разработанного на Кубе, и будут иметь целью создание международного конфликта с целью сохранения власти Мадуро после 10 января 2019 года, когда истечёт срок его полномочий». Взамен, по мнению GANA, президент Венесуэлы «предоставит России, Китаю, Кубе, Ирану и другим странам, контроль над нашей национальной территорией».

Слухи о возможном развёртывании российской авиабазы в Венесуэле – точнее, на принадлежащем Венесуэле острове Орчила в 180 км от Каракаса – появились в декабре на фоне визита российских ракетоносцев Ту-160 в Боливарианскую республику.

Но уже после Нового года стало известно, что Россия подготовила рекомендации по выводу экономики Венесуэлы из кризиса. Об этом сообщило издание Тhe Bell со ссылкой на осведомлённый источник.

Вместо предполагаемых властями субсидий на бензин и продовольственной корзины российские эксперты предложили обеспечить население Венесуэлы безусловным базовым доходом, а также не финансировать дефицит бюджета за счёт эмиссии. Кроме того, была предложена налоговая реформа, в которой акценты сместятся с прямых налогов на косвенные. План также предполагает увеличение добычи нефти и расширение экспорта.

При этом российские эксперты одобрили попытки правительства Венесуэлы решить проблему гиперинфляции и санкций через создание криптовалюты El Petro, которая привязана к нефти.

Россия контролирует уже 13% нефтяных запасов Венесуэлы. И есть вероятность того, что за долги Роснефти отойдёт крупная американская компания Citgo, которая принадлежит воспитанникам Уго Чавеса. Парадокс в том, что почти 50 процентов нефти у Венесуэлы покупают США – главный враг и козне­устроитель, по версии Мадуро. В общей сложности РФ уже прокредитовала Каракас на сумму около 17 миллиардов долларов. Часть этого долга возмещается поставками нефти, но недавно президент Путин пообещал Мадуро новые кредиты, от 6 до 12 миллиардов долларов.

Стратегический альянс между Москвой и Каракасом на самом деле гораздо более глубок, чем представляется даже критикам нынешней власти. Для Москвы инвестиции в Венесуэлу видятся более чем хорошим бизнесом. Не стоит забывать, что эта страна обладает самыми большими в мире разведанными запасами нефти. По данным ВР, доказанные запасы нефти в Венесуэле составили 296,5 миллиарда баррелей, или около 18 процентов общемировых запасов. Запасы нефти в Саудовской Аравии, к примеру, находятся на отметке 265,4 миллиарда баррелей (16 процентов от общемировых). И нефть эта, образно говоря, уже доставлена к потребителям: перспективные экономики Чили, Аргентины и Бразилии в среднесрочной перспективе поглотят весь прирост венесуэльской добычи. А венесуэльский экспорт нефти, вспомним, ещё не так давно составлял 3,6 миллиона баррелей в сутки, сейчас он втрое меньше.

И в отличие от соседей Каракаса, Москву не волнует судьба 87 процентов нищих венесуэльцев, голодающих в своих фавелах. Это – проблема Мадуро. А в случае нарастания недовольства станет проблемой Кабельо: армия и гвардия справятся с любыми бурлениями, тем более что настоящего голода и коллапса потребления действующий режим, скорее всего, не допустит.

Вряд ли московская поддержка станет четвёртым китом опоры венесуэльского социализма с лицом Чавеса. Да, пожалуй, этот кит особо и не нужен. Три существующих вполне справляются со своей задачей. А для недовольных и опасных элементов есть открытые границы: более 3 миллионов венесуэльцев уже покинуло страну. Это были, в первую очередь, люди с хорошей профессией – повара, механики, медсестры. Бежав из Венесуэлы, они из проблемы превратились для страны в бонус: устроившись в соседней Колумбии, Бразилии или даже Перу, беженцы немедленно начинают поддерживать родных переводами в твёрдой валюте.

Так что, когда Мадуро клянётся перед судьями соблюдать Конституцию Венесуэлы, для изменения которой он уже создал Учредительное собрание, – каждый из тех, кто в теме, понимает: нефть, кокс и контрабанда не требуют у лидера страны никаких клятв. Любое нарушение верности одному из этих трёх китов станет последней ошибкой Мадуро.




Арсений Каматозов

№ 3, 2019. Дата публикации: 16.01.2019
 
 
армия президент баррелей января ценам армии венесуэлы венесуэльского нефти чавеса нефть парламента мадуро кабельо венесуэле кокаина собрание власти социализма россия
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение