наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


Где российскому немцу жить хорошо?

Столетний юбилей создания немецкой автономии на Волге, «негромко» отмеченный в прошлом году, привлёк внимание ряда политиков, историков, социологов, прежде всего из стран постсоветского пространства и Германии. В очередной раз они заинтересовались причинами, способствовавшими переселению немцев на территорию Российской империи, тем, как они интегрировались в местное общество, сохраняя при этом свои обычаи, язык, религию, традиции, но одновременно становясь верными слугами царю и новому отечеству.
 


Автономия по сталинскому рецепту

Не меньший интерес исследователей вызвали малоизвестные факты, связанные с историей возникновения автономии немцев в Поволжье, её ликвидации в 1941-м, упорным нежеланием Кремля восстановить АССР НП, и, как следствие, возникновение мощного автономистского движения и движения советских немцев за выезд в ФРГ. В результате порядка 2,5 миллиона немцев и членов их семей других национальностей переехали в Германию. Но многие остались. Согласно официальным данным в РФ сегодня проживает порядка 350 тысяч немцев.

Об их прошлом, настоящем, будущем, речь шла на состоявшихся в Москве, Берлине и Саратове конференциях, организованных Международным союзом немецкой культуры и Международной ассоциацией исследователей истории и культуры российских немцев при поддержке местных и федеральных органов власти. На одной из них я встретился с профессором Института истории и международных отношений Саратовского госуниверситета, д-ром Аркадием Германом (Arkadij German).

– По иронии судьбы, – сказал Аркадий Адольфович, – период, когда поволжские немцы имели свою автономию, стал заключительным и наиболее драматичным в 177-летней истории их пребывания на берегах великой реки. Депортация 1941 года положила конец существованию не только автономной республики, но и самобытной этнической группы. Если в Поволжье немцы проживали на территории 27 тыс. кв. м, то после депортации были рассеяны на территории в 1,5 млн кв. км, а после мобилизации в Трудовую армию оказались разбросанными фактически по всей территории СССР.

Появились же немцы на берегах Волги в 1760-е годы, образовав вокруг Саратова свыше 100 поселений. В начале ХХ в. их уже было свыше 200, а число поволжских немцев превысило 400 тыс. человек. В целом же в саратовском Поволжье немцы, вплоть до 1941 года, по численности прочно занимали второе место, уступая лишь русским. Ну а одним из самым благоприятных периодов в их истории можно считать конец XIX – начала XX веков. Кстати, именно тогда, в обиход жителей многонационального Поволжья прочно вошли выражения «наши немцы», «немецкие колонки», т. е. колонии.

Полностью интегрировавшись в местный социум, немцы перестали быть «чужаками», заняв прочные позиции в городской экономике, сельском хозяйстве, местном самоуправлении и культурной жизни региона. Но Первая мировая война и массированная антигерманская пропаганда превратили едва не всех немцев России во «врагов» и «предателей» со всеми вытекающими из этого последствиями.

К чести саратовского Поволжья следует отметить, что здесь в отличие от Москвы, Петрограда, ряда других городов империи сформировавшаяся за полтора века совместного проживания толерантность к местным немцам сохранялась достаточно долго. Немецких погромов в Поволжье не было. Уникальным можно считать и то, что дважды, в 1914 и 1915 годах, городская дума большинством голосов отклоняла предложение губернатора и части гласных (выборных членов думы) о переименовании Немецкой улицы – одной из главных улиц Саратова.

И всё же весной 1917 года правительство империи приняло решение лишить поволжских немцев не только земли, но и другой собственности и депортировать на восток. Помешала реализации этого плана Февральская революция. После падения самодержавия действие «ликвидационных» законов, лишивших российских немцев собственности, было приостановлено, однако дискриминация во всех без исключения сферах общественной жизни сохранялась. Именно она в условиях демократизации государства и обусловила втягивание поволжских немцев в политическую жизнь.

Весной 1917 года в Саратове возникло автономистское движение – партия «Немцы Поволжья», объединившая предпринимателей, учителей, инженеров, священнослужителей, зажиточных крестьян. Главной целью партии являлась отмена дискриминационных мер в отношении немецкого населения и создание условий для нормальной жизни и национально-культурного развития. Никаких политических задач, тем более связанных с созданием территориальной автономии, эта партия не выдвигала.

В июне того же года возник Союз немцев-социалистов Поволжья, но в отличие от «Немцев Поволжья», особым авторитетом он не пользовался. Когда же в России к власти пришли большевики, то все организации, не соответствующие их духу и целям, включая «Немцев Поволжья», были уничтожены. Но справедливости ради отметим, что большевики, стремясь заручиться поддержкой нерусского населения, а на тот момент это 57 процентов населения страны, приняли Декларацию народов России, провозглашавшую право на самоопределение.

На первых порах немцы, как и другие малые народы, оказались в плену иллюзий этой Декларации. На съезде, состоявшемся в феврале 1918 года, представители немецких сел Поволжья, осудив захват власти большевиками и репрессии против своих национальных лидеров, приняли решение ходатайствовать перед Советским правительством о создании национально-территориальной автономии немцев Поволжья. Сделали они это в надежде, что таким образом смогут сохранить определённую стабильность в немецких сёлах на фоне разраставшейся революционной анархии и гражданской войны. Для этого в Москву к наркому по делам национальностей И. В. Сталину была отправлена делегация, которую возглавили член Союза немцев-социалистов Поволжья и РСДРП(б) Густав Клингер (Gustav Klinger) и основатель Союза немцев-социалистов Поволжья, писатель и журналист Адам Эмих (Adam Emich).

Однако большевиков заботило не суверенное развитие наций, а развёртывание революционного процесса в нерусских областях. Сталин чётко объяснил, что «создать автономию для того, чтобы внутри неё вся власть стала принадлежать национальной буржуазии, советская власть не может». Она за такую автономию, «где бы буржуа всех национальностей были устранены не только от власти, но и от участия в выборах правительственных органов». Именно по такому сценарию 19 октября 1918 года и была создана Автономная область немцев Поволжья.

Российские немцы – оружие… Коминтерна

Надежды на автономию как на оболочку, позволявшую сохранять старые жизненные устои, рухнула практически сразу.

Были ликвидированы крупное и среднее землевладение, предпринимательство, традиционные школы, уничтожены как социальные единицы дореволюционное чиновничество, офицерство старой армии, начались гонения на церковь и т. д.

К 1921 году в ходе Гражданской войны центральная власть ликвидировала в области практически все запасы продовольствия. Разразился небывалый голод, сокративший численность поволжских немцев почти на четверть. При этом любое сопротивление крестьян жестоко подавлялось.

К середине 1920-х годов государственное насилие несколько снизилось, что позволил немецким хозяйствам достаточно быстро восстановиться, однако довоенного уровня достичь им так и не удалось.

В декабре 1923 года Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение преобразовать Автономную область немцев Поволжья в АССР. Одним из основных мотивов этого явилось стремление повлиять таким образом на революционную ситуацию в Германии. И в дальнейшем российским немцам не раз отводилась важная роль в осуществлении коминтерновской политики экспорта революции. При этом автономную республику активно использовали как «витрину социализма» для «братского германского пролетариата», всячески рекламируя «счастливую жизнь поволжских немцев» в «стране рабочих и крестьян». На самом же деле до счастья поволжским немцам было очень далеко.

В ходе коллективизации немецкие крестьяне лишились собственности, к концу 1930-х были разгромлены их традиционные Церкви, запрещена религия. Жестоко пострадала и национальная культура, тесно связанная с религией. Все её дореволюционные достижения и традиции оказались под запретом и расценивались как проявление «буржуазного национализма». Это видно даже из названий принимавшихся тогда партийных постановлений: «Об активизации кулацко-националистических элементов в Немреспублике», «О проявлениях кулацкого национализма в культурном строительстве и на идеологическом фронте АССР немцев Поволжья», «О контрреволюционных вылазках в школах» и т. п.

Одновременно в партийных документах с ссылкой на «компетентные органы» отмечалось, что в школах, техникумах, вузах, учреждениях культуры Немреспублики «вовсю орудуют фашисты» (прямое указание на измену Родине), которые маскируются в «национальный костюм», что проявляется в «засорённости национализмом» учебников, распространении «идеологически невыдержанных» национальных песен, в «выхолащивании интернационализма» из учебных дисциплин, литературных произведений, спектаклей и т. п., в активизации «поповских элементов».

К категории «фашистских проявлений» в постановлениях парторганов были отнесены любые, высказывания, объективно отражавшие положение дел в немецкой автономии, проявление антипатий к Сталину, пересказ анекдотов «антисоветского» содержания и т. п.

В «национал-фашизме» были обвинены многие известные деятели науки и культуры, в том числе профессор кафедры западноевропейских языков и литературы Саратовского университета Георгий Дингес (Georgij Dinges), археолог Пауль Рау (Paul Rau), писатель Гергард Завацкий (Gergard Zawadzki), художник Яков Вебер (Jacob Weber), композитор Ганс Давид (Hans David) и многие другие. Все они подверглись репрессиям. Доходило до абсурда, когда уничтожались (сжигались на кострах) ноты опальных композиторов, не говоря о книгах. Особенно пострадали в этой кампании учителя, преподаватели техникумов и вузов, составлявшие основную часть поволжско-немецкой интеллигенции.

В результате, несмотря на сохранение определённых условий для развития языка, именно тогда были подрублены традиционные устои жизни этноса. Часть немцев, особенно молодёжь, под воздействием мощной пропаганды стала разделять новые «социалистические ценности». Ну а последовавшие за этим ликвидация АССР НП, депортация, Трудовая армия, режим спецпоселения фактически явились третьим серьёзным ударом по традиционным устоям жизни российских немцев.

По мнению профессора Аркадия Германа, в послевоенные годы историческая память российских немцев претерпела существенную трансформацию. На фоне колоссальных потрясений военных и первых послевоенных лет прежняя жизнь многим стала казаться более привлекательной, а реставрация республики на Волге едва не единственным спасением от всех бед и проблем.

Позитивные оценки существования АССР НП поддерживали также бывшие партийные и государственные функционеры. В 1965 году ими была сформирована делегация, отправившаяся в Москву с целью уговорить руководство СССР восстановить немецкую автономию. Но, невзирая на полную лояльность просителей существовавшему режиму, им было категорически отказано.

Одновременно у немцев СССР, родившихся после окончания Второй мировой войны, стала формироваться иная система ценностей и карьерных устремлений, опиравшаяся на официальные и неофициальные действий властей в отношении их народа.

На излёте существования СССР Кремль, так и не найдя решения немецкой проблемы (и не только её одной), пустил всё на самотек. В результате большинство немцев предпочли переехать в ФРГ, но несколько сот тысяч остались в России, где при активном участии Международного союза немецкой культуры и Федеральной национально-культурной автономии российских немцев была создана разветвлённая и достаточно эффективная система самоорганизации российских немцев, основанная на принципах национально-культурной автономии. Иными словами, каждый из немцев бывшего СССР не только выбрал, но и сам проложил путь в свою нынешнюю жизнь: большинство это сделали в ФРГ, а многие в РФ, Казахстане, Украине, Канаде, США и даже Южной Америке.




Александр Фитц, член Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев, Мюнхен

№ 2, 2019. Дата публикации: 11.01.2019
 
 
поволжских немцы культуры империи ссср поволжье одновременно немцев россии жизни автономию немецкой поволжья власти асср истории жизнь национально российских автономии
 
 

Карта АССР немцев Поволжья в 1941 г.
 

Первое правительство АССР НП
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение